Дело Ивана Голунова и наркополитика: приструнить МВДшного дракона

Распределение масс изъятого героина

Публикуем заметку нашего товарища, который уже несколько лет отбывает срок по делу, связанному с запрещенными веществами. В целях безопасности автор пожелал остаться неизвестным.

11-го июня, под давлением многих тысяч протестующих, дело журналиста Ивана Голунова, обвиняемого в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере, было прекращено. После этого большие погоны из МВД объявили о тщательной служебной проверке, да ещё с должностей слетела пара каракулевых папах. Отличная новость, если не вспоминать про подозрение на перелом ребер и сотрясение мозга у Ивана, нанесённые ему лауреатом конкурса "Лучший полицейский Москвы". И перед Иваном, кажется, до сих пор никто публично не извинился?

Дело Голунова породило мощную волну солидарности в обществе. Даже после закрытия самого дела многие продолжили участвовать в акциях. Просто акцент сместился на сфабрикованные дела с подбросом наркотиков и на суровую наркополитику в целом. Вполне закономерное продолжение. И общее количество фабрикуемых дел по "народной" статье 228, и несоразмерные срока за хранение или сбыт давно обсуждаются в обществе. Скандал, связанный с делом корреспондента "Медузы", стал той ситуацией, через которую наркополитику с критических позиций начали обсуждать публично и массово.

У каждого из протестующих были свои причины участвовать в поддержке Голунова. После освобождения Ивана единство было утрачено, потому что для одних свобода журналиста была конечной целью, а другие в этом видели лишь первый шаг к реформе законодательства по 228 статье.

Масла в огонь подлили Тимченко и К°, фактически слившие московский марш 12 июня. Вероятно, отчасти из-за этой сделки с властями и закрыли дело Голунова. Баш на баш. "Мы вам Ивана-будь-он-проклят-Голунова, а вы - открещиваетесь от марша и призываете туда не ходить". Но не приняли в расчёт господа в погонах, что дело Голунова стало консолидирующим для всех, кого задевал любой из противоправных пунктов - от подкидывания наркотиков до избиений и морального давления со стороны полиции. И зря не приняли.

12 июня на улицы вышли люди с "антиправительственным лозунгом "Иван Голунов"" и прочими конструктивными предложениями к властям. Растерявшиеся было силовики быстро опомнились и отреагировали единственным знакомым "действенным" методом - массовыми задержаниями. Противодействовали всеми доступными видами войск - были подключены бойцы ОМОНа, Росгвардии и даже военные. Всё, лишь бы не допустить. В результате больше пятисот активистов, журналистов и мимо проходящих людей оказались в отделениях полиции. Большинство задержанных, к слову, были отпущены до наступления ночи. На сегодня наступило некоторое затишье, ждём следующего раунда.

В ситуации с Голуновым, что называется, звёзды сошлись. Причем для пары московских генералов МВД они сошлись клином. Иван Голунов - это медийная личность без сколь-нибудь заметных пятен на репутации, типа харрасмента, как у его тёзки и коллеги Колпакова. Результаты его журналистских расследований неудобны власть предержащим, но важны и симпатичны людям. По наркотеме Иван также не был нигде замечен ни в качестве юзера, ни, тем более, сбытчика путём продажи. Или дарения (представьте, за это тоже дают до 20 лет).

Как было справедливо замечено на одном из интернет-порталов: "странный способ зарабатывать себе лёгкие деньги, продавая наркотики и параллельно занимаясь журналистскими расследованиями "для прикрытия". Это даже не лёгкий БДСМ, это нужно конкретно любить страдания и стремиться в тюрьму на долгий срок. Куча нарушений и подлогов со стороны МВД и правильное поведение Ивана после его задержания стали финальными штрихами сложившейся картины.

Понятное дело, что коллеги по цеху сразу организовали акцию поддержки. Тысячи россиян, узнав о задержании, о том что вменяется, увидев жонглирование фотографиями и вещественными доказательствами на официальном сайте пресс-службы МВД, о побоях, о недопуске адвокатов, возмутились происходящим. Эта реакция дала коллегам Ивана стимул продолжать увеличивать градус медийного давления. Вспомните хотя бы выход с "ЯМы ИванГолунов" на первой полосе трёх ведущих деловых газет страны. Даже проправительственные журналисты плескались в брызгах хайпа и, чтобы совсем не упасть в грязь лицом перед аудиторией, пытались усидеть на двух стульях, то призывая к солидарности, то убеждая, что следствие само разберется. А после прекращения дела они пытались сделать из Голунова смесь Гагарина с Иисусом.

Пара дней давления гражданского общества - и Голунов на свободе, а дело прекращено. И это конечно хорошо, но только в конкретной ситуации с Иваном. Большинство тех, кто попадается в лапы правосудия по такому же принципу, не столь известны, они не имеют большого медийного ресурса и навряд ли люди подключатся защищать их в таком масштабе.

Для примера среднего успеха вспомните дело Артёма Лоскутова (Голунов, кстати, тогда освещал это дело). В 2009 году художнику подкинули траву за активную гражданскую позицию, промурыжили с месяц в СИЗО, затем, благодаря общественным акциям в поддержку Лоскутова в разных городах России и за границей, его перевели на домашний арест. В конце концов, несмотря на многие процессуальные нарушения, ему присудили штраф в размере 20 тысяч рублей. По сути Артёма всё равно признали виновным, просто без вынесения срока. Если бы не было общественной поддержки, неизвестно какой вердикт вынесли бы судьи.

А теперь давайте поставим на место Ивана или Артёма себя. Много ли людей "впишется" за меня или вас, в случае подброса наркотиков? Сколько средств массовой информации будет разбираться в ситуации вместо того, чтобы тупо перепечатать пресс-релиз с официального сайта МВД? Много ли людей будут доверять вашим словам, комментариям вашего адвоката или представителя, если вы сначала оговорите себя под пытками?

В тюрьмы и лагеря попадает много людей, которые либо никак с наркотиками не связаны, либо являются простыми потребителями. Первые - жертвы статистики палочной системы МВД, либо строптивые ребята, которые не захотели откупаться и попробовали качать права. Вторые - жертвы обстоятельств и своей зависимости, которых либо сдали другие потребители в попытке купить себе свободу за счёт чужой, либо сами сотрудники объединили в некий наркосиндикат для повышения всё той же раскрываемости преступлений. Рапорт о ликвидации ОПГ, распространяющей наркотические вещества, с большей вероятностью будет оценен начальством премией или повышением.

В связи со всем вышесказанным хотелось бы иметь какие-то гарантии, уверенность что ты сам не окажешься на месте Голунова. Тем более многие журналисты прямо так и писали, а общественники говорили, что "в любой момент с тобой может произойти то же самое. Просто чтобы убрать тебя с дороги, как неудобного человека". Это было одной из основных причин, почему люди выходили на акции поддержки.

Разговоры о необходимости гуманизации "политической" 228 статьи ходят давно. И в Госдуме с февраля месяца даже собирается первая рабочая группа по этому вопросу. И возможно сейчас, в свете последних событий, группа работает особенно интенсивно. Как бы то ни было, по факту воз и ныне там. Силовики и госаппарат не заинтересованы в декриминализации 228 статьи. Это ставит под удар уровень раскрываемости (палочная система ведь никуда не делась). Из-за смягчения законодательства может исчезнуть удобный способ усмирения чрезмерно активных граждан. Сверхприбыли от крышевания наркотрафика силовиками тоже могут упасть - чем запретнее желанный плод, тем больше за него заплатят.

С другой стороны огромными скачками растёт количество осужденных по 228 - более 100 000 ежегодно. С этой цифрой растёт и вовлечённость в наркополитику обычных граждан - через посаженных родственников, друзей, знакомых и коллег. У людей закономерно возникают вопросы по поводу соблюдения УПК и сроков за наркопреступления.

Потребность в пересмотре народной статьи назрела давно, но большая часть обсуждений касается только пунктов по хранению. Строгость закона по сбыту наркотических веществ, который можно будет на раз навесить на любого наркопотребителя, скорее всего не изменится. Широкий жест со стороны правительства, который несёт смысовой нагрузки не больше какой-нибудь резолюции ООН или большой двадцатки. Если граждане хотят добиться полноценной гуманизации 228 статьи УК РФ, то гуманизация должна коснуться всех её пунктов.

Осужденные тоже в курсе происходящего на воле. Кто-то сам мониторит события, а кого-то информируют родные и близкие. Лагерь в курсе и про сам арест Голунова, и про акции поддержки журналиста. Полноценных дискуссий на эту тему я не заметил, но зеки радовались, когда удалось приструнить МВД-шного дракона.

По поводу смягчения 228 статьи у арестантов нет единого мнения. Больше всего разговоров о возможных изменениях идёт среди тех, кому вменили сбыт. Оно и неудивительно - в основном это молодежь от 18 до 30 лет, которым за закладки дали срок больше, чем грабителям за вооруженный налёт. Чтобы посидели и подумали лет 10-12, что они натворили. Матёрые арестанты, отсидевшие по 10 лет и больше, скептически относятся к ожидаемым изменениям - "сколько раз проходили слухи о глобальном изменении законодательства, но всё осталось на своих местах".  "Два гуся, восьмое марта" - как иногда называют 228 статью - ещё долго будет лидирующим "поставщиком" зеков в российские колонии, если кардинально не пересмотреть каждый её пункт, от хранения до сбыта. А помочь осуществиться этому может только неослабевающее давление на МВД и правительство со стороны народа.

Вот навскидку то, что можно и нужно сделать в законодательстве прямо сейчас, если брать по минимуму (я понимаю, что с ходу общество не одобрит полной легализации наркотических веществ):

  1. В первую очередь нужно увеличить минимально допустимый вес, допустимый для хранения. Для примера: у героинщиков, которые юзают не один год, суточная доза героина - пусть будет даже 0.5 грамма - уже попадает под уголовную ответственность. То же самое происходит и с другими веществами. При определении веса ориентироваться на количество наркотического вещества в смеси, а не по общему весу самой смеси.

  2. Разрешить доступ к использованию в лечебных целях марихуаны и ряда других препаратов. Например, аддералл или риталин, запрещенные в России, в других странах используют при лечении СДВГ. 

  3. Отменить любые ограничения прав только на основе диагноза "наркомания" или на основе информации, что человек допускает употребление наркотиков.

  4. Провести глобальную амнистию осужденных по всем статьям о наркотиках. В том числе тех, кто в первый раз отбывает срок за сбыт в крупном и особо крупном размере.

  5. Предоставить гражданам максимум информации по психоактивным веществам, их воздействию на здоровье и способах снижения вреда при их употреблении. Наркотики присутствуют в жизни людей на протяжении всей истории человечества, а общество в большей своей массе почти ничего о них не знает.

  6. Отменить какую-либо ответственность за употребление наркотических веществ. Иначе, следуя такой топорной логике государства, нужно криминализировать и алкоголь. Уголовную же ответственность за любые действия с наркотиками без цели их продажи заменить административной.

На картинке:

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

"Хватит жаловаться на жизнь! Почему бы желающим, людям, которых не устраивает низкая зарплата или безработица, не продать, например, квартиру и самим не организовать свое дело, бизнес, или даже кооператив?". Это - пошлость, которую часто можно услышать от деток богатых родителей или от...

1 неделя назад
1
Алла Демидова в роли Марии Спиридоновой
Michael Shraibman

Политолог Аркадий Дубнов пишет: "В этот день (6 июля) в 1918-м чуть ли не рухнула Советская власть, когда левоэсеровский мятеж посягнул на большевистский режим, подписавший "похабный Брестский мир" с Германией". Это распространенный миф. В действительности левые эсеры были...

1 неделя назад
1

Свободные новости