Интервью с представителем Анархо-синдикалистской федерации Бангладеш

BASF

Публикуем перевод интервью с активистами анархо-синдикалистской федерации Бангладеш, взятого немецкими товарищами несколько месяцев назад.

Вопрос: Мы ничего не знаем об анархо-синдикалистском движении в Бангладеш. Пожалуйста, расскажите, как все началось. Существовали ли в стране длительные анархистские традиции или профсоюзное движение? Были ли контакты с другими странами?

Ответ: Анархистское рабочее движение Бангладеш существует менее 5 лет. Оно возникло на развалинах потерпевшего крах марксизма-ленинизма. В предшествующий период истории Бангладеш марксизм-ленинизм имел гегемонию (в левом и рабочем движении, – прим. перевод.). Это было время глубокой веры в идеи Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, Мао Цзэдуна и Троцкого. Насколько мне известно, никто в движении не знал об анархизме как политической идеологии на протяжении десятилетий. Мы развешивали портреты марксистских вождей, изучали их книги и интегрировали их идеи в свою повседневную жизнь. Нашей целью в жизни было стать социалистическими революционерами. Мы были настолько ревностными в своей вере в лучший мир, что жертвовали одеждой ради книг, а едой – ради бумаги.

Социалистическое движение в Бангладеш уже было активным, когда мое поколение перешло от изучения социализма к содействию развитию массового социалистического движения. В столице Дакке мы помогали в распространении просоветских газет, присоединились к студенческим организациям, участвовали в митингах. Мы объясняли социализм народу, рабочим на фабриках и в полях. Нас вели наука и свобода слова, и мы распространяли наши идеи, не навязывая их. Но сталкивались с отторжением со стороны общества и испытали гибель наших усилий. Когда мы выступали в районах, где преобладали мусульмане, многие клеймили нас как атеистов и неверных. А иногда нас не только обвиняли; многих из нас убили. Наша борьба – это кровавая история. Мы потеряли многих товарищей. Но хотя репрессивный аппарат пытал и убивал нас, мы продолжали верить в революцию и пытались делать шаги в направлении ее. Наша работа содействовала росту числа социалистических организаций и сторонников в городах и деревнях. Эти организации намеревались вести борьбу против тирании угнетения, против национальной военной диктатуры и против империализма.

В 1980-х годах мы могли слышать об авторитарной природе Советского Союза и Китая и существующих там противоречиях. Мы не верили, что это правда, что "научный" социализм может оказаться неправильным. Скорее, мы считали это пропагандой империалистов и ЦРУ. Последующий крах Советского Союза и низвержение статуи Ленина глубоко потрясли нас. Вместе с Восточным блоком, изменились "социалистические" страны мира. Они отошли от малейшего внешнего налета социализма и открыто бросились в объятия капиталистической перестройки. Это вызвало глубокое потрясение в идеях нашего движения. Мы снова и снова перечитывали классиков марксизма. Но никто из них не мог помочь нам понять крах "социализма". Тогда мы стали интересоваться революционерами, которые критиковали марксизм-ленинизм. Это привело нас к чтению работ многих анархистов, таких как Михаил Бакунин, Уильям Годвин, П.-Ж. Прудон, Петр Кропоткин, Эмма Гольдман, Эррико Малатеста, Александр Беркман, Макс Штирнер, Элизэ Реклю и Ноам Хомский. Их работы были не в печатном виде, и их не было на языке бенгали, так что нам приходилось читать анархистские тексты в Интернете на иностранных языках.

В 2012 г. многие из нас, бывших марксистов, уже получили ясное представление от анархо-синдикализме, благодаря постоянному изучению в Интернете. Поскольку я участвовал в борьбе рабочих чайных плантаций с 2000-х гг., мы стали применять анархо-синдикалистскую практику вначале среди работников чайной отрасли и среди близких политических друзей, развивая Рабочий совет чайной отрасли. Этот совет не действовал от имени какой-либо особой доктрины или партии. Поскольку старые, авторитарные пути сохранялись, были необходимы четкое выражение анархизма и перегруппировка на основе анархистских принципов. В результате 1 мая 2014 г. активисты сформировали комитет в составе 23 членов, представлявший тех, кто разделял принципы анархо-синдикализма. Этот комитет сегодня способствует развитию анархо-синдикалистских организаций примерно в 60 местах в Бангладеш. Теперь мы получили помощь от Анархо-синдикалистской федерации Австралии, которая помогает нам улучшить нашу организацию. С ее помощью мы пытаемся также стать членами Международной ассоциации трудящихся. Мы ищем солидарности со стороны товарищей во всем мире. Мы хотим вместе работать со всеми.

Вопрос: Считаете ли вы, что анархо-синдикализм – это хорошая идея для вашей жизни в Бангладеш?

Я считаю, что капитализм основан на подчинении и эксплуатации трудящегося класса. Работники угнетаемы, потому что вынуждены работать при принудительном режиме управления и не могут контролировать реализацию своих способностей и свой труд. Для того, чтобы трудящийся класс смог освободиться от такого положения, ему необходима стратегия. Такая стратегия должна работать и показать, что у нее есть шанс добиться освобождения. Это означает, что она должна хорошо "соответствовать" цели. Если массы ведут борьбу за то, чтобы заменить капитализм социалистической формой, то нет смысла бороться, если результатом будет попросту новая форма угнетения со стороны нового класса хозяев. Поэтому необходимо продумать, как наша стратегия может привести к такому социализму, при котором массы будут по-настоящему контролировать общество, а работники – свои рабочие места. Преимущество анархо-синдикализма я вижу в том, что он имеет наилучшие шансы создать такой социализм, при котором не будет нового правящего класса, и работники будут контролировать (свою жизнь, – прим. перевод.). Анархо-синдикалистская стратегия означает создание рабочих союзов, которые контролируются их членами, и налаживание более широкой солидарности в трудящемся классе. Идея в том, чтобы построить рабочее движение, которое не сосредоточено лишь на борьбе с отдельным нанимателем, но способно вести борьбу за более системные изменения и может работать в союзе с другими социальными движениями. Это означает, что работники должны выстроить солидарность между различными отраслями, отдельными группами угнетенных. Только такое рабочее движение будет способно стать силой коренного изменения социальной структуры. Создание союзов, контролируемых их членами, предвосхищает рабочее управление на производстве.

Проблематичность других стратегий социализма состоит в том, что они либо неспособны выйти за рамки существующего общества (как электоральный социализм и кооперативизм), либо заканчивают тем, что передают власть в руки государственных лидеров и демонстрируют тенденцию к созданию нового класса бюрократических боссов. Анархо-синдикализм, напротив, устроен так, чтобы избежать создания нового класса бюрократических начальников, не допуская сосредоточения власти в виде государственной бюрократической машины.

Сколько групп у вас есть сейчас, в каких отраслях и на каких рабочих местах они организуют людей? В каких городах они расположены?

Анархо-синдикалистская федерация Бангладеш (BASF) организует трудящихся на низовом уровне в различных отраслях. Трудящиеся BASF представляют различные отрасли: от чайных плантаций до пищевой отрасли, от изготовления рикш до изготовления керамики, от кирпичного производства до строительства, от транспорта до технического обслуживания, от охраны домов и фабрик до грузчиков, от уборщиков до продавцов и от работников продуктов магазинов до рабочих-металлистов. BASF организовала уже около 60 групп в различных местах, число членов в них превышает 1600, причем 45% из них – женщины. В качестве членов принимаются только наемные работники. Несмотря на то, что они работают в ряде крупнейших и важнейших отраслей, работники получают крайне низкие зарплаты. Например, работницы, занимающиеся приготовлением пищи, получают 45 така (0,54 доллара США) за 8-часовой рабочий день. Работники керамического производства получают 55 така (0,66 долл.) в день. Более того, на фабриках нет вентиляции, охлаждения; надзиратели подвергают работников произволу.

Создавая отраслевые ассоциации, BASF организует работников с тем, чтобы они добивались повышения зарплаты, оплаты работы по праздникам и выходным дням и улучшения условий труда. Отраслевые ассоциации ("шомити") позволяют BASF вести борьбу за специфические нужды и сохранять отраслевую автономию. Каждая из ассоциаций имеет секретаря и казначея; секретарь действует как делегат, представляющий ассоциацию в BASF при принятии решений на уровне федерации.

Студенческая ассоциация BASF работает над продвижением требований о бесплатном образовании для всех; ассоциация работников чайных плантаций, помимо требований о повышении оплаты и улучшения условий труда, выдвигает требования прав на землю. Патриархат пропитывает повседневную жизнь людей и препятствует делу организации: например, женщины стесняются высказываться на встречах ассоциации в присутствии мужчин. Среди работников чайных плантаций такое происходит в меньшей степени, поскольку мужчины и женщины вместе трудятся на холмах. Чтобы усилить участие женщин, BASF предприняла усилия по созданию отдельной анархо-синдикалистской женской федерации.

BASF работает независимо и пока не входит в какую-либо более крупную анархистскую организацию. BASF понимает, что капитализм – это явление всемирное, и на него следует реагировать на глобальном уровне путем солидарных действий в различных местах. Однако такой интернационализм требует развития организации на страновом уровне, и для BASF это серьезный вызов. Если организация не зарегистрировано, организаторы собрания в Бангладеш могут получить до 5 лет тюрьмы. В настоящее время BASF имеет официальное свидетельство о регистрации, и это может послужить щитом. Однако, несмотря на регистрацию организации, нет разрешения на проведение собраний от местного отделения полиции. Анархизм внушает подозрения местным власть имущим. BASF настороженно относится и к империалистическим / колониалистским тенденциям у возможных партнеров-анархистов с глобального Севера.

BASF стремится бросить вызов укоренившемуся господству в бангладешской культуре. Господство натурализовано во все обществе – от отношений между членами семьи до отношений между муллами и верующими, от отношений между учащимся и учителем до отношений между министрами и гражданами. Лицо, занимающее авторитетное положение, рассматривается как неоспоримое; ему позволяется полностью удовлетворять свои садистские импульсы. Наши студенческие организации рассказывают о широко распространенной практике "посвящения", когда студенты из высших классов подвергают сексуальным пыткам студентов из низших классов в университетах. Когда организаторы из BASF протестовали против широких сексуальных пыток в университетах, тысячи людей осудили то, что они посмели поставить под вопрос авторитет высших классов. Люди привыкли думать о политике как о деле приверженцев, организованном в иерархические бюрократические структуры. Как только вы говорите людям о вступлении в организацию (BASF), они сразу думают о том, как бы стать председателем, секретарем и т.д. Не получая этой роли, они теряют интерес и уходят.

Что касается членов, то, участвуя в мероприятиях BASF, трудящиеся жертвуют своим рабочим временем. Это работники, которым хватает заработанных денег только на еду; в дни, когда они не работают, им нечем заплатить за еду. У BASF не хватает ресурсов (от еды до мебели), чтобы собирать всех членов своих ассоциаций на длительные конференции и встречи.

В BASF входят 60 ассоциаций, и она получила заинтересованные письма от многих других, но не имеет возможности ни интегрировать всех, ни даже провести встречи с заинтересовавшимися людьми в других частях Бангладеш. BASF полна решимости перейти от чисто зарплатной борьбы к созданию более широкого социального движения. Выступая против авангардизма, она желает создать пространства для коллективного размышления и действия. Она убеждена, что политическая практика требует повышения степени образования и сознательности среди наемных работников всех отраслей, но в настоящий момент она в состоянии организовывать работников лишь ненадолго ради конкретных задач. Для дальнейшего политического образования у BASF отсутствует необходимая инфраструктура. У нее нет офиса, библиотеки или места, где можно собраться; не хватает компьютеров, оригинальных и переводных изданий и людских ресурсов для организации проектов по народному просвещению. Несмотря на нехватку ресурсов, "шомити" BASF выработали общее коллективное чувство среди своих членов, добивались повышения зарплаты и участвуют в практике взаимопомощи в своих отраслях. После природных катастроф в регионе члены BASF вместе трудятся для восстановления домов своих членов, без какой-либо помощи извне. При болезни или в случаях семейных событий, таких как свадьбы, члены соединяют свои ресурсы для помощи другим. BASF призывает другие анархистские организации и федерации помочь переводу доступной литературы для бенгальских читателей. Есть люди, которые читают в Интернете, и мы можем достичь их, если у нас будет больше анархистских текстов на языке бенгали. Отныне мы должны писать на бенгали.

Анархо-синдикализм – старая, но по-прежнему молодая идея рабочего движения в Европе. Предполагаю, что обстоятельства в Бангладеш иные. Какая часть исторической и современной практики анархо-синдикализма вас вдохновляет, какая не может быть полезной и должна быть опущена или изменена? Как анархо-синдикализм может быть адоптирован к экономическим и культурным условиям сегодняшней Бангладеш?

Любая современная экономика носит сложный характер, простота же будущей анархо-синдикалистской экономики состоит в том, что ее можно определить несколькими основными принципами. Экономика будет действительно анархо-синдикалистской, если: 1) В ней нет механизма прибыли, концентрации богатств и капитала; 2) Производственные единицы управляются коллективно трудящимися и находятся под прямым и демократическим контролем трудящихся; 3) Все организационные / административные органы состоят исключительно из отзываемых и подотчетных делегатов, избираемых массовыми собраниями на рабочих местах или в общине; 4) Собственность является общей (хотя, разумеется, мы все имеем право на свое жилье, личные вещи и т.д.); 5) Любая работа является добровольной, а блага и услуги – на равных доступными для всех. Денег, зарплаты и цен не существует; 6) Существует значительный уровень экономического планирования, но оно не является централизованным. Региональное и еще более широкое планированию подлежат более сложные и крупные производства; местное производство и потребление не подлежит региональному планированию, но осуществляется на основе самообеспечения.

Экономика, работающая на этих принципах намного более желательна и эффективна в плане качества жизни, чем нынешний капиталистический хаос. Есть различные пути, на которых люди могут почувствовать стимулы к добровольному труду и на которых могут работать местные и региональные экономики. Некоторые люди могут перейти в экономические единицы, которые их устраивают. Некоторые экономические структуры могут быть упрощены, основываясь в большей степени на самообеспечении, чем на чем-то ином, другие будут интегрированы и производить блага более комплексно. Есть множество решений, но принципы обеспечат, чтобы у каждого было время и была склонность участвовать в планировании и работе их экономики. Это далеко отстоит от нынешней проржавевшей, коррумпированной и цинично эгоистической системы, от которой мы имеем несчастье страдать сегодня.

Переход от одной системы к другой непрост, но человечество создало капитализм – и оно может заменить его. Коллективный акт изъятия контроля над нашим собственным экономическим существованием из рук капитализма – это давно назревшая революция, в которой мы столь отчаянно нуждаемся. Успешность замены капитализма будет измеряться тем, насколько мы сможем взять под контроль свою собственную судьбу, а не попросту передать ее какой-то другой власти, как это делали провалившиеся революции прошлого.

Действительный прогресс достигается лучше всего не путем составления детальных планов (так достигается только соскальзывание в абстрактную политику и вождизм), но путем отстаивания основополагающих принципов и концентрации усилий на действии с целью реальных перемен. Подлинная демократия требует подлинной солидарности – а это означает договориться об основах и доверять самим себе, а остальное человечество приступит к делу. Ключ в том, чтобы "сохранять это реальным".

Анархо-синдикализм – это стратегия, позволяющая трудящемуся классу освободиться от капиталистического режима классового угнетения и создать систему либертарного социализма, основанного на производстве, управляемом трудящимися. Это возможно в Бангладеш, потому что трудящиеся могут создать свои союзы, находящиеся под их прямым контролем. Я понимаю, что после Второй мировой войны профсоюзы стали все более бюрократическими. Так было тогда, так остается и теперь. Профсоюзы имеют очевидные проблемы. Теперь трудящимся необходимо создать новые союзы, которые они смогут контролировать непосредственно, путем общих собраний и советов, состоящих из выборных делегатов (или шоп-стюардов). Находящееся под прямым контролем трудящихся и боевое профсоюзное движение, профдвижение, основанное на классовой солидарности, стало бы куда лучшей формой и дало бы трудящимся средство для тго, чтобы произвести перемены в обществе. Основная идея в том, чтобы такие союзы, которые самоуправляются их членами, предвосхищали и предвещали форму социализма, при которой трудящиеся будут самоуправляться на рабочих местах и предприятиях. Это куда лучшая форма социализма, чем провалившиеся государственнические модели "социализма" в ХХ веке.

Но создание самоуправляющихся рабочих союзов – это только исходная точка. Цель анархо-синдикализма – основополагающее, структурное изменение общества, порывающее с капиталистическим режимом, его системой классового подчинения. Но анархо-синдикализм борется и против других угнетательских аспектов капиталистического режима – его системных форм неравенства, таких как расизм, неравенство между полами, опора на репрессивную и бюрократическую государственную машину "сверху вниз". Так что вопрос о том, возможен ли анархо-синдикализм, следует переформулировать в вопрос о возможности преобразования общества в либертарный социализм.

Для того, чтобы это стало возможным, необходим союз рабочих союзов и социальных движений таких масштабов, организационной силы и боеспособности, чтобы он мог составить угрозу для самого выживания капиталистического режима.

Что вы с товарищами думаете о бангладешско-германском обмене? Анархо-синдикалистская практика предполагает не только организацию трудящихся в рабочие союзы, но и организацию производства своими силами. Что вы думаете о создании коллективного предприятия и обмене произведенными благами между германским и бангладешским анархо-синдикалистским движением? То есть, не просто о капиталистической "справедливой торговле", а о коллективной "революционной экономике"? Существуют ли здесь возможности для создания анархо-синдикалистских коллективов для будущей экономики, как вы думаете? (Этот момент может привести к большей дискуссии, так что, пожалуйста, постарайтесь ответить).

Мне кажется, что зачатки такого возможного бангладешско-германского обмена или "революционной экономики", как было упомянуто, уже имеются. Сейчас у нас нет сейчас достаточных технических или финансовых средств для создания кооперативов своими собственными силами, но мы уже обсуждали возможность этого, когда средства появятся. Мы смогли бы создать кооперативы, если бы у нас образовались дополнительные средства. Но их трудно накопить в ситуации, когда у нас по-прежнему остаются проблемы с тем, чтобы люди могли наесться. Как уже говорилось, BASF сейчас переживает период быстрого роста, и надо удержаться на этом уровне. Создание анархистских союзов на рабочих местах поглощает все наше время. Но все это будет тем более возможным, чем больше сестер и братьев из-за рубежа будут говорить с нами об этом. Мы приветствуем новости, которые контрастируют с аморальными расточительными привычками, которые мы наблюдаем на протяжении всей жизни. Мы видели ужасающую несправедливость более сильных государств и народов, с использованием таких стран, как Бангладеш, для извлечения преимуществ высокой покупательной способности их валют за счет жестокого обнищания у нас.

Предложения такого, нового обмена в корне противоположны этому. Их солидарное содержание радует нас. Я знаю, что анархисты и рабочие в США также хотели бы использовать такую экономику, чтобы повернуть оружие эксплуататоров против самих же эксплуататоров здесь, в Бангладеш. Я очень рад слышать от других людей из-за рубежа, что они хотят сделать то, что в их силах, чтобы помочь нам. Если такие коллективы здесь возникнут, их участники должны будут внимательно фиксировать их развитие, так чтобы они находились в гармонии с общим движением и соединялись с его революционным характером. Я думаю, они бы социализировали свои ресурсы, помогая удовлетворять самые насущные организационные и материальные нужды наших членов, что могло бы открыть уникальную возможность, немыслимую вне рамок такой солидарной экономики. Сейчас мы наблюдаем успехи в нашей профсоюзной организации, и нам трудно сосредоточить наши усилия на другом, особенно поскольку руки у нас связаны борьбой на таком количестве рабочих мест. Думаю, что товарищи из-за рубежа могли бы приехать сюда, чтобы оказать нам техническую помощь и сделать это возможным, так как наши руки настолько заняты. Но это идея и чувство, которые, как я надеюсь, будут и дальше расти. Я благодарен всем товарищам, которые обсуждают это.

Что вы думаете относительно других аспектов свободного общества – например, как вопрос о женской эмансипации поднимается в вашей организации. Что думают об этом ваши товарищи-женщины?

С целью эмансипации женщин мы уже сформировали Женский анархо-синдикалистский союз Бангладеш (BAWU). BAWU видит причины угнетения женщин в экономической системе феодализма и капитализма, а не в качестве слабости "национального характера" или культуры. Большая часть идейных воззрений союза сформулирована его основателями. Они делают упор на классовой эксплуатации женщин, выделяя, в качестве наиболее угнетаемых, сексуальных работниц, домашнюю прислугу и женщин-работниц на фабриках. Союз критикует неравное распределение богатств и отвергает подчинение борьбы трудящихся-женщин какому-либо иному идеологическому делу. Заявляя, что "цель равенства не может быть достигнута, кроме как через освобождение женщин", BAWU рассматривает свободу женщин, как нечто такое, чего женщины должны добиться сами, ведь расчеты на то, что другие дадут им их права, до сих не сработали и, очевидно, не сработают никогда. Революционная перемена, а не реформа рассматривается как единственный путь вперед.

В этом плане, BAWU и идеи, которые он представляет, являются совершенно новым явлением для бангладешских женщин. В союзе царит смесь радости, удивления и воодушевления. Мы надеемся, что наше освободительное видение и практика будут и далее расти.

Последнее пробуждение анархистского духа в народе Бангладеш вызывает большую перемену в обществе, которая, как мы надеемся, сможет продолжиться с расширением нашего опыта и образования. На протяжении десятилетий мы ничего не знали об анархизме, очень простых, но глубоко уникальных идеях, которые соответствуют глубинам нашей человечности. Те из нас, кто выросли в авторитарном обществе и открыли анархизм в более позднем возрасте, имеют меньше всего оснований предполагать, что наше видение свободы является наиболее всеобъемлющим. В конце концов, мы жили подчас совершенно не замечая самых простых и естественных вещей. Мы по-прежнему будем готовы принимать и рассматривать новые или лучшие идеи, которые обогащают личную свободу и достоинство. Некоторые из них придут из наших взаимодействий с другими обществами. Возможно, мы обнаружим доколониальный образ жизни, который был скрыт от нас, и вновь обретем наше наследие.

Разумеется, быть открытыми для новых идей – это самое простое. Распространять их и защитить тех, кто хочет выдвигать их в противовес врожденному консерватизму в простых людях и институтах – куда более сложная задача. Мы надеемся, что вырастим анархистское поколение, которое сможет продолжить эту работу. Конечно, мы находимся только в самом начале.

Есть ли у вас синдикалистские исследовательские группы, связанные с вашими рабочими союзами?

Пока нет.

Каковы ваши цели на ближайшее будущее? Как европейские товарищи могли бы вам помочь?

Наши главные цели таковы:

  1. Анархо-синдикалистская федерация – это либертарное рабочее движение, организованное на анархо-синдикалистских принципах. Мы стремимся к созданию общества, основанного на свободе, взаимопомощи, федерализме и самоуправлении.

  2. Мы считаем, что трудящийся класс и класс нанимателей не имеют ничего общего. Борьба между этими двумя классами должна продолжаться до тех пор, пока трудящиеся мира не организуются как класс, не завладеют землей и механизмом производства и не уничтожат систему наемного труда.

  3. В настоящем мы принимаем активное участие в борьбе за солидарность трудящихся, сокращение рабочего времени, немедленное повышение зарплаты и улучшение условий труда. Мы активно сопротивляемся любым атакам против трудящихся, таким как принудительный труд, штрейкбрехерство, побуждение к увеличению производства, увеличение рабочего времени, урезание зарплаты или безработица.

  4. Мы хотим самообразования работников и по месту жительства, направленного на полное самоуправление производством, распределением, социальной организацией и сохранением здоровой экологической среды обитания. Это желание осуществляется путем экспроприации богатств работниками и общинами и создания альтернативной экономической системы.

  5. Мы выступаем против любой экономической и социальной монополии. Мы стремимся не к завоеванию политической власти, а к полной ликвидации всех государственных функций в жизни общества. Поэтому мы отвергаем любую парламентскую деятельность и иное сотрудничество с законодательными органами. Мы верим в борющиеся организации на рабочих местах и по месту жительства, независимые от всех политических партий и профсоюзных бюрократий и противостоящие им.

  6. Наши средства борьбы включают образование и прямое действие. С тем, чтобы обеспечить полное участие всех как в нынешней борьбе, так и в будущем самоуправлении общества, мы выступаем против централизма в наших организациях. Мы организуемся на основе либертарного федерализма, снизу вверх, без всякой иерархии, с полной свободой инициативы местных и региональных групп. Все координирующие органы Федерации состоят из отзываемых делегатов с конкретными задачами, определяемыми местными общими собраниями.

  7. Мы считаем своей страной весь мир, и своей семьей – все человечество. Мы отвергаем все политические и национальные границы и стремимся разоблачать произвол и насилие всех правительств.

  8. Мы боремся с любыми позициями и утверждениями, которые наносят вред и ущерб солидарности трудящегося класса. Мы выступаем против любых идеологий и учреждений, которые стоят на пути к равенству и праву людей повсюду контролировать их собственную жизнь и окружающую их среду.

Европейские товарищи могут поддержать эти цели в следующих областях: BASF просит о технической и финансовой помощи в следующих областях:

  1. Нам необходима некоторая финансовая помощь в развитии нашей инфраструктуры связи для нашей организационной работы. Оставшиеся средства будут потрачены по решению наших членов на необходимые усилия, включая образование, профсоюзные кампании, кооперативные возможности, транспорт и питание.

  2. Наше движение в настоящее время распространяется по стране. Улучшение нашей инфраструктуры связи поможет нашей организационной деятельности в более чем 60 местных отделений, которые мы уже создали, и в различных отраслях¸ в которых мы утвердились.

  3. Расходы на перевод с английского языка на бенгали: Рабочее анархо-синдикалистское движение Бангладеш не старше 5 лет, и нам отчаянно нужны печатные материалы для образования и организации. Мы организуем здесь, в Бангладеш, "Бенгальский проект перевода и публикации". Мы приступили к переводу некоторых основополагающих книг по анархизму, написанных такими теоретиками, как Бакунин, Уильям Годвин, Прудон, Кропоткин, Эмма Гольдман, Малатеста, Александр Беркман, Штирнер, Элизэ Реклю, Ноам Хомский и т.д. Наш изначальный план предусматривает перевод и печатание 10 книг, чтобы заложить прочные основы для знакомства с анархизмом в этой стране. Большинство наших товарищей в Бангладеш – выходцы из очень бедных семей, так что аудитория и организаторы для распространения этих книг есть, но средств на их издание нет.

Вы можете помочь нам напечатать книги, небольшие пожертвования

Если вы знаете, как можно напечатать недорого – свяжитесь с нами по адресу:

Мы будем очень благодарны вам за помощь!

Анархистские книги на бенгали могут быть полезны и для трудящихся, живущих за пределами Бангладеш, возможно, там, где действуете вы. Если вы захотите организовать выступления или сделать предзаказ книг, свяжитесь с нами.

Вот книги, над печатанием которых мы работаем: 1) Петр Кропоткин. "Хлеб и воля" 2) П.-Ж. Прудон. "Что такое собственность?" 3) Эррико Малатеста. "Анархистская революция". 4) Михаил Бакунин. "Бог и государство". 5) Рудольф Роккер. "Анархо-синдикализм: теория и практика". 6) Рудольф Роккер. "Национализм и культура". 7) Александр Беркман. "Азбука анархизма". 8) Мюррей Букчин "Анархизм пост-нехватки". 9) Г.П. Максимов "Программа анархо-синдикализма". 10) Питер Маршалл. "Требуя невозможного".

Издаете ли вы регулярно книги или журналы анархо-синдикалистского содержания?

Мы запустили инициативу по изданию небольшого журнала.

Есть ли у вас возможность направить одного или двух проверенных товарищей в поездку или тур по анархо-синдикалистским группам в Европе или конкретно в Германии?

Да. Это важно для распространения наших новостей и идей

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

желтые жилеты
Michael Shraibman

У меня было желание написать о событиях во Франции. Но за это время появилось интервью с Ксенией Ермошиной, непосредственной свидетельницей протестов. Она куда лучше информирована об этих событиях, чем любой из граждан РФ. Все это еще и происходит на фоне обмена любезностями между державами:...

3 дня назад
Michael Shraibman

Мы постоянно слышим: "Люди не способны меняться к лучшему, человеческая природа неизменна. В мире всегда или в большинстве случаев торжествует несправедливость и в принципе ничего нельзя исправить". Это мнение - ложь. Мой дед прожил 100 лет. Европейцы три столетия назад жили в том мире...

4 дня назад
3

Свободные новости