Либерализм под маской анархизма: рецензия на книгу "Анархономика"

Книга "Анархономика" вышла совсем недавно, месяца два назад. Современной либертарной теории не хватает экономических разработок, поэтому изначальный посыл для перевода и издания подобных текстов, безусловно, правильный. Что касается самого текста, то польза от него - сомнительна. Меня насторожила первая же фраза предисловия: "Анархономика - это понятие, которое Копенгагенский институт исследований будущего использует в качестве общего термина для описания ряда новых, вызывающих беспокойство особенностей функционирования современного общества, которые появляются в связи с демократизацией и переходом на  цифровые технологии." О какой демократизации идет речь? В странах западной Европы? В России? В арабских государствах? Или, может быть, представительная западная демократия, это именно тот вариант, демократии, перед которым мы все должны преклоняться?

"Мы живем в эпоху радикальных перемен. Одно из величайших противостояний современности происходит по поводу права на нематериальные товары", - утверждают авторы книги. Ну разве это не бред? Речь почему-то не идет о противостоянии между периферией и метрополией. Между коррумпированными правительствами и сознательными, организованными гражданами. Речь не идет даже о противостоянии между Западом и исламским миром. Все сводиться исключительно к сфере правовых отношений - к сфере, материальных и нематериальных благ. Вот оказывается, где происходят революционные бури. Не в Йемене и ни в Сирии, ни в Испании и ни в Греции, а в противостоянии отвлеченных правовых понятий.

"В последние годы роботы взяли на себя физическую работу - от уборки и приготовления фастфуда до вождения автобуса и несложных хирургических операций", - читаем мы далее откровения в этой книге. Ах вот оказывается, таджики, подметающие улицы Москвы - это роботы. Студенты, подрабатывающие к Макдональдсах - это роботы. А из  Копенгагена в Ольбруг автобус водит ни живой водитель, а тоже - робот.

Данная книга является вредной. Она ни просто вводит в заблуждение неискушенного читателя, который решил вдруг немного узнать "современную теорию анархизма", она вообще мало что имеет общего с анархизмом. Я подчеркиваю, ни с "хипанским" анархизмом программистов-сквоттеров, а с социально-ориентированным организованным анархизмом, то есть либертарным коммунизмом.  

Явные недостатки книги также заключаются в следующем.

Во-первых, речь в ней идет исключительно о цифровых технологиях и интернете. Авторы книги парят где-то там в виртуальном пространстве. Для них не существует – ни китайских рабочих, которые за гроши собирают ноутбуки  известных торговых марок, чтобы у "анархо-коммунистов" Копенгагена была возможность бесплатно скачать альбом  Radiohead. Для них не существует - ни нефтяного, ни газового сектора экономики, ни энергетики, ни автомобилестроения, ни добычи руды или угля. Из-за того, что в оборот мысли берутся только виртуальные явления сети, текст производит крайне несерьезное впечатления, как сочинение школьника об обществе будущего.

Во-вторых, авторы книги постоянно указывают на идею бесплатного обмена и бесплатного пользования услугами. Однако, то, что может работать в сети навряд ли может работать в реальном секторе экономики - и не важно в данном случаи, капиталистическая это или коммунистическая экономика. Из-за того, что один человек написал программу с открытым кодом, а другой, не знакомый с первым, дополнил ее - из самого этого еще не следует ни анархического общества, ни либертарной экономики. 

В-третьих, авторы книги указывают на то, что идея самоорганизации одна из самых главных идей анархизма. Это действительно так, однако, взятая сама по себе - без антикапиталистического содержания, идея самоорганизации теряет всякий смысл и превращается в очередной "маркетинговый ход". 

Современной развивающейся либертарной теории придется еще неоднократно вести полемику с анархо-примитивизмом, с различными вариантами либертарианства, и другими видами различных экзотичных идей, надевающими маску либертарного коммунизма.

Сергеев

Комментарии

    Сразу скажу, что "Анархономику" пока не читал. Может, книга эта, и впрямь, глупая и пролиберальная. Но данная рецензия этого совершенно не доказывает. И, вообще, данная рецензия производит удручающее впечатление.

     В первой фразе предисловия, на мой взгляд, слово "демократизация" употреблено корректно. Ибо означает оно отнюдь не наступление истинной демократии, а лишь некоторые шаги на пути к ней. И такие шаги за последние двадцать лет произошли: пропала монополия государственных СМИ на распространение информации (их теснит интернет), появилась возможность организовывать акции не по приказу от небольшой группы лиц, а через социальные сети, где каждый может высказать своё мнение и прочитать аргументы и предложения всех остальных, и т.д.

    Цитату: "Мы живем в эпоху радикальных перемен. Одно из величайших противостояний современности происходит по поводу права на нематериальные товары" товарищ Сергеев трактует каким-то уму непостижимым образом. Где здесь можно было узреть "противостояние отвлечённых правовых понятий", я так и не понял. По-моему, с точностью до того, что контекста я не знаю, речь шла о видах собственности на идеи/информацию/технологии. Быть ли всему этому достоянием общества под копилефтом или же достоянием кучки избранных. И это, действительно, один из важнейших антагонизмов современного мира (не самый важный, но это в цитате и не утверждалось). Почему? Потому что при производстве кардинально нового телевизора/компьютера/или доселе неведомого прибора гораздо важнее разработать, как он будет устроен, чем потом запустить его в массовое производство. Информация и технология стали приоритетнее ресурсов и производственных мощностей. (Я только констатирую данный факт, но не утверждаю, что это хорошо, так как такой подход вытекает из тезиса "расти или умри" и "железного закона олиграхии Людвига Мозоса", а и то, и другое выведено в предпосылке бесконечного капитализма при бесконечных сырьевых запасах, то есть не учитывает вред, наносимый природе)

        С цитатой про роботов авторы "Анархономики" неправы. Но пусть бросит в меня камнем тот, кто ни разу не описывался. Ежу понятно, что вместо "взяли" предполагалось написать "есть тенденции, при которых станет возможным, чтобы роботы взяли".

        В том, что авторы описывают только цифровые технологии, возможно, нет ничего плохого. Чем уже тема исследования, тем точнее результат (как правило). Как я понимаю, они решили расмотреть некоторые их заинтересовавшие моменты, но моменты эти, условно названные "анархономикой", пока проявились только в киберпространстве. Вроде бы, их книга - описывающий доклад, а не манифест о том, что всем раз и навсегда делать. А поэтому бессмысленно требовать, чтобы непременно было написано про руду, нефть и уголь, только на основании того, что эти ресурсы тоже существуют.

          Остальные замечания обсуждать не буду, так как не читал книгу и не могу ничего сказать о степени их справедливости.

      Вообще же, основные идеи "Анархономики" кажутся не очень новыми. Нечто похожее уже было в брошюре Александра Яновского "Социализм как историческая возможность". Сдаётся мне, что и его работа не была первой на данную тему.

Голосов пока нет

Лучшая книга по стратегии достижения анархии через экономическое сопротивление системе войны и грабежа -- "Новый либертарный манифест" Конкина: 

Голосов пока нет

Quote:
Вся философия либертарианства исходит из одного простого принципа: инициируемое насилие или угроза насилием (принуждение) неправильно (аморально, пагубно, плохо, совершенно непрактично, и т. п.) и недопустимо

А потом начинается философия, что считать инициацией насилия и угрозой. Даже государство внезапно для либертарианцев работает по этой схеме и свое насилие объявляет принуждением к миру и законности, то есть самообороной от инициаторов насилия.

Quote:
Если человек действует, не принуждая других, то он является частью рынка.

А частная собственность и сбор частного налога вместе с изданием частных законов действующих на частной территории - не принуждение. Хитро.

Quote:
Либертарианство исследовало природу человека, чтобы объяснить его права, вытекающие из принципа отрицания принуждения.

Это не наука. Сначала предполагаем некие "права", а потом ищем объясняющие и доказывающие наше предположение факты, игнорируя и даже отрицая все остальные. А вместо того, чтобы отрицать принуждение - нужно отрицать покорность, повышать свои возможности к сопротивлению принуждению. Так же как повышают иммунитет, а не объявляют микробов безнравственными, греховными и запираются в стерильной комнате.

Quote:
Все отношения между людьми сводятся к операциям добровольного обмена, свободному рынку.

Так рынок свободен или люди? Диктатура рынка принуждает людей заниматься обменом ради выживания, а не удовлетворять свои потребности напрямую самостоятельно или в союзе с другими людьми. Диктатура рынка превращает человека в товар, который он должен "выгодно" продать, прежде чем наслаждаться жизнью. Диктатура рынка превращает всех в обслугу, призванную прежде обслужить чужие интересы, чем жить собственной жизнью. Потому и случаются "кризисы" перепроизводства, когда потребности имущих уже удовлетворены, а остальные не могут удовлетворять свои потребности, потому что прежде этого они должны удовлетворить чужие потребности, чтобы получить право воспользоваться уже произведенными вещами. Труд ради добычи ресурсов и переработки этих ресурсов в полезные вещи при диктатуре рынка превращается в зарабатывание уже существующих вещей через производство новых, которые разумеется нужно снова заработать, чтобы не нарушить сакральное право частной собственности. Для "добровольного" обмена от человека сначала требуют признать чужую собственность на землю, ресурсы и средства производства, а потом "добровольно" обменять на них свой труд, обслуживая интересы собственника. Чтобы возделывать землю, нужно отдавать часть урожая собственнику, откупаться, чтобы он не мешал. А если этого не сделать - он заявит об инициации насилия злостным неплательщиком частного налога.

Quote:
Стоит лишь налогоплательщикам полностью перекрыть поступление крови, как беспомощное государство-вампир исчезнет с лица земли, а его полиция и армия, оставшись без зарплаты, практически немедленно дезертируют, лишив монстра его клыков.

Или, что более реально - полиция и армия начнут вымогать деньги у населения защищая государство, которое дает им возможность кормиться. "Стоит отказаться платить деньги грабителям - они исчезнут." Но только такой отказ требует нечто большее, чем простое решение не платить. Нужно именно физическое, а не экономическое сопротивление.

Quote:
Если бы каждый отказался от «законного платёжного средства» в пользу золота, расписок или других инструментов обмена, то под сомнением оказался бы даже тезис о том, что налогообложение может поддержать современное государство

Налогообложение существовало задолго до появления отслеживаемых денег на банковских счетах и даже до изобретения денег. Раньше отбирали материальные ресурсы и заставляли работать, а уже потом, ради понуждения к участию в свободном рынке стали требовать деньги, чтобы вынудить человека продавать себя и свою работу. Зачем содержать молочную ферму и доить коров ради продажи молока, если можно потребовать с коровы давать не молоко, а деньги? Переложить бремя продажи молока на корову.

Quote:
У контрэкономических предпринимателей есть стимул предоставлять лучшие устройства безопасности, убежища, инструкции, помогающие уклонению от налогов и проверке потенциальных заказчиков и поставщиков для других контрэкономических предпринимателей. Таким образом рождается контрэкономическая охранная индустрия.

Пассивная оборона не приводит к победе.

Quote:
По мере её роста она сможет начать страховать от «пробоин», ещё более уменьшая контрэкономические риски и ускоряя рост контрэкономики. Далее, она сможет обеспечивать наблюдательные посты и патрулируемые зоны ответственного хранения с системами сигнализации и высокотехнологичными механизмами маскировки. Охранники могут служить для защиты от обычных (негосударственных) преступников.

Будут ли охранники рисковать своей жизнью ради чужого имущества? Почему эти охранники не присвоят это имущество как только ослабнет угроза наказания со стороны государства?

Quote:
В конечном итоге выполнение условий контрэкономических сделок с государственниками будет обеспечиваться охранными агентствами,

Только почему государство будет допускать существование таких "охранных агентств", действующих против государства и даже способных воспрепятствовать государственному контролю и принуждению? Государство объявит такие агентства экстремистскими и сепаратистскими, а также будет наказывать подконтрольных государственников за сделки с "террористами".

Quote:
таких героических предпринимателей

Предприниматель всегда эксплуататор. Если он поступает иначе - свободный рынок сделает его неконкурентоспособным. Даже если предприниматель сам работает в поте лица - он все равно остается эксплуататором.

Quote:
Большинство компаний будут ассоциациями независимых подрядчиков, консультантов и других компаний. Многие могут состоять просто из одного предпринимателя и всех его услуг, компьютеров, поставщиков и клиентов. Этот способ ведения дел уже весьма распространён и набирает рост в наиболее свободных отраслях западных экономик.

И все будут жить ради удовлетворения потребностей своего единственного господина - рынка.

Quote:
никогда не забывайте, что реальное физическое столкновение с силами государства следует отложить до возникновения на рынке синдикатов охранных агентств достаточной силы – всё остальное преждевременно

Теперь остается наивно ждать, что государство позволит возникнуть таким синдикатам и еще более наивно надеяться, что эти синдикаты победив силовые структуры государства не встанут на его место, захватив землю и ресурсы.

Quote:
никогда не инициируйте никаких актов насилия, вне зависимости от того, насколько вероятным может показаться «либертарный» результат. Сделать так означает опуститься до государственника.

Тот, кто не может первым нанести удар, первым получает его. И не способные на инициацию насилия никогда не смогут сделать свое насилие по настоящему эффективным и следовательно победить государственные силовые структуры. И разумеется в конкурентной борьбе охранных агентств победит именно то, которое способно инициировать насилие.

Quote:
Новый либертарий принципиально последователен, а тот, кто не последователен, не является новым либертарием

Человек может быть только самим собой и глупо пытаться вместить себя в прокрустово ложе очередного идеалистического образа.

Quote:
Если представить государство как лесной пожар, то Новый Либертарный Альянс будет командой пожарных, которые знают, как он горит, как нужно создавать противопожарные полосы, как на него воздействуют ветры перемен, в какую сторону летят искры, и, наконец, как можно его можно погасить.

Только у лесного пожара нет интеллекта и он не может корректировать свои действия, преодолевать сопротивление и сознательно повышать свою эффективность. В борьбе с государством почему-то забывают, что государство - активный игрок и может изменяться и приспосабливаться под новые условия и более того - эффективно эти условия создавать.

Quote:
силовые структуры перейдут на другую сторону – к тем, кто более платёжеспособен,

Важна не платежеспособность, важна способность "не платить"

Quote:
После распада государства остаётся сделать лишь завершающие штрихи. Поскольку страховым и охранным компаниям больше не нужно осуществлять защиту от государства, синдикат объединённых защитников распадается на конкурирующие агентства

Удивительно. Силовики конкурируют с друг другом не за сферы влияния и крышевания, а за возможность обслужить тех, кто нуждается в защите. Почему они так поступят?

Quote:
Схваченные государственники возмещают убытки и, если они сумеют погасить свои задолженности, реинтегрируются в общество как действующие предприниматели (пока они отрабатывают свои долги, их «тренинг» происходит автоматически).
И для обеспечения такой отработки создается репрессивный аппарат рабовладения, который несомненно не будет инициатором насилия. Под новой вывеской возрождается старая машина контроля, принуждения и изъятия материальных ресурсов. "Но ведь это ради борьбы с террористами и педофилами... я хотел сказать с государственниками!" Капиталисты даже в своем манифесте не смогли скрыть свою эксплуататорскую сущность, которая как и всегда прикрывается необходимостью возврата долгов.

 

"Не может быть свободен народ, угнетающий другие народы. Сила, нужная ему для подавления другого народа, в конце концов всегда обращается против него самого." - Фридрих Энгельс

 

Государство собирает деньги налогами, пошлинами и лицензиями не потому, что ему нужны деньги. Оно их вообще-то печатает. Государство таким образом создает потребность в деньгах, а потом изымает их, чтобы у людей их не было и приходилось их снова и снова зарабатывать, обслуживая интересы государства. Хочешь возделывать землю - заплати деньги, хочешь ловить рыбу - заплати деньги, хочешь срубить дерево - заплати деньги. Где их взять? Сначала возьми кредит. Вот еще один способ изъятия денег. А потом производи и добывай больше, чем нужно для удовлетворения своих потребностей, нанимай людей, которые не могут заплатить деньги за доступ к ресурсам, вылавливайте всю рыбу на продажу, вырубайте леса сотнями гектаров на потребу рынку, а сами довольствуйтесь малым. А либертарианство предлагает заменить одно государство множеством собственников-капиталистов, а не разрушить его. Теперь налоги будет собирать капиталист, а наемный работник будет наниматься и обслуживать чужие интересы. Если ему нужна древесина для строительства дома - он должен срубить в сто раз больше на потребу капиталисту, и это если "повезет" и его труд будет востребован. А ведь рынок будет перенасыщен древесиной и никто не сможет ее заслужить у жрецов рынка - капиталистов.

 

Одним из преимуществ рыночной конкуренции называют улучшение качества и снижение цен. А что значит снижение цен для человека, продающего свой труд? - ради приобретения какой-то вещи нужно работать меньше, чем раньше. Привлекательно. Но забывают упомянуть о рынке труда, который противоречит этой завлекательной концепции. Продавая себя на рынке труда, чтобы выдержать конкуренцию, ты должен работать больше, а получать меньше. То есть выходит, что ты продаешь свой труд по демпинговой цене, получая взамен своего труда и его результатов - результаты гораздо меньшего труда, а разницу забирает себе капиталист. Как во времена крепостного права - крестьянин работал, но почти все результаты его труда забирал помещик, а сам крестьянин довольствовался лишь малой частью результатов своего труда.

 

Диктатура рынка принуждает людей к продаже собственного труда и запрещает пользоваться результатами своего труда самостоятельно - ведь таким образом ты нарушишь священные права собственника, посмев возделывать "его" землю, жить на "его" территории, ловить "его" рыбу и рубить "его" лес. Ты должен продать свой труд собственнику, обрабатывать "его" поле и получить взамен лишь часть выращенного своими силами урожая.

 

Либертарианцы поверили в созданный государством и капиталом миф о свободном рынке и его невидимой руке, которая на деле оказывается полицейской дубинкой и слезоточивым газом. Только свое нападение полицейский объясняет естественными законами рынка, а не прихотью короля. А раньше прихоти короля также объясняли естественными законами созданного богом мира, и обязанностью простых смертных подчиняться королю, потому что так желает бог. Либертарианцы наивно верят государству, что законы рынка стоят над физическим насилием. На деле же государство, используя силу навязывает законы рынка и прочие законы. Все дело в так любимой либертарианцами концепции о не инициации насилия, следуя которой особым образом выстраивают декорации, чтобы назвать сопротивление или неподчинение - инициацией насилия, а карательную операцию - подавлением такого насилия и возвратом долгов. Если выгнать людей из дома и отобрать их вещи - это назовут грабежом и обвинят грабителя, но если это объяснить экономическими причинами - обвинят жертву, и жертва будет склонна обвинять себя сама и не окажет сопротивления.

 

Нет никакого экономического принуждения. Принуждение бывает только физическим, которое объясняют экономическими причинами. Это объяснение помогает избежать сопротивления как самой жертвы принуждения, так и лишить ее возможных союзников по обороне, которые без подобного экономического объяснения почувствовали себя небезопасно, то теперь усыпляют свое беспокойство тем, что жертва - сама виновата, поэтому на нее напали. А мы не виноваты и послушны - на нас не нападут без причины.

 

Либертарианцы считают себя деловыми людьми, но совершенно не знают, что успешные капиталисты не продают ничего своего - они приобретают собственность используя свои знания и умения, а не продавая их в чужое распоряжение. Так же как и силовики не продают свои услуги, а пользуются своей силой. А продают ее только если приобретатель обладает большей силой, чем они сами. Да и в этом случае речь идет не столько о продаже, сколько приобретении поддержки более сильного в обмен на лояльность.

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Михаил Бакунин
Michael Shraibman

Часто спорят - какое государство напало первым, кто развязал войну? Также спорят - кто из государств слабее, а кто - сильнее и аргументы в духе "бьют слабого!" и "он же - жертва!" иногда используется сегодня в целях оправдания режима, который терпит поражение, вне зависимости от...

1 месяц назад
16
Michael Shraibman

Что стало экономической причиной стремительной самоорганизации венгерского рабочего класса и его перехода к самоуправлению в октябре - ноябре 1956 года? О самой глубокой социальной революции в истории 20 столетия - революции рабочих советов в Венгрии в 1956 году, много что написано, но есть...

1 месяц назад
2

Свободные новости