Путин сделал «сенсационные» заявления на встрече с Советом по правам человека

11 декабря в Кремле состоялось первая встреча нового состава Совета по правам человека c президентом России.

В ходе заседания журналист Николай Сванидзе и глава СПЧ Михаил Федотов сообщили Путину, что в отношении фигурантов уголовного дела «Сеть» были применены пытки электрошокерами, а в отношении фигурантов «Нового величия» силовики предприняли провокации. «Меня, честно говоря, забеспокоило, вы сказали, что совершаются какие-то правонарушения в отношении несовершеннолетних в рамках тех организаций или движений, я не знаю, что это такое», — заявил Путин. Тогда Сванидзе пояснил президенту, что «Сеть» и «Новое величие» — это «официальные названия дел». «Вам не докладывали?» — уточнил у главы государства Сванидзе. На что Путин ответил отрицательно, добавив, что «безусловно, с этим нужно поразбираться». 

«В деле „Нового величия“ проблема, которая очень серьезная, ей надо заняться — там провокация, которая лежит в основе всего дела. Некий сотрудник, работник (правоохранительных органов), не знаю, кто он, засланный казачок, который собрал, организовал, дал название [организации], предложил направить против властей. Ребята пострадали», — Сванидзе продолжал вводить Владимира Путина в курс дела. «Надо посмотреть. Вы говорите, что они гапоновщиной какой-то там занимались? Я вообще первый раз об этом слышу», — подытожил Путин.

Ряд членов СПЧ при этом отметили, что во время заседания в руках у президента была папка с распечатанными материалами о делах «Сети» и «Нового величия».

Глава совета Михаил Федотов дополнительно попросил президента проверить информацию о пытках и описал случаи, о которых говорили пострадавшие — в частности они упоминали микроавтобус, в котором к ним применяли ток. «Согласен с вами полностью и нужно проверить. Единственное что приходит в голову, что сотрудники ФСБ не работают в этих автобусах. Их просто там нет, — сказал президент. — Это меня серьезно беспокоит, это недопустимо».

Цитата из материалов проверки военного СК заявления о пытках свидетеля по делу «Сети» Ильи Капустина, получившего политическое убежище в Финляндии:

«Опрошенный оперуполномоченный УФСБ по СПб и ЛО капитан Прудников П.А. (осуществлявший в составе оперативной группы доставление Капустина в следственную службу Управления) пояснил […] сотрудники взяли Капустина за обе руки и посадили в салон служебного МИКРОАВТОБУСА. При этом Капустин продолжал оказывать сопротивление, кричал, вырывался.

Прудников также сел в автомобиль на переднее сиденье, и оперативная группа с Капустиным проследовала в следственную службу Управления. По пути следования, когда микроавтобус подъезжал к светофору на пересечении улиц Кременчугская и Атаманская, Капустин, сидевший на втором ряду сидений в кузове транспортного средства, неожиданно встал со своего места и попытался открыть дверь.

В этой связи сидевший слева на пассажирском месте сотрудник спецподразделения [… ] в целях недопущения последствий, связанных с выпадением человека из движущегося транспортного средства, действуя в условиях скоротечности происходящего, замкнутого пространства и ограниченного времени на принятие решения, применил специальное средство – электрошокер, нанеся Капустину не более трех ударов током в область правого бедра и туловища. После этого автомобиль резко затормозил, отчего Капустин завалился на пол, ударился лицом о пластиковую спинку впередистоящего сидения».

Кроме этого, президент России поообещал попросить генпрокурора Юрия Чайку проверить решение об аресте на 16 суток 77-летнего правозащитника Льва Пономарева за пост об акции «За ваших и наших детей» в поддержку обвиняемых по делу «Нового величия» и «пензенскому делу». «Ставить под сомнение справедливость решения по Пономареву невозможно. Я исходил из того, что тема всплывет на Совете. Но что я увидел из той справки, которую я прочитал. Речь шла о призывах к несанкционированным митингах. Но мы же не хотим, чтобы у нас была ситуация, похожая на Париж», — добавил Путин, отвечая на вопрос журналиста Николая Сванидзе.

Также Путин пообещал «посмотреть, что можно сделать» в ответ на предложения членов СПЧ либерализовать законодательство о публичных мероприятиях хотя бы до уровня 2012 года и ввести в Уголовный кодекс отдельный состав преступления «пытки».

Россиянам остается ждать, что последует за всеми этими обещаниями президента. И участвовать в правозащитных кампаниях и акциях протеста, без которых донесение вышеупомянутой повестки до членов СПЧ было бы невозможно.

По материалам znak.com, zona.media, «Новой газеты» и РИА Новости

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Игаль Левин

Осенью 2019 года Игаль Левин взял интервью у известного анархиста Питера Гелдерлооса. Расшифровка и перевод - Яся Михайлова.

5 дней назад
Michael Shraibman

Анархия - это не хаос! Или хаос? Акции группы "Война" - это анархизм? Или когда "художник" выставляет на обозрение публики свой зад? Или, когда хулиган на улице бьет бутылки? Или, когда работники бастуют и занимают предприятие, как в Барселоне в 1936 году? Или когда вместо этого...

1 неделя назад
2

Свободные новости