Срочники на войне

Предупреждение: Несмотря на популярность темы в начале войны и относительно большое количество публикаций, большая часть из них либо напрямую цитирует друг друга, либо рассказывает весьма похожие истории, глобально не дающие ничего нового. Какие-то интересные детали приходится «выцеплять», и далеко не факт, что они правдивы. Автор не только не может проверить информацию из источников, но даже не подвергает её внятному критическому анализу в тексте, в попытке дать максимально полную картину событий.

Первые дни войны

Армия РФ успешно продвигается на севере Украины, мы ещё не слышали про Бучу и не знали про будущий жест «доброй воли». Примерно в этот момент оказывается, что в рядах «профессионалов» (а в официальном нарративе война была делом профессионалов, несмотря на мобилизацию в ДНР и ЛНР) оказываются срочники. Встаёт вопрос: срочники были отправлены, потому что никто заблаговременно не озаботился подготовкой войны, а армейским начальникам особо не было дела до качества исполнения приказов, или люди в высоких кабинетах решили, что одних только контрактников для такой войны — мало? Постараемся дать ответ в материале.

Срочники и армия

Стоит сказать о самом устройстве российской армии. Ещё до 2012 года оно было полностью заимствованно со структуры армии СССР, с его подготовкой к мировому конфликту (отсюда все эти истории про папиросные заводы, которые за несколько часов можно переделать в патронные). Но годы шли, а глобального конфликта так и не случилось, Советский Союз распался быстрее. Как наследие от него РФ досталась огромная призывная армия.

То что это именно армия, а не «школа жизни», закрепил уже Ельцин в 3 пункте 2 статьи приказа от 16 сентября 1999 года «Вопросы прохождения воинской службы». Там дозволялось использовать срочников в военных конфликтах по прошествии 4 месяцев с даты призыва.

Сложившиеся положения пытался исправить Сердюков (министр обороны с 2007 по 2012), переведя армию на контрактные рельсы. Для этого сильно наращивали число контрактников, многие части были полностью переведены на контракт. Но в 2012 Сердюкова уволили, а в 2014 денег на армию не стало.

Реформа вышла половинчатой. При общем уменьшении численности населения закономерно уменьшалось число кадровых военнослужащих и их число восполняли за счёт срочников (тем более, что по информации генерал-полковника Бурдинского, «косить стало непрестижно». Впрочем, с личным жизненным опытом автора это никак не стыкуется).

К тому же, контрактники хоть и были более подготовленными и мотивироваными, способными отдать жизнь за отчизну и неплохую зарплату по меркам регионов, стоили для армии слишком дорого. Взять к примеру водителя бензавоза: на фронте, а тем более дома, в тылу, от его водительских качеств мало что зависит, главное чтобы они вообще были. Если бы водителем бензавоза был контрактник, платить бы ему пришлось тысяч 50, а срочнику платить ничего не нужно, он по кд на содержании части. Такая ситуация касается и непосредственно «боевых» специальностей, стрелки, по большей мере, также являются срочниками.

В Сирии себя показала именно что контрактная армия, а эта война максимально в российских интересах. Не только потому, что один из немногих дружеских режимов, режим Башара Асада, без иностранной поддержки окажется полностью нежизнеспособен, но и потому, что армии РФ нужна хорошая картинка каких-то реальных боевых успехов для распространения славы своего оружия. Второе получилось неплохо, в заблуждении относительно мощи военных сил оказались не только недавние западные партнёры, но и своё население. При реальной большой войне иллюзия непобедимости и профессиональности всей армии РФ спала если не к первой неделе, то к первому месяцу.

Ссылки:




Как это было

«До начала проведения специальной военной операции по указанию президента России, Верховного главнокомандующего Владимира Путина до всех командиров подразделений Вооруженных сил было доведено указание: категорически исключить привлечение военнослужащих срочной службы для выполнения любых задач на территории Украины» Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков Интерфаксу.

Если окна в вашей квартире выходят на железную дорогу или вы просто внимательно следили за ситуацией в интернете, то наверняка ещё до войны вы видели большие эшелоны с разнообразной военной техникой. Примерно в тех же составах ехали и срочники (впрочем, не только они): «Поезд ехал к границе пять дней. Он подолгу стоял на каких-то проезжих станциях, к нему прицепляли другие вагоны с техникой. Люди с интересом фотографировали состав, не зная, что вымотанные голодные солдаты с красными глазами сами не понимают, куда и зачем едут».

Тогда все ещё думали, что едут на учения. По словам пассажира такого поезда, условия были не из лучших. Вагоны были плотно набиты людьми, некоторым приходилось спать, стоя в тамбуре рядом с туалетом. На станции спали на полу, подстелив бушлаты, тем, кто проел деньги раньше, приходилось либо голодать, либо попрошайничать.

4 февраля военные начали выезжать к границе, 5 дней ехали и только 21 февраля их наконец-то устроили в палаточный лагерь. По словам Ольги Ларкиной, главы комитета солдатских матерей, большая часть срочников была отправлена в воинские части Белгородской области. При этом время отправления может сильно разниться, от недели до месяца, как и расстояние до границе (в материалах встречался разброс в 25-100 км). Официальные власти признали участие в войне только 600 срочников, причем цифра касается исключительно западного округа.

Данные представляются сильно заниженными. Так, только в одной батарее 252-го мотострелкового полка из 40 человек 26 являлись срочниками. У срочников нередко возникала проблема со связью. Телефон могут отобрать (причем судя по всему в разных частях с этим по разному, где-то отбирают сразу, где-то за лишнее слово в разговоре, а где-то этого не делают вовсе), разговоры прослушиваются, позвонить удаётся изредка, с чужих номеров.

Кроме связи ощущались проблемы с едой. Повезло, если вашу полевую кухню не разбомбили в первые дни, как кухню 252-го ранее упомянутого мотострелкового полка. Из-за расчёта на полевую кухню у солдат не было сухпайков, так что первое время пришлось обходиться едой, добытой от местного населения тем или иным путём.

Не всё гладко было и со снаряжением. Так, по словам Ирины Чистяковой, матери срочника, российские военные, отправленные в Украину, были крайне плохо экипированы — например, у ее сына не было ни бронежилета, ни каски, а носить он был вынужден кроссовки, так как берцы развалились.

Известно, что многие попадали в плен. В частности об этом рассказал отец одного из пленных. По его истории, сын вместе с сослуживцами решили бросить военную технику и выйти к своим, но заблудились в болотах и в итоге попал в несколько другую армию на несколько другое положение. Разумеется, вполне возможно, что все пленные срочники просто отстали от своих и заблудились, а потом выбрели к другой стороне, на самом деле на войне такое случается довольно часто.

Нот есть один маленький факт, который привносит больше света на картину. Срочник из предыдущей истории бросил не просто какой-нибудь бензавоз или грузовик с солдатами, а танк, водителем которого сам и являлся. В лучшем случае танк может находиться в условном резерве, но сама возможность пустить его в бой остаётся всегда, и эта возможность не самая маленькая. С другой стороны пропажу танка из части, не участвующей в боях, не заметить сложно, и шансы сделать это случайно опускаются к нулю.

Вывозили срочников медленно, неохотно. Командиры сами поставили себя в такое положение, когда от присуствия срочников (а их было не мало) зависело положение дел на фронте, а потому особо не стремились быстро выполнить приказ. В итоге незаконно призванные на помощь родине домой ехали в компании с ранеными и мертвецами.

Ссылки:









На фронт любой ценой 

На самом деле не все герои статьи являлись срочниками, но тут всё очень сильно переливается нюансами. Как минимум возникают вопросы к законности таких контрактов. Юрист Александр Латынин отмечает: «Процедура составляет не менее месяца, а иной раз длится и три-четыре. Для некоторых военнослужащих — даже полгода».

На практике за месяц до войны один человек в канцелярии мог сделать это за месяц. Всплывают проблемы с добровольностью новоподписаных контрактов. Существует достаточно много сообщений как о простых уговорах заключить контракт, так и об открытом давлении, а иногда и просто уведомлении о переводе на контракт, хотя бывший срочник мог ничего и не подписывать. Частой оказывается практика, когда солдат уверяли во временности контрактов, что их через пару месяцев можно разорвать.

При этом принуждение к подписанию контракта для своих подчиненных - это не личная инициатива отдельных офицеров, а целенаправленная политика: «Требует кто-то всеобщий — для всей батальона, роты, части» Но самое сложное в вопросе со срочниками - это определить, является ли он на самом деле таковым. Есть основания предполагать, что сами солдаты иногда могут не подозревать, на контракте они сейчас или нет. Тем более об этом часто не знают матери и жены срочников (об этом информация есть). Однако более-менее достоверно известно (по крайней мере настолько же, как и основной массив данных статьи), что они там есть.

- А может действительно бюрократия активизировалась и потому контракты стали подписываться быстрее, может срочники под принждением поняли настоятельные уговоры, может на самом деле контрактники в плену хотят улучшить своё положение (тем более ты сам ссылался на эпизод, когда такой «срочник» попадал в плен), подумал ли ты об этом, автор? - Подумал, и вот мой ответ. Как церковь или тюрьма, армия - это тоталитарная, закрытая система, разбитая на много мелких малоконтактирующих с собой структурных элементов. В таких местах отчётливо проявляется субъективный принцип, расположение начальника, потому-что в таких структурах он царь и бог, и твоё здоровье, а зачастую и жизнь, нередко зависят от его решения.

При этом если на обычной работе у тебя хотя бы есть юридическая возможность его поменять, то тут даже такого права на выбор тебе не предоставят. Все правозащитные организации для солдат давно стали консультативными, чтобы не попадать под статью, а потому на нарушение закона, особенно если он нарушен в пользу государства, там смотрят сквозь пальцы. Да, жернова армии закрутились, но закрутились они не потому-что вдруг решили работать лучше, а потому что сейчас контрактник - это не денежный балласт для государства, а расходная единица. В словосочетании «российская армия» проблему стоит искать не в «российской», а в «армии».

Ссылки:












В официальном дискурсе

Срочники - очень больная тема для российской армии. До СВО при словосочетании «срочник на войне» многим вспоминались такие конфликты, как выполнение интернационального долга в Афганистане и КТО в Чечне. Путин в своё время сам поднялся на подобной повестке, если не прямо, то точно косвено. Так что для российской пропаганды эта тема оказалась весьма чувствительна. Основное разбирательство по теме срочников уместилось в очень небольшой промежуток времени.

  • 28 февраля: Минобороны заявляет, что участи в войне принимают только профессиональные военные
  • 5 марта: Встреча Путина с женщинами летного состава российских авиакомпаний. На вопроо военном положении и участии срочников президент половину ответа отдаёт под ужасы украинской действительности (с расстрелом либералов на улицах) и злостном западе и неонацистах, которые хотят все развалить, а во вторую половину - что никаких срочников нет и как сейчас всё есть так и дальше будет
  • 8 марта: На международный женский день Владимир Владимирович снова заверил, что «в боевых действиях не участвуют и не будут участвовать солдаты, проходящие срочную службу»
  • 9 марта: На брифинге Минобороны признаётся участие и пленение срочников. В этот же день Путин сам признаёт участие срочников и собирается наказть всех, по чьей вине они оказались на фронте
  • 30 марта: В Генштабе исключают связь весеннего призыва с военной операцией
  • 1 апреля: Песков сообщил, что солдаты нового призыва не могут иметь ничего общего с военной операцией
  • 6 мая: Встреча Поклонской с матерями военнослужащих, чьи дети попали в плен. На встрече присуствуют и родители срочников
  • 26 мая: Зампред комитета Госдумы по развитию гражданского общества открыто обвиняет командование в том, что срочники были отправлены на фронт (правда, перед этим он говорит об указе Ельцина, дающем такую возможность).

Ссылки:
















Борьба за срочников

Первыми, кто узнал о присуствии срочников на войне, были их матери и жёны. Именно им достались первые звонки с фронтов. Именно они первыми подняли тревогу и начали делать всё возможное, чтобы отправить своих мужей и сыновей домой. С этого момента и начались попытки понять, где находится срочник и как его можно вернуть обратно в часть. Для этого применялись достаточно разные действия, приносившие разный результат.

  • Обращение в Минобороны

Одно из наиболее популярных (если не самое популярное) действие. Минобороны - это могущественная структура, её номер легко найти в интернете, она специализируется чисто на военных вопросах, ей доверяют (согласно опросам Левада-центра за август 2020года, к армии у россиян самый высокий уровень доверия).

Вот мы на сайте Минобороны, и что мы видим? Да, министерство признаёт какие-то потери, но списка с именами и фамилиями этих людей нет. Какого-то штаба для работы с обращениями создано не было. Инструкции, где искать военнослужащих, также нет. Повезло, если удасться дозвониться по их телефону, но там мы получим примерно такой ответ: «Мы к этому отношения не имеем, срочников там нет и вообще за такими вопросами идите в часть»

  • Обращение к командиру части

Наверное, в этих словах есть какое-то зерно правды. Кто, как не командир части знает про своих подчинённых? Действительно, армия у нас не маленькая, даже министр всего знать не может, а командир-то всё должен контролировать. Значит, звоним ему.

Звоним... Так, подождите, а куда звонить? На самом деле такая проблема и подобные им встают достаточно часто, судя по словам Оксаны Парамоновой. Скорее всего, до части мы просто не дозвонимся, зачастую командиры не хотят отягощать себя общением и просто не берут трубку. Но если дозвонимся, то нас попросят просто подождать прихода информации (пока никто не дождался).

  • Обращение к президенту 

Владимир Владимирович годами строил образ человека, который поможет тебе при любых невзгодах, если ты до него достучишься. Своей крепкой рукой он наведёт порядок и справедливость, в противовес всем прочим органам власти, которые, как известно, являются персонификацией зла (но это своё, родное «зло», в отличие от неонацистов в Украине или пятой колонны в России). Не найдя правды в части и приёмной Минобороны, многие пробовали написать в приёмную президента (тем более его рейтинг доверия немногим меньше, чем у армии). И у кого-то даже получилось вернуть срочника обратно в часть.

Загвоздка в том, что в начале такое успешное письмо Путину получило большую огласку, и лишь потом возымело результат (правда, это было через три недели от самого признания фактов наличия срочников на войне)

  • Обращение в другие органы власти

Современное государство давно отошло от абсолютизма, где государство выражено в одном человеке, а тем более от менее развитых форм, где один человек действительно мог контролировать абсолютно всё вокруг себя. Есть же и другие органы, которые в идеале должны заниматься этой проблемой. Есть, и к ним обращаются.

Вот, к примеру, прокуратура. А, значит мы не по адресу. Ну вот ещё депутат есть, не зря же их раз в пять лет выбираем. Депутат тоже отсылает или говорит, что их нету (лично мне не удалось найти не то чтобы упоминания об успешном обращении к депутату, но даже описания обращения. С другой стороны, на основе их писем по СВО что-то иное сложно предполагать). Идти к уполномоченным по правам человека? Репутация у них неоднозначная (не в последнюю очередь из-за них самих) и отношения к военнослужащим они имеют мало, разве что с обменом могут помочь.

  • Пойти к правозащитникам

Последнее в списке, но зачастую одно из первых действий по поиску срочника. Да, конечно, сейчас они не могут оказать помощь иную, кроме справочной и психологической (спасибо властям), но легче же искать с каким-то планом действий, чем без него, верно? Да, они предложат те же действия что и выше, только делать это с большим напором. В лучшем случае вы сможете скоординироваться с другими товарками по несчастью и разделить обязаности (как предлагает глава организации) и уже тогда представите реальную силу. А может, вам повезёт, и одного визита правозащитника хватит, чтобы срочник не отправился в Украину.

Примерно в этом кругу мотались ищущие, постепенно став головной болью для различных инстанций. Тогда это сработало, власть старалась сохранить более менее человеческий фасад перед населением (хотя для многих он посыпался уже тогда) и решила не нагнетать ситуацию, показательно отпустив несколько сот срочников.

Ссылки:









К чему все это

Тема со срочниками была вновь поднята не просто так. С 1 ноября начался новый призыв, и есть причины опасаться повторения ситуации. Вера властям окончательно пропала у всех россиян. Мы все на опыте убедились: они отрицают то, что будет реализовано, а то, что обещают — не будет выполнено.

Конечно, можно сказать, что теперь командиры наученные горьким опытом, не будут отправлять срочников на войну снова. Но структурно за это время армия не поменялась, те проблемы, ставшие основанием отправления срочников на войну, не только не решены, но усугублены ещё более. Можно сказать, что на фронте уже не нужно новое «мясо» (а именно такими мне представляются люди, отправленные без должной выучки и снаряжения в активные боевые точки), но разве мобилизация повсеместно прекращена, чтобы делать такие выводы? И разве нам не говорили о «нескольких волнах» мобилизации?

Срочники представляются привлекательным для пожилых кремлёвских бюрократов, жиреющих олигархов и рассыпающихся командиров мясом. Как голодный хищник, как не видавшая еды несколько дней сторожевая собака, они с нескрываемой жаждой смотрят на молодых парней. Они знают, что срочники просто по физическим параметрам подойдут для войны лучше, чем инвалиды-колясочники и онкобольные. Кровь тысяч мобилизованных лишь раззадорила их аппетит и, подобно вечно голодной хтони из античных мифов, сейчас они хотят только большего.

Они прекрасно понимают, что скоро их дряблые тела будут скормлены свиньям, и последние свои дни эта кучка паразитов решила подарить своим низменным фантазиям, самым людоедским из нереализованых желаний. С каждым днём мы будем видеть, как раскрывается их истинна суть, которую скрывали вначале гнилым светом западного либерализма, а потом тьмой русского мира. Их 120 дней содома продолжают набирать темп, и нет никакой гарантии, что новые срочники не отправятся в Украину.

Ссылки: 



Комментарии

Не знаю как у срочников, но у Вагнера когда зеков травят на штурмы их потом приказано всех добивать, в т.ч и не получивших никаких ранений что бы не баламутили коллектив, потому что второходов не бывает. Когда планируется штурм подвозят 4-5 эшелонов и волнами отправляют в полосе наступления в бой с инструкторами в арьергарде, потом они обязаны хоть в случае выполнения задачи, хоть не выполнения ликвидировать всех

Голосов пока нет

В Вагнере его вольные наемники как бы белая кость, а зеки черная. Все документы на отбывших ЗК уничтожаются другие не выдаются, по личной документации в ЧВК они только количественно для снабжения вооружением обозначены в отличии о вольных у которых фигурируют позывные. За расход ЗК и БК спроса нет так теперь в вагнере говорят. ЗК зеки, БК боекомплект

Голосов пока нет

Уничтожаются в смысле личное дело уничтожается в оперчасти, а ЗК списываются по документам в колонии как побегушники убитые при побеге и этот рапорт сдается в архив. В общем все делается как при застреле ЗК на побеге. Это нифига не помилование от президента в общем, помилование именное а тут родственники от ФСИН получат просто бумагу что место захоронения выдать не могут и убит при попытке к бегству если кому-то свидетельство о смерти получить надо. У них есть такая возможность секретить места захоронения, потому что мораторий на казнь снят, а сопутствующее законодательство работает

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Нет вобле
Владимир Платоненко

Об истории с воблой не слыхал уже, наверное, только глухой. Да и тот читал. На всякий случай напомню: в Тюмени суд согласился с доводами обвиняемой, что фраза "Нет в***е!" означала "Нет вобле!" - к коей рыбе обвиняемая испытывает отвращение, и снял с неё обвинение в дискредитации армии....

1 месяц назад
4
Россия
lesa

Сегодня руководители проектов команды Навального Леонид Волков и Иван Жданов объявили о создании сети "полуподпольных" штабов по всей России. Желающие стать создателями могут заполнить их анкету.  Как всем известно, после 24 февраля и особенно после 21 сентября в России резко возросло число...

1 месяц назад
2