Альтернативная столовая: Еда вместо бомб в Екатеринбурге

Каждое воскресенье группа молодых ребят в возрасте от 16 до 27 лет приезжает на железнодорожный вокзал в Екатеринбурге и кормит бомжей, цыган, старушек — всех, у кого нет денег на еду. Мы решили провести с ребятами один день и понять, зачем они это делают.

Сами все можем

В небольшой квартире на окраине города тесно. К 11 утра сюда уже добрались 7 молодых людей. Вместе с хозяевами на небольшой площади — 9 человек. И все сосредоточены на кухне. Удивительно, но никто никому не мешает. Один чистит и трет морковь, другой — плачет и режет лук. Девушка читает книжку. Самый старший, 27-летний Максим, варит кофе — пытается взбодриться после ночной смены. Остальные общаются и обсуждают предстоящий обед. Сегодня это гречневая каша с жареной морковью и луком, обязательно хлеб и сладкий чай.

Пытаюсь из огромной компании вычленить организатора, лидера — кого угодно, кто может объяснить мне, зачем ребята тратят свой выходной на подобный альтруизм. Но безуспешно.

А у нас нет лидера, зачем он нам, — объясняет одна из присутствующих, студентка Соня. — У нас хорошая самоорганизация, каждый понимает, что ему делать без чьих-то указаний. Нас люди на вокзале спрашивают, от какой мы церкви или кто нас нанял, а мы отвечаем, что половина из нас — неверующие, ни к какой церкви отношения не имеем и еду раздаем просто так.

— То есть занимаетесь благотворительностью?

— Нет, — в разговор включается не спавший ночь Максим. — Мы не благотворительная организация. Мы показываем обществу, а точнее власти, что она не выполняет свои обязательства. Государства во всем мире тратят огромные деньги на оружие, а накормить голодающих людей не могут. И мы показываем, что на это особых средств и не надо. Нас немного и зарабатываем скромно, а за одно воскресенье можем накормить 40 — 50 человек.

Не относя себя ни к какой организации, ребята между тем придерживаются взглядов активистов международного движения «Еда вместо бомб». Течение зародилось в начале 80-х годов прошлого века в Америке. Группа людей, выступая против использования ядерного оружия и строительства атомных станций, стала распространять листовки с призывами раздавать еду, а не сбрасывать бомбы. Движение стало настолько успешным, что было подхвачено антиглобалистами всего мира, в том числе и России. Несколько лет назад альтернативно настроенная молодежь Екатеринбурга решила поддержать западных и европейских друзей и создали свою небольшую организацию.

А у нас ведь любая форма самоорганизации официальными властями всегда воспринимается неоднозначно, — рассказывает Соня. — Полицейские сразу обвинили ребят в экстремизме, и они были вынуждены перестать кормить бомжей.

— Но ведь они просто раздавали еду?

— Они еще раздавали листовки о том, что каждый имеет право на еду, что огромное ее количество выбрасывается просто так, а это является прямым следствием милитаризма, капитализма и т.д. Менты почему-то думали, что они фашисты, а и они и мы — анархисты и выступаем против угнетения человека человеком. Сейчас и нас иногда гоняют, но после того, как нам стал помогать правозащитник, перестали.

— Вообще, ничего удивительного, что вас гоняли. Было бы даже странно, если бы полицейские спокойно реагировали на антиправительственные лозунги.

— Да мы же не революционеры, — объясняет Соня. — И мы не идем на баррикады, а просто показываем, что все люди равны и имеют одинаковые права. «Еда вместо бомб» — не единственный проект, которым мы занимаемся. Кроме него, открыт «Свободный университет», где все желающие могут бесплатно послушать лекции, поучаствовать в мастер-классах. Темы для занятий выбираются голосованием. В ближайшем будущем мы начнем работу в помещении библиотеки имени Герцена. Заведующая бесплатно разрешила нам проводить ликбезы и даже показывать по пятницам кино. Плюс ко всему, мы проводим ярмарки, на которых бесплатно раздаем вещи нуждающимся.

— Так почему нельзя все эти мирные предложения изложить на бумаге и попытаться договориться с властью, чтобы вас не трогали? По большому счету, вы волонтеры, которые помогают нашему министерству социальной политики.

— Мы не хотим иметь ничего общего с властью, — говорит, помешивая в сковороде морковь, Егор. — У политиков есть общая задача — сохранить власть. И чтобы ее не потерять, они разделяются на министерства, чтобы заниматься разными сферами и угождать людям. Чиновники делают все, чтобы доказать, что они необходимы людям. А человечество-то может прекрасно обходиться без президентов, монархов, парламентов и т.д.

— Думаете, что сумеете добиться анархии в стране, не утопия ли?

— Нет, — уверяет Соня. — Существует множество исторических примеров, когда царила анархия. Например, в эпоху неолита в турецком городе Чатал-Хююк люди три тысячи лет жили без власти. У них были одинаковые дома и у всех были равные возможности.

— И что с ними стало?

— В социальном плане город погиб из-за нападения цивилизаций, освоивших металл. Позже жизнь в городе «законсервировалась» из-за природных катаклизмов.

— Показательно.

— Не думаю, — парирует Максим. — Просто случайность.

— А почему решили именно бомжей кормить, есть ведь много других людей, которым нужна помощь?

— Хотели детским домам помогать, но потом узнали, что они все и так спонсируются. Крупным бизнесменам выгодно помогать детям, потому что они за это налог меньший платят. У нас много идей, но пока остановились на бесплатной еде.

Между тем каша уже давно сварилась, за хлебом сходили, чай приготовили. Двое юношей поднимают кастрюлю и выносят в коридор.

— На машине поедем?

— У нас ни у кого нет машин, обычно на троллейбусе или трамвае отвозим. В метро с такой кастрюлей не пускают.

Главное, что кормят

Ровно в три часа «под варежку» начал подтягиваться народ. В очередь выстроились алкоголики, спавшие на памятнике и проснувшиеся от звука бряцающей посуды, старушки, из подземного перехода поднялась нищенка. Практически у каждого с собой было ведерко из-под майонеза — для дополнительных порций.

Николай немного припозднился. По-свойски подошел к Соне, терпеливо дождался своей очереди и вежливо поблагодарил за еду. Ест неторопливо и аккуратно, несмотря на то, что мешают костыли и болят от ночного падения руки. Коля — бомж. У него нет правой ноги, и уже несколько лет он живет на улице.

— У меня в тюрьме началась гангрена, лечить не стали. Когда вышел на свободу, попал в больницу, где ногу и отрезали, — рассказывает Николай.

— А за что сидели?

— Вор я. Нас шестеро у матери было, отец умер, вот я и пошел воровать, чтобы прокормиться. Так потом и затянуло.

— Ты мне фотографии привезешь в следующее воскресенье? — съев ложку каши, спрашивает Николай.

— А вы каждые выходные сюда приходите?

— Да. На неделе ем, где придется, а в воскресенье — стабильно здесь. Я ведь давно бы помер без них. Они мне вон одежду отдали, а так бы замерз. По ночам-то холодно на земле спать.

— А то, что ребята — анархисты — не смущает?

— Да хоть кто пусть будут. Главное, что кормят.

Всех нуждающихся ребята кормят только вегетарианской едой. Они уверены, что подобная пища значительно полезнее и для ее получения не нужно прибегать к насилию.

Источник: Уральский рабочий

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Владимир Платоненко

В случае победы Украины над РФ наибольший выигрыш получит коллективный Запад. Экономика Украины будет полностью разрушена, и создавать её заново будет Запад (а кто ещё?), а значит - в своих интересах. Это будет тем более легче, что на чистом листе можно писать любое слово. Вооружена Украина тоже...

3 недели назад
3
NinaT

Расспросила знакомую о том, как у них прошел первомай. Вот её рассказ. Первомай в Каталонии отмечают по-разному.  И кто-то специально едет в Барселону , а кто-то местом действия выбирает свой город. Например, в Матаро, когда-то городе ткачей и стеклодувов, где до сих пор чтят и помнят...

1 месяц назад
11

Свободные новости