Венесуэла: «Отказаться от участия в электоральном фарсе!»

Голосовать за Чавеса – значит голосовать за Диосдадо; голосовать за Каприлеса – значит голосовать за Диосдадо. Верность этого утверждения подтверждается сравнением программ двух кандидатов в важнейшей части: о том, какое направление примет энергетическая отрасль, для обоих являющаяся бесспорным рычагом модели развития страны – та самая, которая была установлена ещё в 1914 г., когда в Венесуэле началась разработка первого нефтяного месторождения.

Ложная поляризация разоблачается констатацией консенсуса по вопросу удвоения добычи ископаемых энергоносителей в стране при участии транснациональных компаний.

Тем не менее, для анархистов и анархисток основная дискуссия строится не вокруг того, кто контролирует промышленность – национальная или иностранная буржуазия – а вокруг того, что воспроизведение этой добывающей модели перекрывает возможность реализации альтернативной модели развития, которая бы не обеспечивала топливом двигатели внутреннего сгорания мирового капитализма и не вредила бы ни окружающей среде, ни общинам коренных жителей и крестьян. Кто бы ни оказался победителем 7 октября – он будет представителем победы спекулятивного финансового капитализма, в гармонии с мировым рынком, имеющим надёжных слуг в лице таких фигур, как Диосдадо Кабельо[1].

Победа Уго Чавеса будет возможна только благодаря тому, что альтернативная кандидатура выгодно его оттеняет: это представитель венесуэльской олигархии, участвовавший в апрельском путче 2002 г. Каприлес обеспечил Чавесу идеальный сценарий для возрождения поляризации своей речью, сосредоточенной на среднем классе страны и на недостаточной гармонии между социальными группами. Несмотря на декларируемую широту и включённость, никогда не было секретом, что решения принимались верхушкой самой консервативной и реакционной партии страны – Primero Justicia.

Несмотря на очевидное недовольство результатами его правления и последовательное нарастание социальных конфликтов, которые сдерживаются обещаниями харизматического каудильо, Каприлесу, согласно этому сценарию, не удалось убедить ни недовольных чавистов, ни широкие слои населения. В этом сценарии будущее определяется укреплением этатизма, обострением процесса исключения публичных политиков по политическим мотивам и, по принципу домино – гегемонией боливарианцев по итогам предстоящих выборов региональных и местных властей. 

С другой стороны, победа Каприлеса была бы возможна только за счёт абсентеизма недовольных чавистов и массового протестного голосования, а не благодаря «добродетелям» победителя. Уставшие от унижений, демагогии и общего снижения уровня жизни, «античавистские» избиратели, на которых он ранее полагался, дали бы необходимые цифры для второго электорального поражения команданте президента, что запустило бы сценарий конфликта и утверждения региональных властей, контролируемых так называемой «оппозицией», на следующих выборах. Этот результат, впрочем, катализировал бы появление на свет новой двухпартийной системы – партийных блоков чавистов и не-чавистов, и они в среднесрочной перспективе заключили бы ряд соглашений, которые постепенно выродились бы в новый “Pacto de Punto Fijo”[2]

Каким бы ни был результат, есть ещё два важных последствия. Первое – это релегитимация представительной демократии и клиентелизма, который, казалось бы, развалился во время народного восстания Каракасо[3] – системы управления, которая могла быть воссоздана только при такой харизматической и популистской фигуре, как Уго Чавес. Второе, представляющее особый интерес для антиавторитариев – это тот факт, что эти выборы проходят в условиях исторически рекордного упадка автономии венесуэльских общественных движений.

Как свидетельствуют данные Венесуэльского центра изучения общественных конфликтов, электорализация повесток дня народных инициатив достигла того, что казалось трудным делом: прекратить рост демонстраций в стране, количество которых стабильно росло начиная с 2004 г. Электоральный шантаж смог институционализировать, перевести в электоральные каналы энергию множества движений, нивелируя тот уровень автономии, которого достигли некоторые низовые конфликты в борьбе с истеблишментом.  

Последовательная анархическая позиция не может быть иной, кроме отрицания избирательного фарса и шантажа, отказа от участия в этой комедии и направлении всех сил на восстановление и оздоровление автономии общественных и народных движений. События последних 13 лет показали нашу правоту: речи правителей ничего не меняют. Структурные революционные преобразования исходят от всех и каждого угнетённого и их коллективных усилий.

Передовица из газеты анархистов Венесуэлы  «El Libertario» о выборах в стране.

 Перевод Д.Г.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Российский троцкист, публицист и историк Артем Кирпиченок. пишет следующее: "Алан Вудс - один из крупнейших современных марксистов... Он рассказывает о феномене "предательства" руководства профсоюзов и рабочих партий, когда они в революционной ситуации переходят на соглашательские и...

5 дней назад
2
Николай Дедок

9 октября началась турецкая операция на севере Курдистана по созданию 30-километровой так называемой "буферной зоны" между Турцией и Сирией. По факту, это нападение на независимую конфедерацию народов под названием Рожава (Rojava) или Западный Курдистан. Далее будет длинный пост об...

6 дней назад

Свободные новости