Москва: «Полила квасом и навредила морально». Дело 12-ти. Духанина

В начале октября 2013 года в Замоскворецком суде была допрошена новая партия потерпевших по «делу двенадцати», выделенному из общего «болотного дела». Двое потерпевших по эпизоду фигурантки дела Александры Наумовой (Духаниной), по мнению ее защиты, не представляют для нее опасности. Также на прошедшей неделе Басманный суд продлил сроки арестов целому ряду фигурантов «болотного дела».

Пятнадцатая неделя судебных заседаний по «делу двенадцати», выделенному из «болотного дела», прошла уже в Никулинском суде: на прошлой неделе было решено, что именно туда переедут слушания из Мосгорсуда. По этой причине первое заседание во вторник, сообщает «РосУзник», не обошлось без накладок. Почти все участники процесса опоздали на суд, в само здание суда пускали по одному — к официальному времени начала заседания не все родственники и журналисты успели попасть в зал.

Когда же спустя два с половиной часа заседание все же началось, девять обвиняемых пожаловались, что ничего не ели с семи утра. Судья объявила перерыв. После перерыва «узник Болотной» Владимир Акименков попросил судью разрешить ему сделать заявление. Судья Наталья Никишина не захотела его услышать, поэтому Акименков, указав на пристава со служебной собакой, сказал: «Этот человек меня избил». В ответ судья пригрозила Акименкову удалением и приступила к допросу потерпевшего — омоновца Алексея Зелянина, проходящего потерпевшим по эпизоду Александры Наумовой (Духаниной).

Как рассказал омоновец суду, на предварительном инструктаже ни о чем подобном тому, что произошло 6 мая 2012 года, его не предупреждали. Во время событий он видел, как «девушка» (Духанина) бросала пустые пластиковые бутылки и куски асфальта. Когда в него самого попал обломок асфальта, он, по его словам, смотрел в другую сторону. В то же время прорыва цепи ОМОНа Зелянин 6 мая не видел, а видел только, как цепь «ходила волнами».

Как отмечает «РосУзник», показания Зелянина мало чем отличались от показаний остальных (омоновцев). Разве что видел и помнит он еще меньше. Зелянин заявил суду, что потерпевшим от действий обвиняемых по «делу двенадцати» он себя не считает.

Сторона защиты в связи с этим хотела ходатайствовать о смене статуса Зелянина на свидетеля, но не успела — судья объявила об окончании допроса.

В среду заседание началось с того, что судья удалила из зала обвиняемого Сергея Кривова, который также пожаловался на издевательства со стороны конвойных. И суд вновь перешел к допросам.

Как пишет «РосУзник», омоновец Антон Сутормин рассказал, что во время событий в районе Болотной площади находился за служебными автобусами и поэтому «какие были беспорядки — не видел». С места, где он был в тот день, Сутормин не видел, находились ли в сквере у площади люди, как не видел, были ли вокруг сквера заграждения. Когда ему отдали приказ задерживать демонстрантов, он арестовал шестерых, из которых запомнил лишь Александру Духанину. Он решил задержать ее, когда она отделилась от толпы демонстрантов.

Как сказал омоновец, он «подошел к ней сзади один, обхватил аккуратно за шею и доставил к автозаку».

По его словам, она кидала камни, один из которых попал ему по бронежилету в область груди. Кроме того, «девушка», как он сказал, «полила (его) квасом из бутылки». Резиновую дубинку, с его слов, Сутормин к Духаниной не применял.

На вопрос адвоката Духаниной Дмитрия Дубровина, какой вред причинила его подзащитная Сутормину, омоновец ответил, что в тот день ему никто физически не навредил, а навредили лишь морально: по мнению Сутормина, «в сотрудников полиции нельзя бросать камни».

«Все эти потерпевшие — мнимые, — поделился с «Газетой.Ru» адвокат Духаниной Дмитрий Дубровин. — Зелянин, хоть у него, может, и был синяк на плече от удара камнем, но он получил его не от действий Духаниной.

Он сам говорил на суде, что не видел, чтобы в него кидала камень именно Духанина, и не утверждает, что это была она. «Зелянин не смог даже описать Александру. Он лишь вспомнил, что это была некая девушка среднего роста с темными волосами, и все. Второй потерпевший — Сутормин — сказал, что физической боли удар по бронежилету ему не причинил, а то, что она облила его квасом, было ему просто неприятно. Он тоже несостоятелен как потерпевший. Ничего опасного для моей подзащитной от них я не вижу», — рассказал адвокат.

Пока суд допрашивал омоновца Сутормина, «узник» Андрей Барабанов сидел, опустив голову на руки. Как оказалось, он плохо себя чувствовал. Спустя какое-то время он попросил вызвать ему «скорую». Судья Никишина сделала ему замечание и предложила продолжить допрос потерпевшего. Сторона защиты возмутилась, судья ответила, что, пока допрос Сутормина не завершится, «скорую» Барабанову вызвать нельзя.

Поэтому, как отмечает «РосУзник», адвокатам пришлось ограничиться лишь несколькими вопросами к омоновцам, чтобы закончить допрос скорее.

После объявленного перерыва перед судом предстал новый потерпевший — подполковник Игорь Беловодский, командир 1-го батальона 2-го оперативного полка. По его воспоминаниям, которые приводит «Комитет 6 мая», манифестанты 6 мая провоцировали полицейских. Сам он в тот день получил удар в плечо. По мнению Беловодского, в рядах демонстрантов «была группа, которая целенаправленно что-то хотела», и в толпе «кто-то работал».

Как признался потерпевший, он не узнает никого из обвиняемых и тем не менее имеет претензии к ним. «Узники Болотной», по мнению подполковника, «попрали закон».

На вопрос адвокатов, в чем состоит вред, причиненный ему каждым из подсудимых, командир оперполка вновь сказал, что никого из обвиняемых не узнает, но добавил: «Они здесь не просто так».

Допрос Беловодского продолжился в четверг. Как сообщает «РосУзник», на большинство вопросов он затруднялся ответить. На вопрос защиты, почему он плохо помнит события 6 мая, Беловодский парировал: «Свойства моей памяти таковы, что через определенный момент времени я ничего не помню».

В тот же день на суд явился адвокат первого осужденного по «болотному делу» на 4,5 года Максима Лузянина. Он передал суду, что Лузянин отказывается от дачи показаний по 51-й статье Конституции РФ (право не свидетельствовать против себя и близких родственников), а на заседании не может присутствовать по состоянию здоровья. Судья Никишина на это ответила, что об этапировании Лузянина уже распорядились и отменить это невозможно. Адвокат Гаджи Алиев попросил в таком случае судью Никишину заранее сообщить о допросе его подзащитного.

На минувшей неделе суды продлили аресты сразу нескольким фигурантам «болотного дела». В понедельник был продлен арест Леониду Развозжаеву, обвиняемому по ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 212, ч. 1 ст. 322 УК РФ (приготовление к преступлению, организация массовых беспорядков, незаконное пересечение государственной границы РФ), до 21 октября. Из-за препирательств с судьей самого Развозжаева с заседания удалили. Во вторник Басманный суд продлил арест фигурантам второй волны — Илье Гущину, Дмитрию Рукавишникову и Александру Марголину — до 6 февраля 2014 года.

Источник

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Существуют общественные или политические движения, группы или партии, которые оказывают давление на государство с целью усиления государственного контроля. Некоторые группы (социал-демократы и другие социалисты-государственники, большинство профсоюзов, леволибералы) хотят, чтобы государство лучше и...

4 дня назад
3
Michael Shraibman

Почему в некоторых странах так усилилась леволиберальная пропаганда, направленная на защиту безопасности? Даже на уровне речи требуется исключить любые признаки агрессии, не говоря об отношениях. Может быть, они хотят полностью лишить общество агрессии, чтобы лучше им управлять? Это хорошо...

6 дней назад
14

Свободные новости