Новые социальные движения в Боснии

Что происходит в Боснии и Герцеговине спустя десять месяцев после восстания? После массовых беспорядков в феврале 2014 года граждане Боснии совместно перенаправили свой гнев на проведение горизонтальных и самоорганизующихя собраний, называемых пленумами, которые, как грибы по всей стране, появились в 24 городах и посёлках. К сожалению, наводнения, которые обрушились на страну спустя несколько месяцев, уничтожили новые эксперименты коллективной самоорганизации. Но акции протеста, пленумы и даже наводнения поспособствовали пробуждению у народа чувства солидарности, которая в настоящее время транслируется в неофициальной сети, призывающей к социальной справедливости.  

Куда делись все протестующие?

В феврале начались протесты в городе Тузла, в 130 километрах к северу от столицы Сараево, где уволенные рабочие пяти обанкротившихся заводов устроили акцию протеста, чтобы вернуть свои неоплаченные пенсии и медицинскую страховку. Вскоре после этой акции волна протестов прокатилась по всей стране (такой большой волны протестов не было с тех пор, как окончилась война). Хотя протестное настроение и ослабло спустя несколько месяцев после восстания, уволенные рабочие в районе Тузлы не прекратили выражать свой гнев. Они по-прежнему продолжали устраивать акции протеста перед административными зданиями, требуя выплаты зарплат и пенсий, которые владельцы фабрик всё ещё были должны им. Для этого они основали независимый профсоюз под названием "Солидарность", направленный на объединение рабочих, имеющих различный профессиональный опыт, и рабочих любой национальности.

При этом многие из участников февральских демонстраций по-прежнему сталкивались с постоянным давлением и угрозой со стороны полиции и властей. Открыто выражать недовольство - до сих пор не лёгкая работа в Боснии. Некоторые из протестующих были приглашены на "неофициальные беседы" о своём участии в февральском восстании, в то время как другие были произвольно арестованы и преданы суду на основе полицейских расследований, отчёты которых были ложными. В последнем письме, адресованном на имя учреждений по продвижению и защите прав человека, осужденные демонстранты выразили озабоченность в связи с систематическими грубыми нарушениями прав и свобод демонстрантов в этой стране.

Разъярённые, разгневанные, взбудораженные и разочарованные во власти участники пленумов присоединились к активистам из множества других движений, собраний, социальных инициатив и союзов, и образовали неофициальную сеть, призывающую к социальной справедливости. В недавно выпущенном коммюнике так называемое "Движение за социальную справедливость" заявило, что оно было составлено из граждан, объединённых февральскими протестами, с целью создания "общества, в котором работали бы законы, социальная справедливость и прямая демократия - общество, в котором каждый человек имеет крышу над своей головой; живёт на своей собственной работе и в гармонии с окружающей средой; развивается в соответствии со своими собственными средствами и ресурсами; имеет право на бесплатное медицинское обслуживание и образование; и участвует в равной степени в решении всех вопросов, связанных с общественной жизнью".

Новая сеть основана на принципах равенства, открытости, ответственности и прозрачности. Она работает на общегосударственном уровне, соединяющем и физических, и юридических лиц; она отвергает официальную регистрацию, чтобы избегать приручения той же системой, с которой она борется.

Между тем никаких изменений на институциональном уровне не произошло. Выборы, проведённые в октябре, не принесли каких-либо изменений в политической панораме, которая по-прежнему остаётся во власти правых партий. Результаты выборов глубоко разочаровали тех, кто питал надежды на изменения после февральского восстания. Но это не удивило тех, кто выступают за изменение конституции, которая, в то время как существует этническая разобщённость, не создаёт благоприятных условий для гражданских партий, чтобы получить точку опоры. Действительным победителем последних выборов, с 46% голосов, оказались те, кто отказался подать свой голос и узаконить таким образом существующую систему.

С площадей в кварталы 

Помимо профсоюза "Солидарность" и сети за социальную справедливость, как ощутимых результатов протестов, были также организованы другие инициативы, чтобы подумать над февральскими событиями. В конце ноября активисты, представители интеллигенции и граждане собрались в Сараево, чтобы организовать вторую сессию  "Открытого университета", четырёхдневного общественного и интерактивного диалога по темам, которые редко обсуждаются открыто в Боснии. Открытый университет был коллективной и совместной попыткой детально разработать вопросы прямой демократии, сопротивления, пола, капитализма и долга, совместно с представителями и активистами из пост-югославского пространства и других стран.

Как объяснили организаторы, в то время, когда ещё состоялся первый открытый университет в ноябре 2013 года, никто даже не ожидал, что в феврале вспыхнут протесты. Год спустя, в то время как бесправные рабочие из Тузлы занимали здание местной администрации и блокировали выезд из города, открытый университет открыл четыре дня интенсивных дебатов в театре SARTR. SARTR, название которого расшифровывается как "Сараевский военный театр", является местом культурного сопротивления. Он был основан в мае 1992 года, когда город был в осаде - довольно символическое место. В течение четырёх лет осады в нём было проведено более 2000 спектаклей, помогая людям во время осады справиться с сумасшествием и сюрреализмом войны. Кроме того, в ноябре 2014 года театр помог им справиться с разочарованием в последующих акциях протеста.

"Открытый университет был антиавторитарной инициативой, и это здорово, что эта инициатива проявилась в Сараево", - сказал один из организаторов. Она дала возможность решать вопросы "что дальше" и что делать после того, как площади опустели. После протестов появляется разочарование, которое кажется доминирующим чувством. Как столкнуться с разочарованием пустых площадей? Костас Дузинас, автор нескольких книг по правам человека, уговаривал людей переносить дух площадей в кварталы города, начиная с организации социальных и экономических альтернатив. "Разбирайте площади и собирайте их снова в кварталах  города, - сказал Дузинас. - Дух идёт туда, где он может внести изменения".

Но в отличие от Греции, "где площади разбираются и вновь собираются в кварталах города", выражаясь словами Дузинаса, ничего подобного ещё не произошло в Боснии. И никакое сравнение не может быть проводиться с опытом других, как например, греческих демонстрантов или сапатистов. В травмированном после войны обществе есть различные расколы, но оно просыпается после двадцати лет угнетения.

Хоть некоторые и утверждают, что пленумы дерадикализируют протесты, отдаляя их от рабочего класса в сторону интеллигенции, возглавляющая собрания, всё же практика прямой демократии дала эффект политизации, помимо просто терапии. Как сказал участник последнего Открытого университета: "Во время пленумов мы не чувствовали осведомлённости, мы чувствовали эйфорию." Тем не менее, такое чувство волнения можетсоздать почву для формирования сознательной общности, члены которой больше не будут  ограничиваться национальной сопричастностью, но, скорее, будут руководствоваться общей готовностью аернуть себе власть. Протесты и пленумы открыли для людей пространство для того, чтобы говорить и выражать гнев, накопленный за двадцать лет бесправия и эксплуатации. Теперь люди осознали, что они являются частью той же массы угнетённых, независимо от их национальности...

Кьяра Милан

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Докия Гуменна (1904-1996) - малоизвестная сегодня украинская писательница. Расцвет ее творчества пришелся на 1930е - 1950е гг. Она писала романтические тексты про любовные отношения между мужчинами и женщинами, но не только это притягивало ее внимание. Она была резким критиком системы СССР (дело...

1 неделя назад
Michael Shraibman

В далекие 1980е гг по ТВ показывали западно-германский детектив. Речь шла о расследовании преступления в Рейнско-Рурском регионе. Кого-то там в шахту сбросили (впрочем, не помню). Заинтересовало меня то, что региональный бизнес опасался увольнять работников и вообще беспокоить их. Почему? Пару раз...

3 недели назад
4

Свободные новости