Сирийская анархистка Лейла аль-Шами: Идлиб сопротивляется боевикам-исламистам

Идлиб

Эта тема практически неизвестна в России. В сотнях преимущественно арабских городов и сел Сирии, где нет правительства, работала годами система Местных Советов (МС), преимущественно беспартийных, которые обеспечивали коммунальные услуги и поддерживали порядок на местах в отсутствие централизованного государства. Это явление стало результатом сирийского восстания (Саура) против Асада. Позднее в городе Идлиб - столице одноименной провинции - боевики-исламисты разогнали Местный Совет, которых курировал работу 160 автономных непартийных Советов региона. Вооруженные группировки исламистов и режим Асада стремятся разрушить МС и подчинить себе жителей, заставив их платить налоги и подчиняться правилам, которые устанавливают боевики. Жители сопротивляются.

***

В последние дни в Идлибе вспыхнуло народное восстание против радикальной исламистской группировки ХТШ (Хайат Тахрир аш-Шам, ранее группировка была связана с запрещенными всюду сирийской "Аль-Каидой" - Нусрой), которая в военном отношении доминирует на большей части территории провинции. Недавнее восстание началось, когда ХТШ увеличила Закят (налоги) на ряд товаров и услуг, включая хлеб, электричество и оливковое масло.

В Кафар-Тахариме, городе на северо-западе Идлиба, который зависит от производства оливкового масла для получения дохода, местные жители отказались платить повышенные налоги исламистам и их возмутили попытки ХТШ контролировать прессы для оливкового масла.

Местный Совет в Кафар-Тахариме долгое время сопротивлялся попыткам захвата власти правительством спасения, связанным с ХТШ. Местные жители устроили протесты и штурмовали контролируемые ХТШ полицейские участки, успешно выбив группировку из своей общины. ХТШ окружила город и потребовала, чтобы местные жители под угрозой возмездия передали им ряд лиц, участвовавших в протестах. Местные жители отказались и решили продолжать сопротивление боевикам.

6 ноября войска ХТШ осадили город и начали обстреливать его из минометов и пулеметов, убив по меньшей мере 3 человека и ранив много других. Но местные жители продолжали сопротивляться, и все города и деревни вокруг Идлиба поднялись в знак солидарности с Кафаром Тахаримом, требуя, чтобы ХТШ и ее лидер Джолани покинули провинцию. Люди вышли на улицы городов Идлиб, Салкин, Маарат-Эль-Нуман, Даркуш, Самарда, Ариха, Курин, Арманаз и других. Люди из Арманаза и города Идлиб начали маршировать в сторону Кафар Тахарим, чтобы попытаться прорвать осаду, но были заблокированы боевиками ХТШ. 7 ноября протестующим из Салкина удалось прорваться в город с севера.

Народное сопротивление против ХТШ стало обычным явлением в провинции Идлиб, и скандирование против Джолани регулярно слышится на антирежимных акциях протеста, которые проходят почти каждую пятницу. Многие считают, что авторитаризм этой группы ничем не отличается от авторитаризма режима Асада. Боевики ХТШ усилили свой контроль над провинцией в январе после интенсивных боев с повстанческими группировками. С тех пор она пытается установить контроль над гражданским управлением путем создания правительства спасения, которое взяло на себя предоставление услуг, контроль над Местными Советами и образованием, несмотря на широкое сопротивление местных жителей, которые мужественно пытались защитить свою автономию и институты самоуправления, созданные ими после освобождения от режима Асада.

Люди были также возмущены широко распространенными арестами, которые были направлены против активистов гражданского общества и работников средств массовой информации, некоторые из которых, как сообщается, умерли под пытками в тюрьмах, управляемых ХТШ. Широко распространено мнение, что ХТШ стояла за убийствами Раеда Фареса и Хамуда Джнида в ноябре 2018 года. Оба участвовали в работе популярной независимой радиостанции Radio Fresh.

В сентябре вспыхнули масштабные протесты против ХТШ и продолжающихся воздушных бомбардировок провинции режимом Асада и Россией. Режим активизировал свои атаки на провинцию в апреле, проводя кампанию выжженной земли против жилых районов, в результате которой около полумиллиона человек бежали, более 1000 были убиты. Бомбежки были непосредственно направлены против гражданской инфраструктуры, включая более 50 больниц и медицинских центров. Доминирующим нарративом, пропагандируемым режимом, является то, что Идлиб является "террористическим анклавом". Присутствие нескольких тысяч экстремистских боевиков (против которых борется население региона) представляется как оправдание кампании уничтожения гражданского населения Идлиба численностью около 3 миллионов человек, в том числе 1 миллиона детей. Сегодняшнее восстание должно бросить вызов этому нарративу.

Сирийцы постоянно сопротивлялись всем формам авторитаризма и стремились защитить свою автономию и стремление к свободе с 2011 года. Несмотря на то, что Идлиб оказался зажатым между режимом и экстремистами, он остается домом для многих гражданских инициатив и творческого сопротивления. Всего несколько недель назад 20-летний рэпер Амир аль Муарри выпустил в Идлибе трек "On All Fronts". (с субтитрами на английском, испанском и русском языках) представляет собой портрет провинции и многообразие ее жителей, которые продолжают выживать и сопротивляться, несмотря на апокалиптические условия жизни. Он не жалеет критики, обвиняя в жестокости режим, вооруженные группировки, которые захватили контроль над революционными регионами, и иностранную интервенцию России, Ирана и Турции. Такие люди, как Амир и гражданские лица, рискующие своей жизнью, чтобы протестовать сегодня, являются будущим Сирии и бросают вызов ленивым предположениям о том, что выбор, стоящий перед сирийцами, - это выбор между фашистским режимом и Аль-Каидой. Всегда был третий вариант.

Комментарии

Скажите, а это ваш перевод поста Лейлы? По какой причине из этого перевода убраны все упоминания России, которые есть в оригинальном тексте?

Мне просто интересно.

Рейтинг: 5 (1 голос )

Перевод предназначался изначально для подцензурного издания, где убираются упоминания о России (такого рода). Фрагменты восстановлены. Извините за оплошность. Если есть что-то еще, что упущено, укажите это.

Рейтинг: 1 (1 голос )

Nevermore

Вы считаете нормальным переводить тексты для "подцензурных изданий" (очевидно, российских)?

Голосов пока нет

Да, тем более, что полностью неподцензурных изданий, способных платить зарплату в мире  нет или почти нет. Я не отвечаю за действия руководства, принимающего решения в таких случаях по своей (по его) воле.  Грань, на мой взгляд, проходит там, где человек работает на силовые структуры - армию, полицию, спецслужбы, в этом случае он является частью механизма, непосредственно направленного против критиков системы и сам участвует в действиях против них, вот где грань. А Вы считаете нормальным работать на военном заводе или в лавке бизнесмена, который параллельно является смотрящим по району\кварталу и много чего делает такого, что вызывает вопросы, или на контролруемый ленинистскими партийцами центр сбора социальной информации по забастовкам? Вот, откровенно говоря, с военным заводом особенно много вопросов, однако вы не предлагаете альтернативные рабочие места миллионам занятым там людей.

Рейтинг: 1 (1 голос )

Nevermore

Нет, я не считаю нормальным для анархиста работать на военном заводе. Да и не только для анархиста, а просто для любого думающего и честного человека. Точно так же я не считаю нормальным работать, например, в канцелярии суда, который штампует аресты протестующим.

И точно так же я не считаю нормальным работать на пропагандистскую машину государства (особенно если это выраженно репрессивное государство вроде России или Китая какого-нибудь). Не знаю, что это за издание, для которого вы переводите. Но если в нём действует политика вымарывания из переводов любых негативных упоминаний России, то это издание, очевидно, часть пропагандистской машины государства РФ и занимается намеренной дезинформацией.

В 2019 году пропаганда является таким же оружием, как танки или автоматы. Соответственно, работники пропагандистских СМИ ничем принципиально не отличаются от рабочих на оружейных заводах (или на заводах, производящих водомёты для разгона протестов). Как этим может заниматься анархист (да ещё и оправдывая себя тем, что "зато они платят"), я не очень понимаю.

Но, кажется, Russia Today я в предыдущих комментах упоминал не зря.

Рейтинг: 4 (1 голос )

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

2 недели назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

2 недели назад

Свободные новости