Анархисты Румынии об "антикоррупционных" протестах в стране

 «Закон одинаково запрещает и богатым и бедным спать
под мостом, попрошайничать на улицах и воровать хлеб»
Анатоль Франс

В данном тексте мы попробуем сформулировать несколько соображений, с анархо-коммунистической точки зрения – настолько адекватно, насколько это возможно в настоящий момент – относительно последних протестов против ряда решений, принятых правящей партией и воспринятых как атака на "правовое государство", после-"революционный" путь Румынии и "прогресс", зарегистрированный за последние 27 лет.

Если говорить коротко, мы считаем, что в настоящий момент являемся свидетелями борьбы за власть в государстве между представителями политической элиты и силовыми структурами государства, и данное событие не представляет интереса для трудящегося класса и его освобождения. Основные действующие лица, как их видим мы: на одной стороне в этих протестах стоят многочисленные представители среднего класса, президент Йоханнис и некоторые силовые ведомства, секретные службы, Национальный Департамент Антикоррупции (DNA-Departament National Anticoruptia), и др.; а на другой – Социал-демократическая партия (PSD -Partidul Social Democrat) и политические элиты, как таковые. Мы говорим о политической элите, потому что борьба за власть ведется именно в этой категории, хотя оппозиционные партии и отрицают свое участие ней по причине возможного отрицательного влияния этого аспекта на электоральный результат. Мы говорим, что это борьба за власть между соперничающими лагерями, поскольку изменения в законодательстве, сделанные правящей партией, устраняют некоторые предусмотренные законом механизмы, с помощью которых упомянутые силовые государственные органы установили контроль над политиками в последнее десятилетие, во многих случаях порождали злоупотребления.

Мы не отрицаем того факта, что среди протестующих могут находится представители рабочего класса и бедноты, – люди, которые не были в числе выигравших в период перехода [от государственного капитализма к рыночному]. Объяснением этому факту служит отравление умов средствами массовой информации и общим прокапиталистическим дискурсом, господствующим в румынском обществе на протяжении последних 27 лет. Еще одним фактором, который необходимо принимать во внимание и невозможно игнорировать, является полное отсутствие сколько-нибудь вызывающей доверие альтернативы, способной отстаивать дело трудящегося класса. На данный момент имеется множество различных высказываний и действий, противоречащих друг другу, поэтому мы не можем сделать окончательные выводы и учесть все факторы.

Средний класс: «молодые красивые»

Средний класс в Румынии состоит из тех слоев населения, которые имеют уровень жизни выше среднего; они надеются добиться такого же уровня жизни, какой имеет средний класс на Западе, и вообще находятся под впечатлением цивилизационного прогресса, представленного западным колониальным капитализмом. Хотя многие из них остаются наемными рабами, некоторые все же располагают возможностью накопить солидный капиталец; другие не имеют такой возможности, и их классовое предательство выражается в стремлении попасть в класс буржуазии, с которым они себя и отождествляют.

Их классовое сознание – это сознание тех, кто скоро станет буржуа или временно оказался вне рядов буржуа. Другая характерная черта среднего класса – это презрение, которое он испытывает к самым широким слоям рабочего класса и бедноты, ассоциируемым в их глазах с "коммунизмом" (государственным капитализмом), материальными лишениями, из-за чего их путь в ряды буржуазии столь извилист. Наиболее активная часть этого класса формируется из горожан, воспитанных в западных традициях (они хотят такой же страны, как на Западе); зачастую они связанны с транснациональными компаниями, во множестве представленными в Румынии, или с комплексом неправительственных организаций, в которых получают заработную плату выше средней.

PSD – партия коррупционеров

PSD – это политическая партия, ни чем не отличающаяся по своему содержанию от других европейских партий, придерживающихся социал-демократических традиций (традиций реформизма и капитализма, но это отдельная тема для разговора). Вряд ли можно утверждать, что PSD – более коррумпирована партия, или что её состав принципиально отличается от состава партий, существующих сегодня или существовавших ранее. Не будем сейчас вступать в дискуссию относительно того, является ли PSD неолиберальной партией (хотя она именно такая), в смысле политической партии, озабоченной больше интересами капитала (национального или иностранного) нежели интересами трудящихся. На практике других партий никогда и не было; до-неолиберальные исключения в так называемых социальных государствах на Западе были связаны скорее с особыми историческими условиями, в которых оказался капитализм после Второй мировой войны. Но следует указать на то, что PSD является политической партией, за которую традиционно голосуют широкие слои рабочего класса и беднейшие слои румынского общества.

Наследница Фронта национального спасения (потомка бывшей единой партии в до- "революционный" период), PSD, как и другие партии, обеспечивала процесс первоначального накопления капитала, начавшийся в момент свержения прежнего режима и перехода страны к капиталистической рыночной экономики. Во время правления PSD были реализованы программы приватизации, открыты новые рынки для инвестиций, произведены массовые увольнения, проведены сокращения социальных расходов. С учетом этого, трудно установить четкие отличия ее от других партий, находившихся во власти, поскольку такова была основная линия всех после-"революционных" правительств: отстаивать интересы капитала (в особенности капитала иностранного) и полностью игнорировать феномен прекаризации (ухудшения социальных условий), навязанной трудящемуся классу.

Есть много объяснений популярности PSD среди трудящегося класса. Одним из них служит. разумеется, отсутствие практической альтернативы, которая могла бы предложить хотя бы иллюзию ориентации своего дискурса на интересы социальных низов. Другое – это организационная структура PSD, которая имеет хорошо развитую партийную сеть в бедных городских кварталах и сельской местности. Так что некоторые различия между партиями установить все же можно, хотя они не слишком глубоки. Это можно заметить на примере публичных заявлений предыдущего правительства по контрасту с заявлениями PSD (по крайней мере, в период избирательной компании).

Технократическое правительство возглавляемое высокооплачиваемым европейским бюрократом, в свое время отказалось от повышения минимальной заработной платы (которая должна была быть повышена до примерно 920 лей, то есть примерно 200 евро – один из самых низких уровней в Европе), одобренного правительством Понта (PSD). Оно заявляло рабочему классу Румынии, что тот обходится слишком дорого и должен работать за 2 лея в день, как и в других малоразвитых или развивающихся странах. С другой стороны, PSD в период прошлой предвыборной компании предлагала повышение зарплат, пенсий и других социальных льгот, – одной из важных мер было введение бесплатного горячего питания для школьников. Но даже в этом случае PSD не соблюдала интересов своих основных избирателей, пытаясь привлечь голоса некоторых традиционно правых избирателей, предложив уменьшение или полную отмену целого пакета налогов и сборов.

Такая стратегия принесла определенный успех, и на последних выборах PSD удалось выйти за пределы своего традиционного электората и привлекла на свою сторону некоторые слои образованного городского населения, ранее не доступные (этому могла поспособствовать и угроза прекаризации, которую в последнее время ощутили и в некоторых слоях населения, прежде считавших себя не подверженным капризам капитализма). Будучи далекими от местной формы оппозиции навязанному населению неоколониальному режимую, PSD, возможно понимается внешними силами, фактически управляющими страной, как менее желательное явление, нежели возможное правительство правых (или технократическое правительство), которое бы в приоритетном порядке занялось продвижением интересов капитала и представляло их.

Еще одно направление, на котором играла PSD, – это попытка обращения к националистическим, консервативным и традиционалистским настроениям, на которые ориентируются и наиболее реакционная часть населения, и часть рабочего класса, в настоящее время далекого от понимания различных навязанных ему разделений и иерархий, каковые он же и воспроизводит внутри себя, в интересах правящего класса. Таким образом не удивительно, что PSD выступила на стороне некоторых крипто- фашистских инициатив, таких как Коалиция за Семью (Coalitia pentru Familie), а лидер партии высказался в пользу консервативных представлений о семье, которые исключают однополые браки или даже взрослое однополое партнерство. Короче говоря, PSD является партией весьма дружественной по отношению к капиталу, с сильным националистическим и консервативным акцентом; партией, которая не протестует против неоколониальных институтов в стране и не является оппозицией по отношению к ним (будь то НАТО, МВФ, ЕС, посольство США; что до последнего, то интересно наблюдать, как местные политические руководители немедленно вызываются туда для доклада, как только оно ощущает угрозу общему вектору развития в интересах США... когда же, интересно, посольство Румынии в Вашингтоне будет вызывать высокопоставленных американских чиновников для обсуждения курса американской политики, и т. д.). Но, в то же время, это партия, которая иногда озвучивает некоторые вопросы социальной политики, чего нельзя найти у правых партий, и иногда может принести некоторые временные улучшения для трудящегося класса (например, повышение минимальной заработной платы)

Борьба с коррупцией, Йоханнис и правовое государство

Центральное место в идеологии борьбы с коррупцией занимают движение Румынии в сторону капиталистической рыночной экономики западного образца и препятствия, которые необходимо преодолеть на этом пути. Мы имеем в виду, что исходной предпосылкой всего этого дискурса служит предположение, что наилучший путь для так называемого развития страны – это разрушение промышленной инфраструктуры, удешевление квалифицированной и образованной рабочей силы, поддержание привлекательности страны для иностранных инвестиций (сохранение самых маленьких заработных плат в Европе), низкие налоги или их отсутствие для доходов, полученных здесь а затем вывозимых в страны Запада. Все сказанное характерно для колониального капитализма, существующего в стране. Коррупция понимается как главное препятствие для целей, которые преследует капитализм западного типа, и, как следствие, – для того, чтобы иметь "страну, как у них". Идеология борьбы с коррупцией находит массовую поддержку среди среднего класса, того привилегированного сегмента населения, для которого благосостояние ассоциируется с борьбой с коррупцией как политическим феноменом, начало которому было заложено в период правления Бэсеску.

Этот же период, начавшийся в 2004 г., был отмечен и формированием более четкого ядра так называемого среднего класса, по мере роста инвестиций транснациональных корпораций и параллельным нарастанием бедности населения в целом и увеличением оттока рабочей силы (опять-таки в пользу капитала, на этот раз западного, который нажился на волне доступной дешевой рабочей силы). В идеологическом плане, средний класс связывает жестокость переходного периода капиталистической экономики 90-х годов (и первоначального накопления капитала: мы говорим о грабеже) с коррупцией тогдашних политических режимов. Несмотря на то, что между 1996 и 2000 годами PSD не формировала и не контролировала правительство, она остается главным козлом отпущения, ассоциируясь с предыдущим "коммунистическим" режимом, и воспринимается как препятствие на пути капиталистического развития. Антикоммунистический дискурс среднего класса склонен отмежевываться от PSD и ее электоральной базы, которая считается слишком темной, прекаризованной, уязвимой для перипетий капитализма, враждебной по отношению к европейским (капиталистическим) ценностям, правовому государству и западной культуре, рассматриваемым как главный источник его, среднего класса, благополучия.

Считается, что PSD с помощью "подачек избирателям" пытается скрыть свою коррумпированность и ненависть к европейским демократическим ценностям, что делает её виновной в нарушении благосостояния этих привилегированных частей населения (во-первых, когда посредством коррупции и некомпетентности она препятствует накоплению, во-вторых, поскольку, распределяя фонды социальных расходов, она не инвестирует в инфраструктуру, необходимую для процесса накопления капиталов).

Президент Йоханнис, в свою очередь, считается квинтэссенцией высших ценностей западной культуры и цивилизации. Немец по происхождению, бывший мэр Сибиу, бывший профессор и превосходный воспитатель, собственник шести домов, он рассматривается как полная противоположность председателя PSD и её электората. В отличие от него, Драгня воспринимается как провинциальный балканский тип, коррумпированный, деспотичный, нецивилизованный. Йоханнис – защитник европейского пути развития, гарант верховенства закона, борьбы с коррупцией и стратегического партнерства с фашистской американской империей. По сути, Йоханнис – враг всему, что могло бы помешать процессу накопления капиталов и служило бы препятствием на пути империалистских интересов. Мы далеки от мысли, что Драгня хоть в какой-то степени является борцом за интересы рабочего класса и его освобождение. Драгня, как и вся политическая элита, представляет интересы буржуазии. Но так, или подобным образом рассуждают представители среднего класса, протестующие в эти дни.

Трудящийся класс

В отличие от многих в узком и не слишком значительном мирке румынских левых, мы утверждаем что для трудящегося класса борьба против коррупции не представляет никакого интереса, в особенности, в плане освобождения его от экономической эксплуатации и господства государства. Поскольку мы является свидетелями борьбы за власть между различными группами внутри государства под флагом борьбы против коррупции, кто бы ни победил в ней, он неизбежно, будет представлять те же интересы капитала и буржуазии. Ведь, как мы знаем, в условиях капиталистического способа производства, правительство есть не что иное как комитет по управлению делами правящего класса буржуазии. Мы утверждаем, что освобождение трудящегося класса может быть осуществлено только самими трудящимися. Трудящемуся классу необходимо развивать собственное самосознание и затем организоваться повсюду, где он присутствует (на рабочих местах, по месту жительства), чтобы положить конец господству класса, который давно уже должен был покинуть историческую сцену.

Так называемое правовое государство – всего лишь политическое выражение для обозначение существующего социально порядка, – порядка, основанного на страдании, трагедии, бедности, эксплуатации, ежедневного подавления духа миллионов людей в стране, и миллиардов людей по всему миру. Для трудящегося класса капитализм представляет собой самую коррумпированную из систем, держащую людей на грани выживания за счет эксплуатации их рабочей силы за рабские зарплаты, унижающие всех работников и работниц. Историческая роль государства заключается в увековечивании классового общества и воспроизводстве капитализма, чтобы обеспечить одному классу возможность жить за счет труда другого класса и любой ценой удовлетворять интересы элит. Вот почему политическое угнетение должно уйти с политической сцены одновременно с капиталистической эксплуатацией.

Тем не менее, мы с сожалением видим, как в этой борьбе между частями политической элиты и репрессивными институтами государства привилегированных слои среднего класса становятся на сторону последних. Протестующие без малейших колебаний отдают свои предпочтения и симпатии структурам абсолютно не демократическим, полностью лишенным прозрачности и не могущим быть привлечены к ответственности, таким как DNA (Национальный Департамент Антикоррупции). Так или иначе, это можно интерпретировать как обесценивание всенародного голосования и политических партий, склонных к принятию популистских мер (в области расходов на социальные нужды, повышения зарплат), как отвращение к некоторым слабостям буржуазной демократии, к таким вещам, как всенародное голосование. Многочисленные голоса в эти дни требовали отмены права голоса для бедных, которые составляют основную часть электората PSD. С идеологической точки зрения, мы могли бы задаться вопросом не скрывается ли за спиной подобных заявлений историческая тенденция к фашизации среднего класса, которая проявляется в полном презрении к представителям класса, который тот считает ниже себя и на который всегда обращают внимание, когда надо по кому-то ударить потому что собственные привилегии поставлены под угрозу.

Перевод: Саша Клим

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.