Что известно о новом деле о терроризме против антифашистов в Тюмени

В начале сентября суд в Тюмени арестовал шестерых антифашистов, самому младшему из которых 23 года, а самому старшему  за - 28 лет. Одного из арестованных обвинили в организации террористического сообщества, остальных - в участии в нем. Кроме того, двоих фигурантов дела обвинили в изготовлении взрывчатого вещества. С тех пор уже трое обвиняемых заявили о пытках током. Близкие арестованных опасаются, что в отношении молодых людей фабрикуют дело, аналогичное печально известному пыточному , фигуранты которого получили длительные сроки лишения свободы по обвинению в терроризме.

Предлагаем вашему вниманию BBC о тюменском деле.

В последний день лета российские силовики провели серию задержаний в Екатеринбурге и Сургуте. В Екатеринбурге были задержаны 27-летний Юрий Незнамов и 28-летний Данил Чертыков. В Сургуте - 27-летний Никита Олейник и 25-летний Роман Паклин. Все четверо были задержаны примерно в одно время - 11 часов вечера 31 августа.

После задержания всех четверых увезли в Тюмень. Несмотря на то, что задерживали их всех 31 августа, суд по мере пресечения состоялся 7 сентября. Центральный суд Тюмени арестовал всех четверых до 30 октября. В пресс-службе суда Би-би-си не ответили, в чем именно обвинили задержанных в Сургуте и Екатеринбурге.

"Парни из разных регионов, в гости друг к другу ездили и на концерты, и много чего их связывало. В том числе антифашистские взгляды", - рассказывает знакомый Юрия Незнамова, попросивший об анонимности.

Незнамова, увлекающегося 3D-моделированием дизайнера-фрилансера, задержали в Екатеринбурге на съемной квартире. Как во "ВКонтакте" его двоюродный брат Алексей, к Незнамову пришли люди в гражданском, провели обыск без понятых (были изъяты техника и некоторые вещи, ничего запрещенного, по словам брата, не нашли), а затем "скрутили и увезли в неизвестном направлении".

"Вас, наверно, подключали к чему-то?"

Близкие ничего не знали о местонахождении Незнамова, 2 сентября его отец подал заявление о его пропаже. "И только 6 сентября ему сообщили, что сотрудники ФСБ увезли Юру в Тюмень", - пишет брат Незнамова.

9 сентября, спустя несколько дней после ареста, Незнамова посетил в тюменском СИЗО адвокат Федор Акчермышев. На встречу им дали 35 минут. "Я, понимая, что обвинение будет абсурдным, спросил его, что он может сказать по поводу обвинения. Он сказал, что не имеет к этому никакого отношения. Он конкретно не знает, в чем его обвиняют, документов у него никаких нет, у меня тоже никаких документов нет", - рассказал адвокат Би-би-си.

Во время встречи он осмотрел Незнамова и увидел у него на левом локте две метки от электрошока. "Я его спрашиваю: "Вас, наверно, подключали к чему-то?" Он ответил, что не помнит", - вспоминает Акчермышев.

Но Незнамов подробно описал пытки письменно во время адвокатского опроса (копия есть у Би-би-си). Как он рассказал, его душили пакетом, лили воду на нос и рот, связывали в ногах и руках и пытали током.

"В один из кроссовок положили что-то мокрое, так же прикрепили что-то к спине, после пустили ток. Сколько времени это продолжалось, сказать не могу, так как показалось вечностью. Я также рассказал всю правду и дополнял ее словами, которые мне внушали, чтобы это прекратилось. Такую боль я не испытывал никогда в жизни", - написал он.
Кроме того, по его словам, ему "давали что-то в руку", чтобы он оставил свои отпечатки: "Угрожали подкинуть родным взрывчатое вещество с моими отпечатками пальцев".

Русская служба Би-би-си направила запрос в тюменское управление МВД и ожидает ответа.

Адвокат Незнамова Акчермышев подал заявление по факту применения пыток к его подзащитному в Следственный комитет Тюмени. В документе, подписанном подругой Незнамова, требуется привлечь "сотрудников МВД и/или ФСБ", причастных к организации и непосредственно выполнявших пытки током" в отношении него, а также сотрудника, который давал Незнамову подписывать документы, к уголовной ответственности по части 4 статьи 286 Уголовного кодекса (превышение должностных полномочий с применением пытки).

"Пытки током применяются для прикрытия непрофессионализма и получения признательных показаний в совершении преступлений, которые человек не совершал", - говорится в документе.

О пытках током заявили уже трое фигурантов этого дела, но адвокатский опрос пока что провели только с Незнамовым. Роман Паклин сообщил своей матери и девушке, что его тоже пытали электричеством. После пыток у него отнялась рука и появились боли в сердце, рассказал Би-би-си его друг.

Олейник также передал через адвоката своим близким, что его пытали. "Пытали его точно так же, как Незнамова. Была информация по воде, по току. На него надели мешок, и в течение нескольких дней он ничего не видел и не понимал, где находится", - рассказала его девушка.

Данил Чертыков тоже передал близким, что на него оказывалось давление, но не уточнил, какое именно. 19 сентября его посетил в СИЗО адвокат Андрей Бекин, и Чертыков рассказал ему, что его избивали при задержании и в кабинете, а также заставляли подписывать документы. В случае отказа их подписывать его "наказывали" приседаниями - за ночь после задержания он сделал около 400 приседаний, рассказал он адвокату. По его словам, силовики пинали его по ногам и угрожали расправой близким, маме и девушке.

"Говорили: "Учти, что мы можем сделать так, что ты будешь сидеть у нас в собственной крови, дерьме и моче". Когда везли в управление МВД, положили на пол между сиденьями, поставив на спину ноги, вжимали голову ботинками в пол. В управлении, когда Данила били, он слышал за стеной крики Юры от пыток - оперативники смеялись над криками и говорили, что если Данил не подпишет, что они требуют, то его отведут туда же", - слова адвоката друзья фигурантов.

По их данным, адвокат Чертыкова намерен подать заявление о применении пыток в СК.

По словам Чертыкова, в результате пыток и угроз он был вынужден дать показания, которые "от него просили" и которые, по его словам, не соответствуют действительности. "Против шести человек, в числе которых мой двоюродный брат Юра Незнамов, сфабриковали террористическое дело, очень похожее на известное дело "Сети", - делает вывод Алексей Незнамов.

Фигуранты дела "Сети" в 2020 году были приговорены к длительным срокам заключения - от 5,5 до 18 лет колонии - по обвинению в организации террористического сообщества и участии в нем. По версии самих фигурантов дела, такой организации никогда не существовало, и дело было полностью сфабриковано ФСБ. Почти все фигуранты дела "Сети" заявляли, что к ним применялись пытки, в результате которых им пришлось оговорить себя и друг друга. Четверо фигурантов заявляли, что силовики пытали их электрическим током, чтобы добиться нужных показаний. Почти все фигуранты дела позже от своих показаний отказались.

С чего началось "тюменское дело"

30 августа, за день до задержаний в Сургуте и Екатеринбурге, в Тюмени задержали 24-летнего Кирилла Брика и 23-летнего Дениза Айдына. Согласно материалам дела, они изготовили в домашних условиях самодельное взрывчатое вещество и направились в район тюменской ТЭЦ-2 на окраине города, чтобы найти подходящий "для производства взрыва участок в лесных насаждениях".

Девушка Айдына Диана, впрочем, считает, что полицейские приняли молодых людей за наркопотребителей и поэтому решили проверить у них телефоны. "Скорее всего, их с Кириллом приняли за наркоманов. В районе ТЭЦ-2 обычно обитает много закладчиков. Посмотрели их телефоны, а в "Телеграме" они подписаны на много антифашистских каналов. И приняли их", - предположила она в разговоре с Би-би-си.

По версии следствия, во время задержания полицейские обнаружили у Брика и Айдына взрывчатое вещество массой 312,13 грамма, а также два детонатора. 2 сентября их арестовал Центральный районный суд Тюмени по обвинению в изготовлении самодельного взрывчатого вещества группой лиц по предварительному сговору. Наказание по этой статье - от 10 до 15 лет лишения свободы.

По словам Дианы, 30 августа около 9 вечера (то есть примерно через час после фактического задержания Айдына и Брика) они с Айдыном договаривались встретиться в центре Тюмени. Напрасно его прождав, она начала волноваться и поехала домой с надеждой, что у него просто "умер телефон". В подъезде дома, где Диана с Айдыном снимали квартиру, ее ждали силовики: "Меня саму задержали в подъезде и объяснили, что мой молодой человек и его друг Кирилл Брик подозреваются в изготовлении взрывчатых веществ".

После задержания Диану, по ее словам, доставили в отдел по борьбе с организованной преступностью тюменского управления МВД. В задержании принимали участие сотрудники того же отдела, добавила она - "нам корочки предоставили". Туда же доставили и девушку Кирилла Брика. С ней Би-би-си связаться не удалось.

В отделе, рассказывает Диана, полицейские "пытались агрессивно ввести ее в курс дела": "Сразу начали кидаться громкими фразами, что мне "спасли жизнь" тем, что арестовали мальчиков, и что меня хотели на 1 сентября "взорвать".

На следующий день, 31 августа, у них дома прошел обыск. Он проходил в присутствии Айдына, Диана на тот момент была в отделении. По ее словам, ее отпустили из полиции уже после обыска. Во время обыска у них изъяли охотничий карабин "Сайга", которым Айдын, по утверждению его девушки, владел легально и на который у него были все документы.

Также у них были изъяты техника, флаг Сибири (бело-зеленый флаг непризнанной Сибирской республики 1918 года) и книги: "Восстание масс" испанского философа Хосе Ортеги-и-Гассета, труды русских анархистов Бакунина и Кропоткина и книга про испанскую революцию, название которой Диана затруднилась вспомнить.

У Брика тоже прошел обыск, но что именно у него изъяли, Би-би-си узнать не удалось. "На днях я общалась с девушкой Кирилла, и она сказала, что у них дома была небольшая заначка - 15-20 тысяч рублей - и она после обыска не может ее найти".

С момента ареста Айдына ни его родителям, ни Диане поговорить с ним пока не удалось. В суде по избранию ему меры пресечения они не были, потому что не знали о том, что он состоится. Его адвокат с Би-би-си общаться отказался.

Айдын и Брик - антифашисты и музыканты. Брик работал в Тюмени автомехаником. Айдын, по рассказам его девушки, "работал на свадьбах, грузчиком и ещё много где, официальной работы у него не было".  Айдын играл на гитаре в тюменской хардкор-группе Siberian Brigade, а также в блэк-метал проекте Rasputin. "Дениз играл во многих группах. Он виртуозный гитарист, который на слух подбирает музыку, поэтому был нарасхват. У Брика есть сольный экстремальный проект m6th - диджитал-грайндкор, нойз-эмбиент", - рассказал Би-би-си друг Айдына и Брика, попросивший об анонимности.

В конце июля Айдын уже стал фигурантом одного уголовного дела - о хулиганстве. Как рассказали его друзья, на него в центре Тюмени напали пятеро, и Айдын, чтобы от них отбиться, применил травмат. После этого один из нападавших попал в больницу с пулевым ранением.

"Момент нападения попал на камеры наблюдения, как сказали полицейские. Дениз сам явился в отдел полиции в тот же день. Никаких слушаний по делу не было ещё. Адвокат Дениза утверждает, что дело должно из хулиганки быть переквалифицировано в самооборону", - рассказал его друг.

По его словам, суть конфликта заключалась в том, что Айдын сначала вступился за молодых скейтеров, на которых "лезли пятеро азербайджанцев", после чего он подрался с одним из них "по договоренности", а позднее в этот день "они на него напали толпой с камнями, видимо, чтобы отомстить".

"Деструктивная деятельность"

Друзья арестованных фигурантов дела рассказали Би-би-си, что Никиту Олейника из Сургута обвинили в организации террористического сообщества (часть 1 статьи 205.4 УК, наказание по ней - 10-15 лет лишения свободы либо пожизненное), а остальных - в участии в нем (от пяти до 10 лет лишения свободы).

В постановлении о возбуждении уголовного дела (есть у Би-би-си) говорится, что Олейник в период с 2021 года по февраль 2022 года, "являясь противником государственной власти и конституционного строя России" и "имея умысел на создание террористического сообщества в целях осуществления террористической деятельности" "создал террористическое сообщество". В это сообщество, по версии следствия, Олейник вовлек Брика, Айдына и Чертыкова, а также "иных не установленных следствием лиц". Об арестованных Незнамове и Паклине в постановлении ничего не говорится. Олейник, считает следствие, организовывал и проводил конспиративные встречи и собрания с участниками "террористического сообщества" в Тюменской и Свердловской областях, а также в ХМАО. Эти встречи, согласно документу, были направлены на свержение власти насильственным путем.

Как утверждает следствие, Олейник оказывал на участников сообщества "вербовочное воздействие и духовное сплочение" и вел "деструктивную деятельность" на территории ХМАО. Чертыков, по его указанию, вел "деструктивную деятельность" в Свердловской области, а Брик и Айдын - в Тюменской области, считает следствие. В чем выражалась эта "деструктивная деятельность", в постановлении о возбуждении уголовного дела не уточняется.

Брик и Айдын, по версии следствия, отвечали в сообществе за изготовление взрывчатых веществ и подготовку самодельных взрывных устройств, необходимых для проведения террористических акций, а также за их непосредственное проведение в трех регионах, где якобы действовало "сообщество". В документе при этом не упоминается ни об одной "террористической акции", проведенной фигурантами дела.

Работавший ветеринаром Чертыков, как считает следствие, обеспечивал остальных участников "сообщества" лекарствами и "кровоостанавливающими предметами", "острая необходимость в которых могла возникнуть у участников террористического сообщества при совершении преступлений террористической направленности и боестолкновениях с представителями государственной власти.

О планировании фигурантами дела каких-либо конкретных преступлений либо "боестолкновений" в документе ничего не говорится. Но следствие пришло к выводу, что арестованные "достоверно знали, что являются членами террористического сообщества" и что оснований для возбуждения в отношении них уголовного дела вполне достаточно. Примечательно, что на постановлении о возбуждении дела стоит дата 2 сентября, в то время как все фигуранты дела были задержаны 30-31 августа. Дело возбуждено управлением МВД по Тюменской области.

Данил Чертыков - врач-ветеринар, его специальность - хирург-ортопед. До задержания он работал в ветеринарной клинике "Ветпульс", в интернете можно найти много положительных отзывов о его работе. "Данил - один из лучших ветеринарных врачей в Екатеринбурге, у него огромная клиентская база", - рассказывает его девушка Алена. Коллеги Чертыкова в курсе ситуации, переживают за него и не верят в происходящее, добавляет она: "Его очень любят на работе".

Чертыкова задержали, когда он с девушкой и друзьями выходил из ресторана в Екатеринбурге. "На нас просто налетела толпа силовиков без опознавательных знаков, без нашивок. Они были в бронежилетах, в балаклавах, в масках, с оружием. Их было очень много", - вспоминает Алена. После этого ее и Чертыкова увезли на разных гражданских машинах, остальных их друзей задерживать не стали. При задержании Чертыкова избили, добавила она.

В машине Алена пыталась запомнить, куда ее везут, и просила объяснить ситуацию. "Они очень грубо со мной общались, типа: "заткинись", "не твое дело". Мне так ничего и не объяснили. Никто не представился. Когда меня посадили в машину, я пыталась запомнить, куда меня везут, но они говорили: "Не крути головой, а то будет хуже"", - рассказывает она. По ее словам, чтобы она не смогла понять, куда ее везут, ей опускали голову вниз и удерживали в таком положении.

"[В отделении] они мне задавали вопросы: "Какую музыку слушаете, какие книги читаете? Как относитесь к политической ситуации в стране? Как вы относитесь к ситуации с Украиной? Были ли у вас антигосударственные настроения или взгляды?" Я им говорила: "Ничего не знаю, ничем не интересуюсь, ни о чем не слышала", - рассказала Алена, но в какое именно ведомство ее доставили, затруднилась вспомнить.

У Чертыкова, как он позже рассказал адвокату, в отделении полиции спрашивали, что он делал в Сургуте и в Тюмени. "Я ответил правду, что в Сургуте я был по работе, так как являюсь ветеринарным врачом. Я был приглашен туда по работе. Также сказал, что в Тюмени я никогда не был", - рассказывает он.

По его словам, в кабинете было шесть человек в гражданской одежде и двое человек "в какой-то специальной одежде черного цвета" и в балаклавах. Их не устроил ответ Чертыкова про Сургут и Тюмень, и они со словами "ты врешь" несколько раз ударили его по лицу , рассказал он.

"Я сообщил им, что это можно проверить - связаться с клиникой, проверить корешки билетов на самолет, что есть фотографии с проводимых мной операций с животными. Их это опять не устроило, и они сказали: "Давай освежать твою память". И заставили приседать, снимая все на камеру телефона", - рассказал Чертыков адвокату.

Обыски и пропавшие деньги

Девушку Чертыкова Алену отпустили из отделения рано утром 1 сентября, а ночью, когда она еще была задержана, у них дома (Чертыков с девушкой жили в частном доме вместе с его мамой) прошел обыск.

Обыск проходил в присутствии Данила Чертыкова. Во время него силовики заставили мать Чертыкова подписать пустые листы бумаги, рассказала Алена.

"Там были какие-то люди на машине вместе с силовиками - они сказали, что это понятые. Она [мать Чертыкова] им сказала, что не будет подписывать пустые бумаги. А они ей ответили, что, мол, вы же их подписываете при понятых, они видят, что бумаги пустые, не переживайте. В общем, начали на нее давить. Ее разбудили посреди ночи, она испугалась и все подписала", - объясняет Алена, добавив, что после обыска у них дома пропали 15 тысяч рублей.

О пропавших после обыска деньгах рассказывает и девушка Никиты Олейника. По ее словам, она обнаружила, что из сейфа у них дома пропали около 250 тысяч рублей накоплений.

Когда полицейские стали звонить к ним в квартиру с криком "Открывайте, полиция! Или мы будем ломать дверь!", Олейник подумал, что это шутка, и открыл им, рассказывает она: "Я осталась в комнате и увидела, что его сразу же повалили на пол. Меня вывели из комнаты и рядом с ним так же повалили на пол. Насколько я помню, они не представились, начали спрашивать, знает ли Никита каких-то людей". Чьи именно фамилии называли, она не помнит.

После этого полицейские стали проводить в квартире обыск. Изъяли травматический пистолет и "Сайгу" (по словам его девушки, оружие было официально зарегистрировано), шарф "Спартака", "какую-то литературу" и технику - ноутбуки и телефоны. "Свой телефон я получила буквально через несколько дней, вся остальная техника уехала в Тюмень. Еще у Никиты забрали машину на штрафстоянку, сказали как вещдок. Chevrolet Cobalt", - рассказывает девушка. По ее словам, травматический пистолет Олейник приобрел себе для самообороны, а с "Сайгой" ездил стрелять на полигон.

"На полигоне он учился ей пользоваться. Оружие для него было чем-то вроде развлечения, просто пострелять по мишени - для него это был отдых", - рассказывает она. И травмат, и "Сайгу", по ее словам, Олейник легально купил в местных магазинах. "Они не боевые, а гражданские", - добавила она. После обыска их обоих задержали и увезли на разных гражданских машинах. Ее, как и девушек Чертыкова, Брика и Айдына, на следующий день отпустили.

Но во время задержания, когда девушку Олейника доставили в отделение (какое именно, она не помнит), с ней, по ее словам, "грубо разговаривали двое людей в штатском и угрожали состоянием здоровья Никиты".

"Говорили, что он будет весь поломанный, туберкулезный и так далее. Угрожали, что сделают ему много всего неприятного", - рассказывает девушка Олейника.  "Я сразу поняла, что его будут пытать", - добавляет она.

Знакомы ли фигуранты друг с другом

Никита Олейник - вегетарианец, занимается боксом, увлекается историей и фотографией, рассказывает его девушка, попросившая Би-би-си об анонимности. Он учился в медицинском вузе и мечтал стать хирургом, однако учебу пришлось бросить по семейным обстоятельствам.

Постоянной работы у него не было, и он подрабатывал, где придется: младшим медицинским персоналом в одном из сургутских медучреждений, курьером, таксистом, стропальщиком.

Олейник с Романом Паклиным, с которым Никита дружил с подросткового возраста, организовали в Сургуте "общественную либертарную библиотеку", для которой сами подбирали книги, в том числе по политике, философии и истории освободительных движений, рассказывают их друзья. По словам одного из них, Паклин работал в нефтедобывающей промышленности, но на какой именно должности, он не знает.

Девушка Айдына Диана сказала, что они с Бриком знакомы "с сургутскими точно". Задержанных в Екатеринбурге она сама, по ее словам, не знает. Девушка Чертыкова Алена сказала, что была лично знакома с Незнамовым, но не знала задержанных в Тюмени Брика и Айдына. Поэтому она затруднилась сказать, знал ли их до ареста Чертыков. Сам Чертыков сказал следователям, что видел Брика и Айдына один раз в жизни - об этом он заявил во время адвокатского опроса.

Юрий Незнамов 

Данил Чертыков 

Дениз Айдын 

Кирилл Брик

Никита Олейник 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Нет вобле
Владимир Платоненко

Об истории с воблой не слыхал уже, наверное, только глухой. Да и тот читал. На всякий случай напомню: в Тюмени суд согласился с доводами обвиняемой, что фраза "Нет в***е!" означала "Нет вобле!" - к коей рыбе обвиняемая испытывает отвращение, и снял с неё обвинение в дискредитации армии....

1 месяц назад
4
Россия
lesa

Сегодня руководители проектов команды Навального Леонид Волков и Иван Жданов объявили о создании сети "полуподпольных" штабов по всей России. Желающие стать создателями могут заполнить их анкету.  Как всем известно, после 24 февраля и особенно после 21 сентября в России резко возросло число...

1 месяц назад
2

Свободные новости