Почему НКТ оказалась вне анархо-синдикалистского интернационала М.А.Т.?

Публикуем текст нашего товарища из Испании, в котором детально описывается ситуация, сложившаяся в "НКТ 11-го конгресса" и объясняется, почему дело дошло до исторического решения о выбытии этой организации из анархо-синдикалистского Интернационала – Международной ассоциации трудящихся (М.А.Т.). Текст отражает точку зрения большинства тех испанских анархо-синдикалистов, которые по-прежнему считают себя частью М.А.Т.

Учитывая фальшивые слухи и открытую ложь, которая в последнее время распространяется вокруг выбывания НКТ из М.А.Т., этот текст предназначен для тех, кто действительно хочет знать настоящие мотивы происшедшего.

То, что в конечном счете произошло, было неизбежно: НКТ была признана выбывшей из М.А.Т. на конгрессе в Варшаве. Мы говорим о признании выбывшей из Интернационала, потому что вести речь об исключении неточно: именно НКТ сама поставила себя своими действиями вне М.А.Т. К сожалению, в Интернете и вне его циркулируют самые разные версии насчет разделения между НКТ и М.А.Т. Мы можем в очередной раз видеть, как доброе имя Интернационала стараются оклеветать те, кто, в лучших марксистских традициях, стремятся уничтожить его, поскольку не могут установить над ним свой контроль. И снова мы не намерены молчать перед лицом повторения лжи, распространяемой теми, кто поддерживает оппортунистическую и контрреволюционную тенденцию, от которой сегодня страдает НКТ.

Прежде всего, необходимо объяснить, что НКТ сама вынудила М.А.Т. пойти на этот шаг. Как уже неоднократно отмечалось, прямо и косвенно, НКТ попала в спираль авторитаризма, иерархичности, растраты денег и коррупции, из которой ей было уже тяжело выйти. Камарилья, захватившая контроль над НКТ, не довольствуясь им, попыталась также установить свой контроль над всем Интернационалом, чтобы распространить на него идеологическую дегенерацию, охватившую НКТ. К счастью, в М.А.Т. все секции равны при голосовании, независимо от числа своих членов, и это помешало НКТ протащить ее предложения, поскольку их поддержали только две другие секции (итальянский USI и немецкий FAU).

Те, в НКТ, кто нападают на М.А.Т., утверждают, что мотивом для разрыва послужило исключение FAU из М.А.Т., и заявляют, будто это исключение было односторонним действием нынешнего секретариата М.А.Т.. находящегося в Польше, обвиняя в нем лично ее генерального секретаря. Однако это решение на самом деле было лишь осуществлением на практике уже принятого раннее решения, принятого по предложению самой НКТ, когда та еще не превратилась в то, чем она стала сейчас. Это решение обязывало секретариат М.А.Т. вывести FAU из международной федерации, если та не прекратит препятствовать развитию секций Интернационала. FAU неоднократно делал это в Польше, где уже работала секция М.А.Т., но FAU решил игнорировать ее и сотрудничать с другой профсоюзной организацией, чуждой М.А.Т. и анархо-синдикализму. Позднее М.А.Т. ратифицировала исключение FAU.

Что касается секретаря М.А.Т., то эта функция подлежит ротации, и так получилось, что именно товарищу из Польши пришлось выполнять эту функцию, когда FAU продолжил свою практику бойкота М.А.Т. Поэтому она превратилась в жертву кампании нажима и клеветы, причем против нее были пущены в ход любые виды лжи. Упомянутая товарищ объездила полмира для того, чтобы распространить информацию об М.А.Т. и ее особенностях, выполняла большую работу по переводу и рассылке информации. Ее усилия привели к расширению рядов Интернационала на Варшавском конгрессе на две организации, и вопрос о присоединении трех других будет решаться на следующем конгрессе. Это служит хорошим доказательством того, что М.А.Т. намерена расширить свое присутствие в мире. Однако политбюро, контролирующее НКТ, решило прекратить рассылать своим членам бюллетень М.А.Т., чтобы они не знали, что происходит в Интернационале.

Когда членство FAU было приостановлено, НКТ подняла бунт против М.А.Т. и отказалась уплачивать взносы, которые секции вносят за каждого члена. Эта ситуация продолжалась несколько лет, но М.А.Т., несмотря на это, не предпринимала против НКТ никаких действий. Это опровергает еще одну распространенную ложь: что М.А.Т. существует на деньги НКТ и материально зависит от нее. Будь это так, М.А.Т. исключила бы НКТ, как только та прекратила перечислять взносы, ведь в этот момент, по такой логике, исчез бы единственный момент для того, чтобы оставлять НКТ в своем составе. Тем не менее, этого не произошло. М.А.Т. не предприняла никаких мер против НКТ, потому что признавала ее не ради денег, несмотря на все неоднократные злоупотребления с ее стороны. И с тех пор М.А.Т. отнюдь не самораспустилась, но продолжила существовать и продолжит, несмотря ни на что.

Вопрос о взносах и деньгах заслуживает особого внимания, потому что вокруг него нагромождено много лжи и полуправды теми, кто нападает на М.А.Т. Не так давно появилась статья, в которой утверждалось, будто НКТ не платила взносы в М.А.Т., потому что ей "пришлось столкнуться с неожиданной уплатой 500 тыс. евро из-за несчастного случая". Это чистой воды выдумка. У НКТ было достаточно средств для уплаты взносов в Интернационал, которые составляют всего 1 доллар в месяц с каждого члена (примерно 0,7 евро из 10 евро, которые каждый член НКТ уплачивает в качестве взносов в свою организацию). Выплата упомянутой большой суммы производилась не из взносов, а из "унаследованных" средств (денег, возвращенных НКТ испанским государством в виде компенсации за имущество, отобранное при франкизме, – прим. перевод.). Более того, НКТ так и не попросила в итоге об отсрочке уплаты взносов в М.А.Т., как она бы поступила, если бы ей действительно не хватало на это денег.

Правда же состоит в том, что НКТ долгие годы бессмысленно растрачивала деньги. Расходы на проведение ее 10-го конгресса в Кордове составили 80 тыс. евро – совершенно раздутая сумма, которая в 20 раз превысила расходы на предыдущий конгресс в Перлоре. Расходы на празднование 100-летия НКТ были еще выше. Некоторые профсоюзы просили выделить им из "унаследованных" средств по полмиллиона евро на покупку помещения для бюро. Вызывающий острые споры "Конфедеральный технический комитет", который должны в обязательном порядке финансировать все профсоюзы НКТ, независимо от того, прибегают ли они к его услугам, или нет, годами обходится в десятки тысяч евро из все более скудных средств НКТ. Более того, эти деньги приходилось платить кооперативу, который неоднократно отказывался помогать в решении трудовых конфликтов НКТ, заявляя, что они перегружены делами: позднее выяснялось, что они работают над решением конфликтов других профсоюзов. Начиная с 10-го конгресса в практику вошла оплата секретарям НКТ всех расходов на их поездки за счет организации, и нередко некоторые из них и не думали селиться в не столь дорогих гостиницах или в домах у товарищей либо питаться поскромнее. Ведь они сами никаких расходов не несли...

Наиболее тяжким случаем оказалось открытие, что бывший генеральный секретарь НКТ Педро Серна (из Вальядолида) пользовался банковской карточкой НКТ, чтобы снимать с нее деньги на собственные нужды, нередко по утрам или по праздникам (что наводит на мысль о том, на что шли эти деньги). В результате у НКТ были украдены 20 тыс. евро. Но хуже всего то, что все это вскрылось исключительно из-за личных разногласий между нынешним генеральным секретарем Мартином Парадело и бывшим секретарем. Именно эти разногласия побудили Парадело потребовать отчета у Серны. Такого никто не ожидал, потому что отчет комитетов перед ассамблеями был нормой в прежней НКТ, но не в нынешней.

Некоторые профсоюзы НКТ протестовали против таких растрат и расточительности. В ответ "желтая" часть НКТ обрушивалась на них с самыми различными обвинениями. Та самая часть, которая сегодня имеет бесстыдство критиковать М.А.Т., утверждая, будто Интернационал стал огромным финансовым бременем для НКТ. Одно из самых распространенных утверждений со стороны этих лиц: что НКТ, наконец, избавилась от М.А.Т. и может теперь направить эти 36 тыс. евро в год, которые прежде платились в Интернационал, на другие, лучшие цели, например, в кассы сопротивления для поддержки забастовок. Во-первых, эти деньги находились в распоряжении и могли тратиться на это уже несколько лет, поскольку, как мы видели, НКТ уже несколько лет не платила взносы в М.А.Т. Во-вторых, можно ли говорить, как о "непосильном бремени", о такой сумме в организации, которая столь непомерно вышвыривает деньги на ветер? И, в-третьих, если, в конце концов, будет сформирован параллельный Интернационал, чей процесс создания теперь начат на конференции в Баракальдо, – из каких средств он будет финансироваться? Не из тех ли самых, которые предназначались для М.А.Т.?

Если НКТ в последнее время не платила взносы в М.А.Т., то не потому, что не могла – а потому что не хотела. Это совершенно очевидно. Многие критически настроенные профсоюзы НКТ, возмущенные тем, что деньги растрачиваются на ветер по разным поводам, а взносы в М.А.Т. не платятся, ответили тем же самым, отказываясь платить взносы в НКТ. Некоторые из них были за это исключены, хотя их "задолженность" в ряде случаев не достигала четырехзначной цифры? А сколько задолжала НКТ Интернационалу?

Но М.А.Т. все равно не исключала НКТ и только призывала ее отказаться от своих антисолидарных действий и заплатить взносы, как делают все. Но НКТ не была расположена ни платить взносы, ни выходить из М.А.Т. Она хотела увести за собой как можно больше других. К счастью для анархо-синдикализма, ей удалось увлечь за собой лишь 2 или 3 секции. Ей придется довольствоваться другими организациями, далекими от М.А.Т. (и даже не возражающими против участия в профсоюзных выборах), которые были представлены в Баракальдо. Многие из них отнюдь не отличаются размерами и активностью, но им это, разумеется, прощается, так как они не противятся воле НКТ. Будет видно, присоединятся ли они к этому проекту; многие из них приехали только с информационной целью. Как бы то ни было, эта капля окончательно переполнила чашу терпения, и именно поэтому НКТ, в итоге, оказалась вне рядов М.А.Т.: за бойкотирование и саботаж работы М.А.Т. путем создания параллельного Интернационала.

Разберем и еще один аргумент, который чаще высказывается против М.А.Т.: что НКТ имеет больше членов, чем все остальные секции вместе взятые, а на НКТ, USI и FAU приходятся 90% членов. Во-первых, эти цифры, со всей очевидностью, раздуты и не соответствуют действительности. Во-вторых, значительная часть членов НКТ продолжает считать себя частью М.А.Т. и резко критикует сложившуюся ситуацию. Увидим, сколько членов останется в НКТ, если продолжающийся в ее рядах процесс чисток продолжится. На данный момент складывается впечатление, что они и сами это понимают, потому что некоторые из реформистски настроенных профсоюзов уже стали выступать против той "охоты на ведьм", которая разворачивалась до сих пор.

В-третьих, хотя упомянутые три секции (прежде всего, НКТ) действительно самые крупные и объединяют большинство членов М.А.Т. (хотя и далеко не 90%), здесь необходимо сделать одно обязательное уточнение: "ЧЛЕНОВ". Тот, кто состоял в НКТ, знает, что в последние десятилетия всегда существовала разница между членами и активистами. Член – это тот, кто ограничивается наличием у него членского билета и уплатой членских взносов. Если возникает какой-то трудовой конфликт, он ждет совета и помощи, но редко бывает так, чтобы он помогал в конфликте, в котором участвуют другие. Иногда он может придти на ту или другую демонстрацию, и ничего больше. Активист – это тот, кто идет открывать помещения организации, более или менее часто берет на себя секретарские обязанности, продвигает работу организации, ходит на демонстрации и пикеты... Короче говоря, активист – это тот, кто придает профсоюзу жизнь.

Многие профсоюзы в НКТ, прежде всего, в крупных городах, имеют членство, совершенно не соответствующее числу активистов. Уже говорилось о случае с межпрофессиональным профсоюзов Валенсии, который, к сожалению, нам хорошо знаком. В этом профсоюзе, который заявляет, что в нем состоят сотни членов, на общие собрания, как мы знаем от его бывших членов, приходят не более 10 человек. Такая проблема есть и в профсоюзах, которые сопротивляются идейной дегенерации, но они, по крайней мере, пытаются бороться с ней, а не приспосабливаться.

В профсоюзном мире существует различие между двумя типами профдвижения. Одни – это профсоюзы, оказывающие услуги. Они ориентированы на членов, причем от этих последних требуется лишь платить взносы; актив же незначителен по размерам и состоит из наемных функционеров, которых нанимают для выполнения данных задач. В своей деятельности они ограничиваются почти исключительно юридической работой и не прибегают к прямым действиям... Другой тип – это профсоюзы активистов, в которых самое ценное, что человек может дать профсоюзу, – это его время. В этих профсоюзах избегают нанимать профессиональных функционеров, чтобы сберечь деньги и чтобы не ставить профсоюз в положение эксплуататора. В них преобладает прямое действие, даже если прибегают и к действиям юридического характера, и т.д. Совершенно очевидно, какая из этих двух моделей является правильной для революционного синдикализма, а какая – нет.

Проблема в том, что превратить членов в активистов очень непросто, и чаще всего это сделать не удается. Поэтому многие умыли руки и выбрали превращение НКТ в профсоюз, предоставляющий услуги. В социально-экономической ситуации, при которой мы живем, профсоюз, предоставляющий услуги, может добиваться успехов в профсоюзных конфликтах с меньшим риском и меньшими усилиями, чем активистский профсоюз, и поэтому многие профсоюзы, избравшие эту модель, могут показаться более эффективными и более практичными, хотя, с точки зрения революционной перспективы, они совершенно бесполезны.

Многие профсоюзы, которые действуют скорее как предоставляющие услуги, чем как активистские, сейчас собирают взносы со своих членов через банк, так что тем не нужно приходить на собрания даже для того, чтобы заплатить взносы: с них собирают взносы, даже не видя их месяцами или годами. Благодаря этому число членов растёт в геометрической прогрессии – вот только активистами они не являются. И это не говоря уже о коррупционных скандалах с покупкой голосов, которые заслуживают отдельной статьи. В НКТ насчитывается весьма значительный процент "мертвых душ".

НКТ кичится тем, что она – организация с самым большим количеством членов в М.А.Т., но, как уже отмечалось, их не так много, как она говорит, и далеко не все из имеющихся вносят хоть какой-то вклад в ее деятельность, не считая уплаты взносов. А из тех, кто это делает, некоторые настроены критически и находятся в одном шаге от выхода или исключения. Если прибавить к этому, что с момента легализации в 1970-х гг. НКТ потеряла 95% своих членов (и вот эта цифра – отнюдь не преувеличение, быть может, даже она преуменьшена) и находится сейчас в состоянии полного застоя, то становится просто смешно, когда аргумент о ее членстве выдвигается для обоснования права НКТ на контроль над М.А.Т. или заявляется, будто без НКТ М.А.Т. мертва.

Нет, М.А.Т. отнюдь не мертва, и время это докажет. Да, на сегодняшний день М.А.Т. осталась без своей секции в Испании, но это вопрос, над которым мы уже работаем. Конгресс в Бениссе (по реорганизации НКТ, – перевод.) завершился позитивно, и сейчас предпринимаются шаги для продолжения перестройки НКТ-М.А.Т. в Испании. Вскоре в Испании снова будет секция М.А.Т. – НКТ-М.А.Т., которая будет тем, чем она была всегда и никогда не должна переставать быть.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

В советское время был популярен анекдот: американец говорит советскому человеку: «У нас в Америке - свобода слова, не то что у вас! Вот я могу свободно выйти на площадь и сказать: «Долой Рейгана!»». На что советский человек отвечает: «Да и у нас тоже свобода слова! Я...

1 день назад
Николай Дедок

"Я не умею смиряться перед начальниками". Одна знакомая написала сегодня это. Другой человек рассказывает, что не в состоянии сосуществовать с начальством и по этой самой причине предпочитает полунищенский образ жизни (мизерные гранты на художественные проекты плюс редкие подработки). Что...

2 дня назад
Michael Shraibman

Свободные новости