Тони Негри в Европейском университете: "Учредительная власть как институция общего"

28 марта в Европейском университете (Санкт-Петербург) выступил известный итальянский левый философ Антонио Негри, среди прочего автор книг "Insurgencies: Constituent Power and the Modern State" и "Multitude: War and Democracy in the Age of Empire".

Антонио Негри прочел лекцию о понятии учредительной власти. Он начал с замечания о том, что сейчас понятие учредительной власти, сформированное в Новое время, нуждается в переосмыслении. Для этого нужно противостоять юридической интерпретации учредительной власти, которая представляют ее как чистое решение, или пустое утверждение власти как таковой. Ведь по своему смыслу учредительная власть - власть творческая, изобретающая новые формы социальной жизни.

Учредительная власть - это власть, увиденная снизу, и она основывается на желании жить вместе. Такая власть всегда остается внешней праву, и выступает против тотальной интеграции в нормативный порядок.

Негри выделил три подхода к учредительной власти:

  1. институционализм (основной представитель этого подхода - Г. Йелинек, и право здесь понимается как постепенное накопление институтов). Учредительная власть в институционализме трактуется как первичный импульс.

  2. нормативизм (Г. Кельзен, право - рациональная система норм). Учредительная власть здесь поглощена системой норм.

  3. американская юридическая школа (Б. Акерман). Учредительная власть, согласно этой теории, латентно присутствует в текущем праве, а суды имеют возможность ее обновлять.

Однако Негри считает, что во всех этих подхода учредительная власть не имеет самостоятельной силы. Отсюда возникает вопрос: что значит сейчас творить право и как возможно сохранить учредительную власть?

Подчинение общества командной системе капиталистических корпораций, разделение труда на глобальном уровне, заметил Негри, сделало нашу жизнь общественной фабрикой: здесь рента извлекается из самого производства и воспроизводства жизни. Учредительной властью в такой ситуации оказываются только деньги. Рабочая сила и гражданство сплетаются вплоть до слияния, а в обществе все больше развивается антагонизм капитала и рабочей силы. Слабеет национальное государство, и слабеют силы, которые раньше сдерживали безудержное расширение капитала. При этом капитал – это отношения приказывающей авторитарной силы и рабочей силы, которая ей сопротивляется. Капитал подчиняет живой труд, но в то же время расширяет систему отношений в обществе, создавая множественные системы управления, которыми невозможно управлять централизовано.

Из этого утверждения Негри делает вывод, что сейчас учредительная власть находится не вне общества, а имманентна ему. Пример такой трансформации – специфика учредительной власти в современной Латинской Америке, где изменение авторитарных институтов происходит постепенно, а модификация политической структуры идет одновременно с модификацией социальной структуры. Автономия политического растворяется в общественных движениях.

Негри выделяет три элемента современной учредительной власти: темпоральность, отказ от фетишизма государства (развитие биополитики) и плюральность. Множество движений организуются в перманентную контрвласть и образуют правительственность нового типа, новые формы социальной и политической субъективности. Эти общественные движения (например, Indignados) представляют себя как новую форму жизни, творят общество

в рамках капитализма. Характеристика таких движений – борьба против частной собственности (против финансового капитала), или борьба против долга. Сейчас долг –то, чем когда-то была зарплата на заводе. Если раньше борьба за повышение зарплаты приводила к консолидации рабочих, то теперь борьба против долга является инструментом политической субъективации. Именно из повседневной кооперации вырастает производительность: эта сетевая кооперация и составляет онтологию общего, которая противостоит онтологии публичного или государственного. Просто факт осознания того, что на социальном, когнитивном, коммуникативном труде сегодня основывается формирование капитала, уже есть начало зарождения учредительной власти. Негри считает, что нужно артикулировать политический дискурс в соответствии с новыми условиями эксплуатации. Это удается новым общественным движениям с помощью создания альтернативной социальной власти, например, оккупации. В этих движениях образуется новый политический субъект – множества, которые являются не просто массой, но собранием индивидуальностей.

Закончил лекцию Негри, вспомнив свое исследование Спинозы, и, сославшись на философа, подчеркнул, что множество не только способно к объединению, но множество к тому же, это всегда зона борьбы и конфликта.

Ольга Башкина

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Социальные революционеры с начала XX столетия противостояли не только царизму, но и либеральным партиям, которые они критиковали. Например, в отличие от либералов, анархисты и эсеры-максималисты отделяли борьбу за свободу слова от борьбы за выборы в органы государства, так как последние работникам...

2 недели назад
7
Николай Дедок

3 августа в Москве прошла одна из крупнейших акций протеста с массовым хапуном. Оценки количества участников разнятся от 1 500 до 10 000. Задержанных — 1001 человек. Учитывая, что Беларусь и Россия всё время обмениваются опытом по подавлению протестов, и, как настоящие автократии, вкидывают в...

2 недели назад
1

Свободные новости