Анархист Мендел Дайнов и критика государственного социализма

Имя Мендела Дайнова сегодня почти забыто. Между тем, он стоял у истоков российского анархистского движения 1900х годов: Боевой интернациональной группы анархистов-коммунистов, группы "Буревестник" и других, а также был был редактором газеты "Буревестник" - одного из ведущих изданий анархистов. С идеями Дайнова можно ознакомиться по материалам энциклопедии "Революционная Мысль в России в России XIX - начала XX Века" (статья за авторством Д. Рублева). Чем Дайнов интересен, так это несколькими оригинальными идеями, возможно актуальными и для других эпох, прежде всего, критикой государственного социализма и национализации (огосударствления) промышленности. Эти и другие идеи Дайнова разделялись значительной, возможно преобладающей частью русских анархистов в начале XX столетия. На фоне нынешнего кризиса экономик России, Венесуэлы, Ирана, вызванного передачей крупных предприятий и банков в собственность аппарата государственных чиновников, анализ Дайнова представляется любопытным.

***

Все или почти все тогдашние анархисты находились под сильным влиянием революционного синдикализма. Сложившись в конце 19- начале 20-го столетия (Франция, Италия, Испания, США и др.) на основе взаимодействия независимых группировок работников, затем создавших хорошо организованные федерации, синдикализм стал объединением революционных самоуправляющихся профессиональных союзов. Эти организации вели зарплатные (экономические) стачки, широко применяя тактику прямого действия (насилие против администрации заводов и против штрейкбрехеров, мирные блокады проходных во время стачек, захваты предприятий и т.д.). Кроме того, они ставили своей целью всеобщую стачку и захват всей существующей промышленности в руки трудовых коллективов. Затем предполагалось передать в руки ассоциации трудовых коллективов управление обществом или, по крайней мере, часть функций управления. Почти все наиболее известные российские анархисты - Дайнов, Фишелев (Раевский), Карелин, Новомирский, Волин, Гроссман-Рощин (с определенного момента), Боровой, попали под обаяние революционного синдикализма.

Поэтому идея территориальных самоуправляющихся общин (коммун), характерная для анархизма кропоткинского толка, дополняются у них синдикализмом. Так, по мнению Дайнова, производственную основу будущих территориальных коммун составят "производительные группы", созданные на базе революционных профессиональных союзов - синдикатов. Именно последние, в ходе повседневной экономической борьбы, начатой в условиях капитализма, должны подготовить работников к самоуправлению и революционному поведению. Затем, в условиях общества, организованного в территориальные коммуны, производственные группы (синдикаты) станут, по мнению Дайнова, каркасом новой экономики. Они станут производить то, что соответствует потребностям жителей коммун.

Оригинальная идея Дайнова состояла в том, что в условиях социальной революции, общество, организованное в единое целое государством, распадается на отдельные регионы, чье внутреннее единство обеспечивается их географическим положением, местными обычаями и традициями, экономическими интересами и общим историческим прошлым. Затем, в случае успешного развития, на месте регионов возникают самоуправляющиеся общины (коммуны), которые в дальнейшем объединяются в крупные федерации, в общероссийскую, а затем и в международную федерацию. Ясно, однако, что если работники, составляющие основу таких общин, не будут иметь никакого опыта самоорганизации, то подобное развитие станет невозможным.

Наиболее интересна, на наш взгляд, предложенная Дайновым, критика государственного социализма. В те времена многие политические деятели или теоретики, как левого, так и правого толка, почему-то были убеждены в преимуществах экономической системы, тотально и централизованно управляемой государством. Такие представления были связаны с марксизмом, но не только с ним. Дайнов же, напротив, отмечает удручающую неэффективность государственного сектора экономики.

Существование государственного предприятия зависит не от того, насколько успешно оно функционирует, а от воли чиновников (финансирующих заводы за счет государственных средств, а если еще точнее, из налогов, которые государство забирает у населения). Предвосхищая внутренние проблемы и крах СССР, Дайнов, фактически, определяет национализацию, огосударствление экономики, как тупиковую полностью неэффективную ветвь модернизации в сравнении даже с частно-капиталистическими отношениями (сторонником последних Дайнов не был, он полностью отвергал капитализм). Государственные предприятия работают, по его мнению, хуже частных. Эти привыкшие к халяве фабрики менее эффективны ("зачем что-то модернизировать, если начальники все равно подбросят денег, когда дела пойдут плохо") производят продукцию худшего качества, да вдобавок еще и существуют за счет денег казны, отнятых у населения (налоги). 

При этом, национализация не имеет никакого отношения к социализму (общественному, коллективному владению производством без эксплуатации). В данном случае, одна система эксплуатации (присвоения результатов чужого труда) просто сменяет другую. На место частного владельца становится не общество, а государственный аппарат чиновников, который управляет процессом труда, присваивает результаты работы трудовых коллективов и расходует их по своему усмотрению, нанимает и увольняет рабочих (последние по-прежнему не могут ничем управлять). Все то же самое делает частный собственник, только у государства результат получается хуже.

Наконец, национализация не способна избавить общество от злоупотреблений элиты :

"С поразительной очевидностью обрисовывается полная несостоятельность бюрократии серьезно организовать какие-либо промышленные предприятия и вся невыгодность, вся разорительность централизованного производства. Затраты на постановку дела обыкновенно чрезмерно большие, производстве не урегулировано, продукты отвратительны и качеством гораздо хуже тех же продуктов частных производителей. Но, тогда как, при таких обстоятельствах, частные предприятия обыкновенно прекращаются, государственные, весьма часто и невзирая ни на что, продолжают все-таки свое существование, в котором заинтересована та или иная "особа" чиновничьего мира..."

"Отнять все общественные богатства и все орудия производства у господствующего класса и предоставить их коллективистической администрации - это передать ей фактически и могущество экспроприированной буржуазии... Она сможет злоупотреблять потому, что в ее руках будут все, все нити экономической, и следовательно, и политической жизни общества, все силы грозного, централизованного, государственного механизма. [...] И она будет злоупотреблять потому, что само ее положение ее толкнет на это".

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Михаил Бакунин
Michael Shraibman

Почти никто и никогда не отказывается от богатства и власти добровольно. Более того, любая правящая группа на предприятии или в государстве обычно прилагает усилия к тому, чтобы удержать или упрочить свое влияние, а иногда, и даже довольно часто, стремится к его расширению. Она может обменять свое...

3 дня назад
3
Владимир Платоненко

Говорят, Черчилль как-то сказал, что фашисты со временем будут называть себя антифашистами. На самом деле это верно в отношении любого времени и любого вида ксенофобии. Илья Эренбург, написавший: «Убей немца», стал таким же нацистом, как Адольф Гитлер, призывавший истреблять евреев....

4 дня назад
7

Свободные новости