Сионизм и проблема миграции европейских евреев

Разложение феодального хозяйства Восточной Европе во второй половине XIX века приводит к тому, что сотни тысяч евреев начинают покидать Украину, Польшу и Белоруссию, дабы направиться по традиционному маршруту мигрантов того времени – через страны Западной Европы за океан, в Америку, Австралию и Аргентину. Эти миграционные процессы не вызывали у современников ни малейшего энтузиазма.

Для среднего европейца того времени, евреи ассоциировались не с Левитаном и Эйнштейном, а со следующими в Гамбург и Триест бесчисленными толпами бедолаг в сюртуках и странных меховых шапках. Их сопровождали бритые наголо женщины носившие парики и явно не приобщившиеся к последним достижениям английского суфражизма (женского движеняи за равенство - прим). Явно, что эти людей были совершенно чужды тогдашней христианской цивилизации (о понятии "иудео-христианская цивилизация" до середины XX столетия, конечно, никто не подозревал) и возможно "представляли угрозу для Европы". Нищета и необразованность не сочеталась с благонравием. Многие еврейские мигранты промышляли мелким криминалом от скупки краденого до проституции, а районы где они селились, быстро превращались в шумные и малоэстетичные гетто. Еврейская молодежь охотно воспринимала тогдашнюю экстремисткою литературу и СМИ столетней давности охотно информировали читателей об очередной «этнической» еврейской группировке анархистов, планировавших взрывы в кафе, где русские князья и венгерские бароны хрустели французской булкой. Все это привело к возникновению европейского антисемитизма Нового времени, главными рассадниками которого стали Германия и Австро-Венгрия.

Причиной роста антисемитизма стало не только то, что в этих странах в результате миграционных процессов возникли крупные еврейские общины, но и то, что указанные страны были главными транзитными государствами на пути еврейских масс, следующих в порты Балтики и Средиземноморья. Чем-то вроде Греции во время последнего кризиса с беженцами из Сирии. Антисемитские партии открыто требовали положить конец миграции евреев, "социально опасных и чуждых европейской цивилизации". Но еврейская эмиграция вызвала беспокойство не только у антисемитов, но и у европейских евреев.

Со времен Мозеса Мендельсона (Моисей Мендельсон; (1729 - 1786) - еврейско-немецкий философ, основоположник и духовный вождь движения хаскала, «еврейского просвещения». Получил прозвище «немецкий Сократ». Был сторонником превращения евреев в европейский просвещенный народ.) они усвоили принцип «будь евреем в своем шатре» и неплохо вписались в цивилизованное общество. Они разделяли определение, вынесенное в 1807 году французским Синедрионом, что евреи это «французы иудейского вероисповедания». Внезапное нашествие «родственников» из Восточной Европы вызвало у них сильнейший душевный дискомфорт, который можно сравнить лишь с чувствами которые, возможно, испытала бы Чулпан Хаматова, если бы к ней в квартиру вломились двадцать работяг из горного аула Таджикистана.

Назойливые «ост-юден» не только сели на шею благотворительным организациям немецких, американских и английских евреев, не только "заплевали чистенькие полы в синагогах Будапешта и Ливерпуля", но и сильно испортили отношения между еврейскими общинами и христианским большинством. Дурной имидж мигрантов с Востока распространился и на коренное европейское еврейство, что и показало «дело Дрейфуса» (1). И здесь на исторической сцене появляется Теодор Герцель с его сионистским проектом.

Предистория сионизма сама по себе довольно интересна, но объемы статьи не позволяют нам рассмотреть ее подробно. Стоит напомнить, что идеи возвращения евреев в Палестину появляются у английских протестантов XVII века. Тогда же, в условиях гражданской войны в речи Посполитой, возникает прото-сионистское движение Шабтая Цви, которое на короткое время захватывает большинство еврейских общин Европы и заканчивается скандальным крахом. После этого раввины и лидеры еврейских общин стали рассматривать мессианские и сионистские тенденции подобно тому, как умеренные исламские богословы рассматривают исламизм, т.е. как опасную экстремистскую ересь. У настоящих, ортодоксальных евреев, подобный подход к сионизму сохранился и по сей день. В XIX века декабрист Павел Пестель считая, что евреи не способны интегрироваться в европейское общество, мечтал построить их в колонны и отправить на завоевание Палестины. Неизвестно с чем связано отсутствие в Израиле «Рехов* Пестель», с невежеством или неблагодарностью.

Не стоит удивляться, что сионизм немало почерпнул от европейского антисемитизма. Оба движения возникли в одном и том же месте, в одну и ту же эпоху и преследовали одну и ту же цель – "избавить цивилизованную Европу от евреев". Сионисты заимствовали антисемитский миф об изгнание евреев из Палестины (в реальности еврейские общины процветали там до IV века, пока постепенно не стали переходить в христианство, а затем в ислам). Сионисты соглашались с антисемитами в том, что евреи не имеют никакого отношения к Европе и должны ее покинуть. Здесь наблюдается явный отход от традиций европейского просвещения, которое как мы знаем, признало евреев французами, немцами и англичанами «иудейского вероисповедания». Сионисты были солидарны с антисемитами в том, что «галутные» евреи (т.е. евреи диаспоры) деградировали и являются вместилищем всех физических и нравственных пороков. Не удивительно, что на протяжении всей истории сионистского движения мы наблюдаем активное сотрудничества с самыми отпетыми ненавистниками евреев: через Плеве к Бальфуру (видевшему в своей декларации «великий акт по избавлению Европы от еврейского проклятия»), от Бальфура к Эйхману и «Ха-Аваре», от Эйхмана к американским «христианам друзьям Израиля», которые обличают «еврейское засилье в Вашингтоне», но мечтают о том, чтобы все евреи собрались в Святой Земли (где они конечно должны в конечном итоге принять Христа).

Сами же сионисты будь то Герцель или Нордау, будучи истинными европейцами, ни в какую Палестину не стремились. Как иронизировал Шалом Алейхем «сионист это еврей, который убеждает дать другого еврея дать денег на эмиграцию в Палестину третьего еврея». Да и сегодня самые ярые (и самые разумные) сионисты проживают в Торонто, Чикаго и Москве с ужасом реагируя на предложения оставить «проклятый галут» и переселиться в родной Кирьят-Малахи (город в современном Израиле - прим), куда их влечет зов Сиона. В начале XX века призыв сионистов отправляться добровольно и с песнями в те края, куда антисемиты хотели их выслать под конвоем эмиграционных служб, был воспринят евреями без энтузиазма. Первые сионистские поселения в Палестине вместо того возродить землю «ждущую возвращения евреев» с трудом сводили концы с концами. Выжили лишь колонии, получавшие субсидии барона Ротшильда или догадавшиеся нанять арабских батраков, знакомых с местными сельскохозяйственными циклами. Некоторые еврейские колонии немало почерпнули от других «сионистов», немецких темплеров, которые тоже решили вернуться в Палестину будучи Истинным Израилем. Как потомственные бауэры немцы вели сельское хозяйство куда успешное евреев, и те охотно учились у своих соседей. Отблагодарили темплеров сионисты чуть попозже, в 1947 году. Сегодня ухоженные кварталы немецких колоний в Хайфе и Иерусалим показывают туристам, как примеры титанических трудов первых сионистских пионеров.

Восточноевропейские евреи продолжали эмигрировать преимущественно в Европу и за океан, пока мир не потрясла череда войн и революций. Роль которую в этих событиях сыграли еврейские революционеры вызвала ужас у европейских обывателей. Забракованный Николаем II антисемитский памфлет «Протоколы сионских мудрецов» стала настольной книгой Генри Форда и Уинстона Черчилля, ибо сюжет данного опуса довольно точно накладывался на происходившие в мире события. На все аргументы здравого смысла, антисемиты отвечали – «Но ведь все так и есть! Царь убит, в Кремле сидит Троцкий, а жидо-большевистский режим в России скоро будет вводить равноправие геев и негров в США посредством Коминтерна. Да и метро по всей Европе строят! Скоро в нем будут бомбы взрывать!» В течение нескольких лет европейские страны приняли законы против еврейской эмиграции из стран Восточной Европы. В них не всегда проговаривалось на кого данные законы распространялись, но современники это прекрасно понимали сами. Мы ведь знаем, против кого направлены законы Трампа о запрете въезда граждан Сирии, Ирана и других мусульманских стран.

Антиэмиграционная политика Запада и гражданская война в Восточной Европе слегка оживили тонкий ручеек мигрантов ехавших в Палестину в 1918-1921 годах, но после стабилизации политической ситуации, количество желающих осушать малярийные болота под Хадерой стало быстро приближаться к нулю, а Давид Бен-Гурион уныло мечтал о том как разбудить еврейское самосознание у палестинских феллахов, прямых потомков камнеметателя Давида и террориста-смертника Самсона.

Крах мировой либеральной экономики в 1929 годы снова закрыл границы для свободного передвижения рабочей силы. Это мы можем прекрасно видеть на примере нацисткой Германии. Одним из самых известных политических актов Гитлера была высылка польских евреев-мигрантов в 1938 году. Тысячи эмигрантов были выставлены за границы рейха, причем польские власти отказались брать евреев обратно и люди были вынуждены несколько месяцев жить на приграничной полосе в ожидание решения своей участи.

К началу 1930-хх годов сионистский проект казалось бы находился при последнем издыхание. Великая депрессия нанесла сильный удар по еврейским мелким предпринимателям работавшим в Хайфе и Тель-Авиве, и те массами покидали страну. Арабские беспорядки 1928 года показали лидерам сионистам, что мусульманское и христианское большинство Палестины не будет безропотно сидеть и ждать пока «понаехавшие» мигранты обустроят в их стране свое государство. Даже лояльные к сионистам британские власти ужесточили квоты для эмигрантов евреев.

Спасением для сионистов стал союз с нацистами, соглашение «Ха-Авара», заключенное в 1933 году. Оно предусматривало нацистскую поддержку еврейской эмиграции в Палестину, причем переезжающие могли взять с собой свои средства и капиталы в форме германских товаров. Таким образом, в Палестину не только переселилось несколько десятков тысяч немецких евреев, но и поступили германские инвестиции (1.7 млрд. долларов по курсу 2009 года), которые существенно усилили ишув (еврейская община в Палестине - прим.) накануне Великого арабского восстания 1936 года.

Вторая мировая война поставила точку в истории европейской миграции евреев. Послевоенная пропаганда союзников успешно представила Гитлера и нацистов чудовищным отклонением, монстрами и выродками, но следует отметить, что в реальность идеология германских фашистов вполне соответствовала взглядам тогдашнего европейского среднего класса. Антисемитизм, антикоммунизм, расизм, вера в евгенику, вполне укладывались в сознание европейского обывателя 1930-хх годов. Антисемитская политика Гитлера была вполне европейской политикой и состояла из двух основных моментов: Первое – лишения евреев гражданства, восприятие еврейского народа в качестве чуждого Европе асоциального элемента. Второе – высылка вышеуказанного «асоциального элемента» туда, откуда он приехал, на Восток, в Польшу, на Украину и другие дикие земли. То что происходило с евреями на Востоке уже не касалось цивилизованных европейцев, но как правило, их там ждали умученные «жидо-большевистским» террором литовцы, украинцы и поляки, которые давали волю своим "природным инстинктам".

Примечательно, что даже после Холокоста европейские и американские политики содрогались от ужаса перед перспективой приема еврейских эмигрантов. Английский премьер-министр Бевин заявил американскому президенту Трумену, что открытая поддержка сионистского проекта последним, связанна тем, что тот «не хочет видеть 100 тысяч еврейских беженцев на улицах Нью-Йорка». В конечном итоге беженцы из лагерей были направлены в Палестину, но этот звездный час сионизма продлился недолго. Оказавшись на своей «исторической родине» европейские евреи, едва осмотревшись, побежали оттуда прочь. Трудно было сказать, что было тому причиной – война с арабами, скотские условия жизни в нищей стране или традиционное гостеприимство сабр** , которые рассматривали «галутных жидков» как неполноценных и кричали пережившим Освенцем, «мыло!» и «Геббельс был прав!» Сионизм как проект эмиграции европейских евреев потерпел полный крах, а правительство новообразованного Израиля, обеспокоенное нехваткой пушечного мяса и дешевой рабочей силы, было вынуждено задуматься об импорте в страну евреев стран Азии и Африки. Но это уже совсем другая история. 

Артем Кирпиченок

Примечания

  • *улицы .

  • **коренных израильтян

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Я очень сомневаюсь в оценке СССР как государственного капитализма. Возможно, эта точка зрения утвердилась среди части социалистических критиков СССР по причине того, что они забыли или не знали о марксовой идее азиатского способа производства (АСП). Капитализм, если использовать марксистское...

2 недели назад
4
Michael Shraibman

Недавно в ответ на аргументы в духе Коммунизма Рабочих Советов (самоуправление работников на производстве) я услышал такое возражение: "Вот где интересный момент размежевания. По мне, "бессмысленно жертвовать жизнью" за обладание неодушевлёнными предметами (или условными...

3 недели назад
5

Свободные новости