Преследование Светланы Прокопьевой за «оправдание» анархиста Жлобицкого

Светлана Прокопьева

20 сентября 2019 года псковской журналистке Светлане Прокопьевой было предъявлено обвинение в «оправдании терроризма». Ей грозит до 7 лет тюремного заключения. Причиной преследования стала статья Светланы «Репрессии для государства» (удалена с большинства сайтов). Это уголовное дело — пример коварной борьбы государства со своими оппонентами, гораздо более сложный по своему смыслу, чем может показаться на первый взгляд...

В своей статье Прокопьева писала о взрыве в Управлении ФСБ по городу Архангельску, который осуществил анархист Михаил Жлобицкий как акт борьбы против репрессий и пыток. Журналистка возложила ответственность за случившееся на силовиков и их преступления, а также на нынешнюю государственную систему в целом.

I. Суть репрессий

Отвечать на вопрос, оправдывала ли Светлана Прокопьева взрыв, мы считаем бессмысленным. Отметим лишь, что в своей статье она допустила, на наш взгляд, неверное сравнение молодого анархиста с преступниками в погонах: «Яблоко от яблони недалеко падает. Суровое государство, с жесткой, точнее, жестокой правоохранительной системой, для которой главное — наказать преступника, а не защитить права, воспитало соответствующее поколение граждан».

Нет, Светлана, имея за спиной всю мощь государственной системы, унижать и пытать людей с одной лишь целью держать их в повиновении и высасывать из них последние соки — это одно. А ценою собственной жизни воздать преступникам и садистам — это другое. То, что и то, и другое — «насилие», вовсе не уравнивает эти действия, а скорее много говорит о том, что «насилие» — ложная категория.

Зато Светлана Прокопьева весьма добросовестно определила причины, по которым честные молодые люди в России сегодня берутся за бомбы: беспредел репрессивных органов, неправый суд, и наконец, система в целом, которую журналистка метко охарактеризовала как «репрессивное государство».

«Я не признаю вину и считаю свое уголовное дело банальной местью обиженных силовиков. В том тексте я возложила на них самих ответственность за архангельский взрыв. Я написала о том, что репрессивное государство дождалось ответной реакции. Что жестокая правоохранительная политика ожесточает граждан», - написала Светлана в ответ на предъявленные обвинения. С ней согласились многие её коллеги-журналисты, вспомнив также о том, что Прокопьева и раньше активно и остро критиковала власть.

Мы же считаем, что дело не только, а может и не столько в мести. Для государства очень важно сохранить идеологическую гегемонию, которая является фундаментом в здании его политической власти. И потому оно с жестоким остервенением реагирует на любые попытки копнуть глубже односложного официального шельмования «страшного насилия», свершившегося в Архангельске. На малейшие поползновения публично взглянуть на «другую сторону» случившегося ответ — уголовное преследование.

Значит это, вероятно, в первую очередь, не месть, а охрана своего господства над умами.

Со Светланой Прокопьевой солидаризировались многие СМИ, опубликовав её текст о судебном преследовании. Однако Светлана далеко не единственный человек, пострадавший в связи с репрессивным ажиотажем вокруг взрыва в Архангельском ФСБ. Другие преследуемые, не являясь публичными персонами, не могут рассчитывать на такую же долю солидарности и поддержки, хотя заслуживают её не меньше. На наш взгляд, это несправедливо.

Отдельно хотелось бы напомнить о судьбе анархистки Екатерины Мурановой, одинокой матери малолетнего ребёнка из Медвежьегорска. Её также обвиняют в «оправдании». Как и Светлане Прокопьевой, Екатерине заблокировали банковский счёт через «Росфинмониторинг». Как сообщает Автоном, ей .

Не забудем и об анархисте Вячеславе Лукичеве, которому в марте 2019 года присудили штраф в 300 тысяч рублей (продержав перед этим в СИЗО) за поддержку действий Михаила Жлобицкого.

II. Ложная дилемма

Мы от всей души желаем наименее болезненного завершения репрессий в отношении Светланы Прокопьевой. Однако не менее важным мы считаем указать на то, как власти легко развели даже самых завзятых «оппозиционеров» на солидаризацию с собственной диктаторской системой понятий.

Все защитники Прокопьевой говорят: «Нет, она не оправдывала теракт». На действие самого Михаила Жлобицкого таким образом автоматически навешивается клеймо злодеяния, которое ни в коем случае нельзя оправдать и которому нельзя сочувствовать. Именно это и есть главная победа властей в этом деле: заставить почтенную публику спорить над ложным вопросом: оправдывала ли псковская журналистка «злодеяние» Михаила Жлобицкого?

Однако подлинный смысл имеет вопрос: злодеяние ли это было? Представим себе сообщество, которое находится под контролем режима, систематически грабящего и унижающего своих подданных. Чтобы обезопасить себя от неповиновения этот режим развернул грандиозную машину лживой и манипулятивной пропаганды, а также создал гигантский аппарат разномастных силовиков, знаменитых своей жесткостью, преступлениями и пытками. Не напоминает ли вам такая ситуация нашу страну?

Так вот тот, кто отважился с оружием в руках, порою ценой собственной жизни нанести удар по подобному режиму, нередко входит в народную память как герой и партизан. Во всяком случае именно так 78 лет назад в России воспринимали тех, кто атаковал оккупантов. Так почему же достоин порицания Михаил, сделавший то же самое и не нанёсший никакого вреда ни одному мирному гражданскому человеку?

Что до «терроризма», то это словечко из лексикона мировых государственных элит, которым они уже не первое десятилетие клеймят любые политические силы, оспаривающие их монополию на насилие. Надо ли объяснять, что так как на деле все государственные режимы не являются волеизъявлением народов (в случае с Россией это так и вовсе очевидно), то и их монополия на насилие есть узурпация и несправедливость? А потому не дайте затуманить себе светлу голову баснями про «терроризм» - один из главных симулякров современного мира.

Это необходимо понимать, несмотря на то, что Михаил в своей предсмертной записке сам определил своё действие как «теракт», либо бессознательно использовав государственную терминологию, либо в прежнем значении слова «террор», которым называли революционную традицию насильственного тираноборчества. Сегодня же главные террористы — это государства со своими силовыми структурами.

И потому мы отвечаем на главный вопрос так: действия Жлобицкого отнюдь злодеянием не были, но были актом самопожертвования и борьбы с несправедливостью. И именно этот корневой смысл, на наш взгляд, нужно учитывать и в связи с самим взрывом в Архангельске и в связи с последовавшими за ним репрессиями.

Фил Кузнецов,
"Боец Анархист"
читайте нас в Телеграме, Вконтакте и на нашем сайте - bo-ak.org

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Почему в некоторых странах так усилилась леволиберальная пропаганда, направленная на защиту безопасности? Даже на уровне речи требуется исключить любые признаки агрессии, не говоря об отношениях. Может быть, они хотят полностью лишить общество агрессии, чтобы лучше им управлять? Это хорошо...

3 дня назад
14
Michael Shraibman

Эта тема практически неизвестна в России. В сотнях преимущественно арабских городов и сел Сирии, где нет правительства, работала годами система Местных Советов (МС), преимущественно беспартийных, которые обеспечивали коммунальные услуги и поддерживали порядок на местах в отсутствие...

4 дня назад
4