Экооборона и Репрессии в России

Химки

Недавно мы получили воодушевляющий и поучительный отчёт от анонимных товарищей из России, в котором описывается два года борьбы против вырубки в одном из главных лесов подмосковья. Кульминацией протестов стало событие, названное медиа-активистами “Химки Бэттл”, - бунт, в котором приняло участие несколько сот вооружённых антифашистов и анархистов, напавших на правительственное здание в пригороде Москвы. Власти отреагировали предсказуемо, а проведённые в Белорусси акции солидарности вызвали вторичную волну репрессий.

 

Прелюдия: По шипы-по ягоды

О планах властей по вырубке Химкинского леса стало известно летом 2008, когда местные экологи начали раскручивать кампанию протеста, чтобы привлечь всеобщее внимание к проблеме. Впрочем, даже тогда уже было достаточно поздно (лес к тому времени увлечённо и методично рубили местные жители Химок, а сами земли были распроданы под коттеджные посёлки нуворишей, склады, парковки, грузовые терминалы и торговые комплексы).

Не теряя ни минуты, мы похватали шипы и бросились туда. Вырубку охраняли, но внимание охраны было сосредоточено на официальном “эко-лагере”, разбитом прям у них под носом, поэтому проникнуть на территорию и зашиповать всё, что шиповалось, не составило труда. Это был наш первый опыт экотажа, вдохновляющий и возбуждающий. Нас не поймали, мы сделали всё, что планировали. Нас переполняла уверенность, что в результате наших действий и протестов экологов-либералов, в свете набирающего силу народного движения местных жителей Химок в защиту леса, убийцы деревьев отступятся от задуманного и оставят лес по-добру, по-здорову. Вскоре стало понятно, как мы ошибались.

Лес рубили в рамках реализации плана строительства новой платной автодорги, с ведома и согласия федералов. Большие шишки - вплоть до самого Путина, как выяснилось несколько позже — имели свой “интерес” в лоббировании проекта строительства новой автотрассы прямо через лес. Вырубку и строительство взялся финансировать международный синдикат Vinci, штаб-квартира которого расположена во Франции, а также ряд европейских банков, в сотрудничестве с контролируемыми правительством РФ банками ВТБ и Сбербанк. Понятно, что с такими мощными противниками, выстроившимися против леса и его защитников, честного, открытого, вежливого гражданского диалога не получилось.”

Вступление: Контекст

“Нет, эти цифры - число убитых антифашистов. Сколько на самом деле наци убивают иммигрантов, никто не знает”
- Из выступления российской анархистки на международной конференции по антифашизму (убита год спустя)

Осенью 2008-го в Химках неизвестные бандиты жестоко избили журналиста Михаила Бекетова, игравшего ведущую роль в освещении коррупционных планов правительства страны по строительству новой трассы Москва-Петербург. После нападения Михаил оказался в коме, а ноги пришлось ампутировать. В том же месяце в других районах Москвы на ряд известных социальных активистов произошли нападения, некоторые отделались угрозами в свой адрес. Не то, чтобы менты не избивали экологов и раньше. Но впервые на жизни наших товарищей покушались столь откровенно и нагло.

“Воронка насилия” засосала нас зимой 2009-го. Станислав Маркелов (социальный активист и адвокат, который, в числе прочих своих дел, вёл дело Бекетова) и Анастасия Бабурова (анархистка и журналистка) были застрелены в центре Москвы. К тому времени, как многие смогли выплыть со дна этой тёмной трясины и хлебнуть свежего воздуха, весь активистский ландшафт страны переменился.

С зимы 2009-го на улицах российских городов растёт градус антифашистской борьбы. Вот только конфликт заметно сместился из плоскости социо-политической в плоскость малопонятной стороннему наблюдателю бандитской разборки двух одинаково чуждых обычному человеку группировок. Это очень важный для понимания динамики химкинских событий момент.

Уже более 6 лет антиавторитарное движение России некоторые эксперты условно делят на экологическое и антифашистское. Первое крыло образуют преимущественно анархисты, среди антифашистов же заметно сильное влияние патриотических и сталинистских групп. И хотя нечастые встречи на съездах, форумах, эко-лагерях и тому подобных событиях (вроде регулярных и многочисленных ежегодных акций памяти по погибшим товарищам) время от времени случаются, мачизм в среде антифа (кто-то же должен мстить этим ублюдкам-наци за кровь наших друзей!) и паранойя в анархо-экологическом движении (интенсивный экотаж перед лицом возрастающего интереса милиции и бандитов на фоне пассивности публики и СМИ) способствовали расширению пропасти. К тому времени, как снова возникла необходимость защищать Химкинский лес, движение уже с трудом могло сохранять свою целостность. Отдельные активисты высказывали замечания, что, если бы не точечные убийства ряда уважаемых и мудрых анархистов и антифашистов, которые сдерживали наиболее оголтелые проявления сектантства, движение встретило бы нынешний кризис более целостным и подготовленным.

Интерлюдия: We Don’t Need No Water

“Два года спустя мы снова вошли под сень нашего прекрасного леса. Шла первая ночь после возобновления вырубки. Мы выпрыгнули из машины и бросились в придорожные кусты. На переодевание и проверку нашей экипировки, оборудования и “реквизита” ушло несколько минут.  И вот слабо различимые тени бесшумно скользят по залитой лунным светом ночной степи в направлении далёкого и мрачного (пока живого) леса. 

Добравшись до вырубки, мы разделились. Некоторые укрылись в романтической тени уцелевших на опушке кустов, наслаждаясь звёздами и звуком дыхания друг друга. Более нетерпеливые товарищи ускакали по поваленным деревьям на разведку в направлении темнеющих очертаний тракторов и экскаваторов. И тут идиллия была разрушена. Вдруг с мощным рёвом загорелся какой-то металлолом. Весь лес осветился красно-оранжевым светом, а эфир наполнился возмущёнными и удивлёнными переговорами разведчиков. Пытались понять, какого дьявола. К счастью, охрана тупила и мы быстро растворились в лесу - вскоре быстрая тачила с молчаливым водилой несла нас в другой город.

Как выяснилось позднее, мы были не одиноки в ночной прогулке по лагерю лесорубов. Новость, что в саботаже обвинили активистов из эко-лагеря, находившегося неподалёку, никого не удивила. На самом деле, лагерь и его обитатели помешали экотажникам запалить всё, что плохо стояло, - имено поэтому в ту ночь сгорел только один драндулет. Но, конечно, проницательный директор строительства  до этого не догадался, и немедленно потребовал от мусаров тщательнейшего расследования роли экологов в ночном происшествии. Более того, вскоре он нашёл способ отомстить. Извращённо, но очень по-русски.

В течение следующих дней разведка неизменно докладывала о возросшей бдительности чоповцев и ментов в районе уничтожения леса, поэтому область приложения революционных усилий пришлось немного сместить. К (не)счастью, Химки - большой лес, и вырубка (оскверненение Природы) ради прибыли происходит там повсеместно. Само происшествие, правда, ставит серьёзные вопросы безопасности: группы ELF (Фронта Освобождения Земли) не склонны совместно обсуждать свои планы, действуют автономно и рискуют снова оказаться в подобной ситуации с распространением радикальных тактик экологической борьбы.”

Горящий трактор проливает свет на экологическую политику российского правительства

Нацики пошли!

“Ещё некоторое время спустя, мы с удивлением читали репортаж об утреннем появлении в эко-лагере моба бонов, которые разминулись с нами в предрассветном тумане одним летним утром, когда мы отправлялись спать с очередной разведывательной вылазки. Прибыв на место, наци занялись тем единственным, что у них получается: вербальными и физическими нападками на протестующих, но с появлением акабов угомонились и стали усердно делать вид, что охраняют строительную технику. Евангелистский епископ и секулярный глава лесорубов Семченко сознался, что нанял наци “для охраны”.

Этот эпизод наглядно продемонстрировал, что нацисты на самом деле - ни что иное, как тупое орудие в руках капиталистических собственников. К сожалению, эта истина до сих пор не проникла в головы многих социальных активистов России. Зато в сердцах мирно спящего в железобетонном муравейнике (Москве) антифашистского крыла движения загорелись искры. Утренняя стычка либеральных экологов с нацистами сделала для популяризации и эскалации конфликта больше, чем могли рассчитывать все эко-лагеря, интернет-пиарщики и экотажники, вместе взятые. Ряд товарищей приводит теперь эти события в качестве примера того, как непредвиденные и незапланированные случайности (даже кажущиеся кому-то негативными) могут подтолкнуть наше движение и его сторонников в нужном - революционном - направлении. 

Корпулент с числом “19”, намалёванным на футболке, опознан как лидер правой фирмы “Гладиаторы”

Химки бэттл

Дровосеки-евангелисты совершили колоссальную ошибку: применили фашистов в конфликте, который для каждого критически мыслящего жителя страны имел все отличительные черты антинародного проекта. Этот ход внёс разлад в ряды правых радикалов, поскольку большая часть фашни пыталась пиариться на своей популистской поддержке народа и активно изображала себя защитниками леса (в безопасности интернет-дебрей). И - что для нас более важно - теперь каждый уважающий себя антифашист наконец-таки увидел в убийцах природы Врага и рвался в бой.

На следующий день по интернету разошлось приглашение на несанкционированный гиг в центре Москвы. Сотни антиавторитарных активистов, антифашистов и просто тусовщиков собрались в ожидании стрит-пати с участием давно почившей в бозе антифашистской группы в качестве хед-лайнера. Вместо этого тип в очках уведомил всех прибывших, что гига не будет, поскольку в Химкинском лесу поселилась нечисть и есть масть её изгнать (иными словами, поехать на место вырубки и вкатать бонов в грунт и сосновые иголки). Кто-то почуял наебалово и уехал, но большинству предложение пришлось по душе.

И вот, пока будущие участники акции протеста путешествовали на поездах пригородного сообщения, скауты доложили о большом количестве ОМОНа на месте эко-лагеря. Принимается решение ехать к зданию химкинского муниципалитета, по недосмотру оставленному недалёкой милицией без защиты. Люди, одетые для уличной вечеринки, построились в яркий и цветастый блок возле ж/д платформы и двинули к месту проведения массового несанкционированного мероприятия. Шествие сопровождали скутеристы - дозорные. Поначалу случайные прохожие реагировали с подозрением, но, прислушавшись к зарядам, вчитавшись в славянское письмо на берестяном баннере и поговорив с наиболее коммуникабельными из протестующих, принялись горячо выражать одобрение задуманного плана действий и всяческую моральную поддержку. В течение всего марша и погрома администрации, проезжающие машины бибикали в знак одобрения.

На пороге экологических бунтов?

Итак, 28 июля, средь бела дня, при явном одобрении и поощрении жителей Химок, несколько сотен вооружённых анархистов и антифашистов высадились из поезда, построились в блок, прошли маршем с кричалками и файерами через центр Химок и принялись бить окна, рисовать граффити в защиту леса и против вырубки, палить из травматов по фасаду и пытаться вырубить тяжёлую дубовую дверь. В течение всего этого угара милиция даже не подумала встать на защиту государственной собственности.

Удовлетворённые причинёнными повреждениями (и получившие сообщения от скаутов о срочно загружаемом в грузовики ОМОНе), анархисты и антифа отправились восвояси, к ж/д платформе. В это время, как рассказывают очевидцы, произошло две встречи с ментами. Первые встреченные менты были пешими - эти свалили по совету доброго человека, пока другие добрые люди готовили бутылки и камни. Вторые - ГНР (Группа Неспешного Реагирования) - ушли от народного гнева благодаря исправной автомашине. Вместе с тем стоит отметить, что, несмотря на явно выраженную местными жителями поддержку, ни один из них не присоедился к акции ни на одном её этапе. Это достаточно важно, потому что показывает, что наша пропаганда и социальные связи настолько слабы, что ни один гражданин не чувствует необходимости бороться с нами за собственные права.

Антифашистская группа немедленного реагирования

Несмотря ни на что, протестующим удалось добраться до ж/д платформы, сохраняя подобие единого блока, организованно загрузиться в поезд и приготовиться к короткой поездке. Вот только двери не спешили закрываться. Как выяснилось, в эти самые секунды машинист поезда о чём-то увлечённо беседовал по рации с милицейским начальством. Отправленный в локомотив на переговоры отряд вооружённых революционных антифашистов разъяснил машинисту все возможные негативные последствия сотрудничества с классовыми врагами. После чего двери-таки закрылись, и состав покатился в направлении большого города со стремительно уменьшающимся количеством деревьев. 

Уже после этих событий в антиавторитарной среде стали появляться критические замечания о распространении информации накануне акции, о недостатках планирования и организации, об отношении к видеозаписи акции. Большая часть оказавшихся вовлечёнными в бунт людей пришли пусть и на несанкционированную, но уличную вечеринку, а не на прямое действие в стиле “чёрный блок”. Не было ни одинаковой чёрной одежды, ни масок, ни перчаток. Люди ехали с постоянно включёнными сотовыми. Многие использовали собственные социальные карты для прохода в метро. Организаторы не удосужились закупить хотя бы пару сотен медицинских масок. В итоге на видео с акции опера увидели больше открытых щщей, чем на всех фото- и видеоматериалах за прошедшие 6 лет.

Ещё одной проблемой для российского антиавторитарного движения является непонимание роли медиа-активистов во время уличных протестов. Ни участники событий, ни сами “медиа-активисты” (большая часть которых - просто-напросто приглашённые журналисты из либеральной оппозиционной прессы), не захотели (или не смогли) понять, что снимать открытые лица людей, принимающих участие в акции гражданского неповиновения - непростительная ошибка.

Некоторые из журналистов (“Война”, чьи истинные мотивы до сих пор под вопросом) продолжали снимать после того, как акция завершилась, а товарищи погрузились в поезд и сняли маски. Получилось так, что даже те немногие, кто позаботился о собственной безопасности, пали жертвой медиа-фетишизма журналистов. Несколько дней спустя первые из допрошенных по этому эпизоду радовали товарищей рассказами о том, что дознаватели из центра “Э” хвастаются на допросах покадровыми фото из видео, выложенного в интернет группой “Война”. Некоторым товарищам пришлось уехать из страны из-за этого проёба со стороны “медиа-активистов”.

Комментарии

Итоги: Репрессии и Солидарность

Публичные представители движения русских антифашистов, Алексей Гаскаров и Максим Солопов, были арестованы 30 июля. За этим последовали поиски ещё нескольких предполагаемых соорганизаторов беспорядков, которые завершились объявлением этих людей в федеральный розыск, поскольку анархисты отказались идти навстречу правонарушительным органам.

Перед лицом сильного давления со стороны правительственных чиновников, будучи неспособными поймать таинственных анархистов, столкнувшиеся с нежелением сотрудничать со стороны задержанных, менты не придумали ничего лучше, чем начать массовые “профилактические” аресты. В течение августа-сентября 2010 года в Москве, Нижнем Новгороде, Владимире и других городах России, было задержано, допрошено, запугано и подверглось пыткам более 500 антифашистов, анархистов и социальных активистов. Милиция внезапно появлялась на открытых антифа-гигах, зоозащитных мероприятиях, антифашистских футбольных турнирах, дискуссионных кружках. В результате этой деятельности объём информации о движении возрос многократно. На момент написания этой статьи, ситуация выглядит так, будто наши враги перешли к следующей фазе репресиий, пытаясь проникнуть глубже в активистскую сеть, используя полученные в ходе массовых арестов данные о наиболее “привлекательных” и “перспективных” товарищах.

Ещё рано делать какие-либо выводы о результатах репрессий, но определённые идеи стоит озвучить, пусть только как возможный базис для будущих дискуссий. Теперь уже очевидно, что у ФСБ не оказалось достаточной информации о движении: сотрудники этого ведомства тупо включались в допросы задержанных, проводимые центром Э, никакой предварительной наработки, которую бы они смогли использовать в ходе репрессий, у них не оказалось.

Единственные двое задержанных, ожидающих суда, сидят из-за своей известности и публичности. Выбор стратегии массовых задержаний и полная неспособность, несмотря на все попытки склонить задержанных активистов к сотрудничеству, ухватить хотя бы одну группу прямого действия, говорят о том, что государственные службы безопасности вошли в 2010-е неподготовленными к борьбе с анархистами в плане агентов-провокаторов и информаторов. Конечно, всё ещё может измениться. 

С учётом всего вышесказанного, можно утверждать, что репрессиям удалось достичь немалого. Во-первых, само движение, как кажется, окуклилось в кокон страха. Внешняя поддержка нашему делу в лучшем случае маргинальна. Социальные активисты низовых инициатив крайне неуверенно идут на контакт с антифашистами. Во-вторых, на настоящий момент практически каждый известный “лидер” или “организатор” или оказался в тюрьме, или ушёл в подполье.

В-третьих, власти до сих пор получают всё возрастающие объёмы информации, поскольку (как почти всегда и случается), те, кто читает тексты по активистской безопасности и пытается их применять в жизни, и те, кто болтает на “беседах” с мусорами, - совершенно разные подмножества активистов. Пропаганда культуры безопасности в нашей среде оставляет желать лучшего. Умные книжки не помогут тем, кто не понимают, что нельзя верить ментам на допросе и сдавать товарищей, чтобы прикрыть свою задницу.

Наконец, самое важное, - первоначальная проблема практически исчезла из поля зрения анархистов. Как капиталистический левиафан в последние десятилетия, наше движение истощило свои скупые ресурсы, попытавшись распространиться и объять необъятное: мы поставили всё на слабо продуманный оппуртунистический бунт, и теперь всё, на что хватает сил - это попытки сбить пожар ответных репрессий. Такое уже случалось в 2008-м, когда антиментовская кампания превратилась в кампанию по защите Севера после того, как менты стали бить в ответку, подав встречный иск и развернув пиар в СМИ. И теперь можно наблюдать, как превоначальная кампания по спасению Химкинского леса тает в тумане на фоне необходимости мобилизации сил для очередной серии акций солидарности. 

Возможно, анархисты смогут использовать эту ситуацию в своих интересах. И в плане полученного преимущества перед наци в глазах общества, и в плане редкой возможности наглядно показать противоречивость и порочность популизма ультра-правых, и в плане установления межличностных контактов с экологичеким движением и низовыми инициативами местных жителей. Однако, и собственное мироощущение движения драматически изменилось после химкинских событий. Нам необходимы усилия и время на рефлексию и переоценку некоторых вещей, если, конечно, мы хотим переиграть наших врагов на этом этапе борьбы.

Всё вышесказанное ни в коем случае не означает, что мы должны отказаться от поддержки заключённых. Кампании солидарности играют решающую роль не только для уже помещённых под стражу, но и для тех, кто находится в бегах. Однако, не следует забывать и о том, почему наши товарищи оказались в тюрьме.

Две вечеринки в стиле “Молотов-коктейль”

2 сентября белорусские анархисты забросали коктейлями молотова посольство России в Минске. Один из молотовых попал в автомобиль, припаркованный на территории посольства, который вскоре сгорел. По всей видимости, это был единственный серьёзный урон. Вскоре в сети появилось заявление, перепечатанное на нескольких анархических ресурсах, в котором группа белорусских анархистов заявляла, что акция проведена в солидарность с российскими борцами против вырубки Химкинского леса, и что белорусские анархисты считают российское правительство несущим прямую ответственность за продолжающееся уничтожение лесов и репрессии анархического движения.

Утром следующего дня начались репрессии против белорусских анархистов. За несколько дней белорусское КГБ задержало и поместило под стражу практически каждого известного или подозреваемого анархиста в Минске, Гомеле, Солигорске, Бобруйске и других белорусских городах. От наших товарищей требовали признаний в работе на российские спецслужбы с целью дискредитации белорусского правительства и подрыва авторитета Лукашенко. Большую часть задержанных формально допросили и “забыли” в камерах на несколько дней.

Некоторым из наших друзей повезло меньше. Одна девушка была госпитализирована после попытки порезать себе руки во время допросов. Один молодой человек получил серьёзные осложнения здоровья (которое и до помещения под стражу не было особенно крепким). Некоторым счастливчикам повезло покинуть страну. Другие остались, взяв на себя ответственность за организацию кампании поддержки задержанных. Среди оставшихся были и товарищи, отважные настолько, чтобы провести вторую атаку с молотовыми на ИВС (Изолятор Вневременного Содержания) в Минске через три дня после начала государственных репрессий против анархистов.

Группа, назвавшаяся “Друзья Свободы”, подожгла пост охраны в периметре безопасности ИВС и публично взяла на себя ответственность за обе акции: и за поджог посольства, и за нападение на ментовскую тюрьму. В своём втором коммьюнике, Друзья Свободы заявляют, что рассматривают реакцию КГБ как попытку “выслужиться” перед Лукой, поскольку арестам и репрессиям подверглись самые заметные, публичные активисты, которые в силу своей публичности подобными акциями не занимаются. Второе их нападение, безусловно, было продиктовано благородными и смелыми чувствами: они хотели показать, что КГБ схватило и удерживает не тех анархистов. Только вот КГБ-то действовало по прямому указанию Луки с целью “умиротворения оппозиции” накануне президентских выборов (распространённая в РФ и РБ практика) . Поэтому аресты, “исчезновения”, пытки продолжались. 

Крылья бабочки

“Анархия - мать порядка”
- русская народная анархическая поговорка

Два достаточно заметных события осени-2010: углубляющийся кризис в белорусско-российских отношениях и отставка Лужкова с поста мэра Москвы. И там и там, анархисты помогали как могли.

Лужков, жалкий Московский деспот, осквернявший своим присутствием город более 10 лет, был наконец-то “освобождён” от занимаемой должности за “некомпетентность и несоответствие ожиданиям.” Это случилось сразу же после его возвращения из отпуска, месяц спустя после бунта в Химках. Среди называемых аналитиками причин есть и такая: неспособность Лужкова справиться с Химкинским кризисом и его ключевая роль в коррупционной программе городского развития.

Лукашенко, белорусский диктатор с национал-социалистическим пунктиком в политической программе, ударился в гневную антироссийскую риторику сразу после нападений на российское посольство и ИВС, в котором на тот момент содержалась большая часть арестованных в Минске анархистов. Обмен заявлениями на самых высоких дипломатических уровнях не смог спасти стороны от скатывания в кризис, который наметился и был всем очевиден задолго до попадания молотовых в цели. Ряд плохо продуманных политических и экономических решений, общая для всех диктаторов любовь к теориям заговороа и  незначительная по сути анархическая выходка поставили Россию и Беларусь на грань самого глубокого политического кризиса за всю историю отношений между двумя странами.

Мы не хотим сказать, будто бы закат политической карьеры Лужкова, или коллапс политических отношений с Лукашенко являются результатом анархического заговора или чего-либо подобного. Однако, нам кажется важным не терять чувства политической перспективы в ходе нашей ежедневной борьбы. Мы всегда должны учитывать, что зачастую наши акции могут вызвать серьёзные социальные изменения, или политические бури (ну или на крайний случай дадут просраться богатым ублюдкам), сколь бы незначительными (вроде Минских поджогов) или масштабными (вроде попытки бунта в Химках) они не казались участникам и сторонним экспертам. Возможно, мы и не можем заранее спланировать все последствия наших акций, но, будучи буйными, обожающими хаос анархистами, мы не можем не радоваться последствиям летней кампании: ослаблена муниципальная власть столицы России и вбит клин в союз РБ и РФ. 

Бабочка в Химкинском лесу

Солидарность

Освобождение рабочих - дело рук самих рабочих
- Нестор Махно

Репрессии, обрушившиеся на белорусскую и российскую сцены, оказались самыми мощными за весь период истории анархического движения региона, и нам нужна вся возможная помощь по всему миру. В сети распространяется призыв к акциям солидарности с задержанными белорусскими анархистами; акции солидарности с задержанными за Химкинские события московскими антифашистами запланированы на 12-15 ноября.

И, хоть нашим друзьям в заключении отчаянно необходима наша солидарность, мы не должны забывать о том, что Химкинский лес всё ещё находится под угрозой уничтожения. Мы просим товарищей участвовать в международной экологической кампании против планов федерального правительства РФ по уничтожению Химкинского леса, которые финансирует Vinci Group и другие международные финансовые институты.

О репрессиях против белорусских анархистов и акциях солидарности с ними можно прочитать на Белорусской Индимедии.

Информация о кампании солидарности с арестованными антифашистами доступна на сайте www.khimkibattle.org.

Связаться с Анархическим Чёрным Крестом, чтобы узнать о том, как можно помочь заключённым анархистам в России, можно здесь.

Писать письма заключённым можно по адресу:

P/B 13 109028 Moscow, Russia.

Письма должны быть отправлены в конверте без каких-либо имён. Также можно писать на электронный ящик группы поддержки заключённых. Все письма будут переданы ребятам. helphimki@gmail.com.

Трафы доступны по этому адресу.

Источник: http://news.zaraz.org/articles.php?a=341

Голосов пока нет

Два самых важных события уходящего года в России, это вовсе не рамсы Лукашенко-Медведева или замены одного бывшего партаппаратчика-пчеловода на другого. А это Приморские партизаны и "Химки Бэтл". Первое важно в свете публикации их последнего видеообращения ("Последнее слово Приморских партизан"). Которое объясняет их войну против ментов и против этого режима. Из чего можно сделать вывод что герилья в России возможна не только на Кавказе, но и в метрополии. И герилья именно социальная, а не религиозная или нацистская. А второе - нападение на администрацию Химок, показывает что в России возможны и эффективны уличные протесты по форме приближенные к массовым беспорядкам. Где активно может использоваться подручное оружие (камни, травматы, бутылки). То, что в других странах зарубежом считается давно нормой (применение коктейля Молотова на демонстрациях и проч.) Оба этих события получили массовую поддержку общества согласно опросам независимых СМИ и интернета (порядка рекордных 70-80%) Значит общество давно созрело к таким формам борьбы. Приморские партизаны и Химкинский лес наглядно показали это. И все мы тоже должны сделать из этого выводы. И бороться дальше используя эту новую реальность. Вот что действительно было важно в этом году.
Голосов пока нет

А почему сразу не указано что это перевод анализ российского движения от Краймсинк? Понятно только после перехода по ссылке.

"Уже более 6 лет антиавторитарное движение России некоторые эксперты условно делят на экологическое и антифашистское." - можно узнать, что за эксперты? на основании чего они сделали такой вывод? и вообще анализ можно их увидеть? А если это и так, то всё это очень печально.

если бы не точечные убийства ряда уважаемых и мудрых анархистов и антифашистов, которые сдерживали наиболее оголтелые проявления сектантства, движение встретило бы нынешний кризис более целостным и подготовленным. - а не проще было написать "лидеры анархистского и антифашистского движения"?, а то как то по кндровски выходит. Да и если целостность движения держалась исключительно на авторитете нескольких лиц, значит распад движения - дело естественное и закономерное.

 

 

 

Голосов пока нет

Истоит отметить что бывшие боны решительней переходят к социальной борьбе, в то время как, так называемое анарходвижение, показала семя трусливо после химкибэтл побоявшись переходить решительной социальной борьбе.

и что из этого, что текст краймсинк? вы товарищь о самом тексте судите по подписью? :-)

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Книга американского писателя-фантаста Роберта Сильверберга "Умирающий изнутри" (1972) произвела сильное впечатление. Ожидал легкого чтения, а оказалось: отличная книга о бунтующей Америке 60-х - начала 70-х годов прошлого века, и, к тому же - сюрприз! - очень красивая еврейская мистика. В...

1 неделя назад
1
Владимир Платоненко

Сейчас о возможности жить без государства говорят не только анархисты. Многие либералы говорят о том, что функции государства берет на себя гражданское общество. Некоторые из них даже ссылаются на Кропоткина. Небывалую активность проявляют либертарианцы, называющие себя сторонниками «анархо-...

1 неделя назад

Свободные новости