Обнажённый позор мира

В третью годовщину , эта статья - о преступниках химической атаки и преступниках химического сговора, о близости этих преступников, а также о том, почему весь сегодняшний мир - это Сирия.

Всего лишь две недели спустя после жуткой химической расправы на рассвете 21 августа 2013 года, которая унесла жизни 1466 мужчин, женщин и детей, произошла вторая чудовищная бойня: соглашение по химическому оружию между Россией и США. Трупы жертв этой второй бойни похоронили рядом с братскими могилами Аль-Гуты, чтобы отравить жизнь сирийцев, шансы их страны на реабилитацию и весь современный мир: это трупы правды, правосудия и политики.

Труп правды

Всё началось с убийства и похорон правды. Несмотря на то, что сторонники режима Асада праздновали и раздавали пахлаву в честь этого "события", сам режим отверг свою причастность к бойне. Некоторые из тогдашних сирийских фашистов утверждали, что в Аль-Гуте просто распыляли инсектицид. Фанатичная советница Башара Асада Бутайна Шаабан не только заявила, что атаку устроили сами "террористы" (то есть, все те, кто борется против государства Асадов), но и что все жертвы были родом с сирийского побережья, как бы подразумевая что они все были . И вот их якобы похитили из домов и отравили в Аль-Гуте, чтобы оппозиция могла обвинять режим. Но самое странное случилось, когда ООН прислушалась к просьбе России не выявлять преступников в рамках международного расследования... о нет, не самой бойни, а использования химического оружия.

Совершенно отвратительно то, что задачи международной комиссии заключались только в том, чтобы подтвердить использование химического оружия - как будто это было неясно. Ещё более отвратительно то, что страна, настоявшая на этом - Россия - всё это время отрицала ответственность асадовского государства. Это показывает, что наш мир прогнил, начиная с самых верхних его эшелонов, что международная система явно желала врать самой себе и семи миллиардам людей на Земле - только лишь для того, чтобы не испытывать моральный дискомфорт от защиты массового серийного убийцы, Башара Аль-Ассада.

Всё усугубилось тем, что некоторые сирийские оппозиционеры из Национального Координационного Комитета (NCC) поучаствовали в публичной кампании обвинения тех, кто сопротивляется государству Ассадов. Салих Муслим, член этого комитета и сопредседатель курдского "Демократического союза" (PYD) обвинял врагов Ассада в том, что они сами себя поубивали. Никто из этих лжесвидетелей не изменил своих взглядов за последние три года. Более того, к этому хору присоединились некоторые западные радикалы. Сеймур Херш написал длинную статью в "Лондонском книжном обозрении" (LRB) о том, что Турция и Фронт Аль-Нусры тоже использовали химическое оружие.

Никто не консультировался с жителями Аль-Гуты - а ведь эта область была и остаётся густо населённой. Никто даже не спросил их, считают ли они ответственным за бойню кого-либо ещё, кроме режима Ассада, и заметили ли ли они перед этим преступлением какую-то подозрительную активность. Причиной этому не является недомыслие или непрофессионализм. Причина этого - сложившаяся практика отрицания того, что местные жители вообще способны говорить от своего имени, высказывать то, что они считают правдой о своих жизнях и смертях. Только западные журналисты и исследователи (которые умеют обернуть бесчестные или слабые слова в сверкающую бездушную оболочку) имеют право говорить и писать об этой бойне - ни в коем случае не жертвы или их гражданские партнёры. Вот почему эта практика процветает, а всемирная информационная система является соучастником преступления.

Все вышеупомянутые люди и организации соучаствовали в убийстве правды и её похоронах рядом с братскими могилами жертв химической бойни.

На следующий же день после бойни Центр документирования нарушений (VDC) под руководством умнейшей Разан Зайтунех и при содействии помощников на месте преступления опубликовал детальный отчёт о нём. Через несколько дней был опубликован следующий отчёт. Этому предшествовало ещё несколько сообщений об использовании ядовитых газов. Никто не сомневался в том, что преступление совершил именно режим Ассада. Кроме Разан, была и Самира Аль-Халил, активистка и бывшая заключенная, которая публиковала в Facebook свои ежедневные наблюдения. Она тоже не сомневалась в ответственности государства Ассадов.

Свидетельства Разан и Самиры из Аль-Гуты, вероятно, и привели к тому, что через три месяца после сговора о химическом оружии их похитили салафитские ополченцы на службе у Саудовской Аравии. Через месяц после бойни, это ополчение провозгласило себя "Армией". Ещё через некоторое время после бойни, участник этого ополчения, по наущению другого участника (в настоящее время юрист "Джайш Аль-Ислам", "Армии Ислама") угрожал Разан смертью. Самире также угрожали, но нам неизвестно о связи угрожавших с ополчением.

Разан и Самиру похитили вместе с Ваэлем Хамада (муж Разан) и Наземом Хаммади (адвокат и поэт), которые также работали в VDC вместе с Разан. Роберт Форд, бывший посол США в Сирии, в подозрительно расплывчатых выражениях говорил своим собеседникам в Сирии, что "Джайш Аль-Ислам" не следует подозревать в этом похищении.

Труп правосудия

Государство Ассадов не только не было наказано за свое преступление. Ему фактически позволили продолжать убивать сирийцев любыми другими видами оружия. Ему полностью разрешили наказывать противников режима, имея международную гарантию неприкосновенности. Бочковые бомбы, которые использует режим - это просто продолжение химической бойни, только гораздо более смертоносными и разрушительными средствами. И с ещё более жуткими последствиями.

Всё это произошло потому, что для влиятельнейших мировых игроков сама бойня никогда не была проблемой - только оружие, которое в ней использовалось. Нарушение права сирийцев на жизнь никого не волновало, в отличие от нарушения договоренностей, которые мировые державы заключили между собой много лет назад, чтобы защититься друг от друга.

Реакция крупнейших государств и международных организаций на бойню в Аль-Гуте ещё более усилила уже существовавший способ решать наши проблемы, как в случае с Сирией или Палестиной. Этот способ основан на маргинализации правосудия, свободы и демократии, а также на отрицании политической самостоятельности и моральной ценности сирийцев, палестинцев и других народов. Этот способ присущ режимам, которых хорошо научили взаимодействовать с мировыми державами, а они, в свою очередь, "учат" самых уязвимых, попавших под их власть. И он не имеет отношения к недосмотру или просчётам. Он непосредственно связан со структурой международного господства на Ближнем Востоке. Население этого региона воспринимается через призму его "культуры" и "ментальности", как бы сводящейся к "Исламу". Этот способ присущ "государствам" и коррумпированным властям; при этом эти самые "государства" лишаются суверенитета и независимости в обмен на помощь в сохранении власти.

Учитывая, что химический сговор произошел с согласия мировых держав и при поддержке ООН, логично сделать вывод, что в мире, управляемом этими державами, никакое правосудие невозможно. Те, кто не могут взять свои права силой, будут сокрушены и не получат никакой поддержки. Более того, о том, что с ними случилось, даже никто не напишет. Право сильного в действии.

Химический сговор привел к тому, что сирийцы остались беззащитными перед лицом ещё больших убийств и разрушений (и как бы заслуживающими их). Частично это обусловлено маниакальным интересом западных СМИ к "Даеш" (ИГИЛ), который как бы отодвинул на задний план всё то, что сделали с сирийцами сторонники режима Ассадов. Эта медиа-кампания слегка затормозилась лишь несколько месяцев назад - видимо, западные СМИ осознали, что они просто бесплатно рекламируют фашистское и колониальное "Исламское Государство". Этот вопрос заслуживает дальнейшего исследования, но если это так, то у нас плохие новости для крупнейших мировых СМИ и для западной демократии в принципе. Эта ситуация также вскрывает связь между убийством правды и убийством правосудия, а именно - необходимость избавиться от правды, чтобы облегчить убийство правосудия. Здесь, в Сирии мы хорошо знакомы с этой связью. Баасисты (в частности Ассады) широко использовали убийство правды и распространение дезинформации и фальшивок чтобы отобрать у сирийцев правосудие и политику.

Труп политики

Химическая бойня и международный скандал, вызванный ею, давали возможность достигнуть более-менее справедливого политического решения по Сирии. Такое решение должно было бы подразумевать существенные изменения в политической системе страны, которые бы позволили сконструировать новое сирийское политическое большинство. Такое решение стало бы ответом на надежды сирийцев, о которых те кричали уже два с половиной года. Кроме того, оно бы не противоречило и политическим инстинктам мировых держав - ведь они отказывались поддержать сирийское сопротивление военной силой именно потому, что предпочитали "политическое решение".

Глобальная обстановка прекрасно подходила для начала серьёзных изменений в Сирии. Но ни Россия, ни США, ни Израиль этого не хотели (последний вообще раньше всех заговорил о химическом сговоре). Через три года после этих позорных двух недель мы наблюдаем прямо противоположное. Мировые державы дали режиму Ассадов великолепную возможность отвергнуть политическое решение, которое прекратило бы затянувшееся надругательство над целым народом.

Химический сговор решил проблему использования химического оружия. Но он не осудил саму бойню, в которой было использовано это оружие. И он не решил проблему смертей сирийцев - число погибших к тому времени достигло ста тысяч. Сговор решал проблемы Израиля, США и России, а вовсе не проблемы сирийцев.

Химический сговор полностью игнорировал политические требования сирийцев и их борьбу. В этом он лишь продолжал ассадовские методы, то есть, отрицание того, что у сирийцев вообще есть какие-то требования и права в их собственной стране. С точки зрения сирийца, который желает свободы, справедливости и достоинства в своей стране, между режимом Ассадов и сторонами химического сговора нет никакой разницы. Преступники химического сговора сказали ровно то же, что говорили нам преступники химической атаки: вы вне политики, вы не обладаете политической самостоятельностью; вам достанется война, и только война!

Вот так труп политики бросили поверх трупов правосудия и правды. Для режима Ассадов и их партнеров это означало индульгенцию на продолжение массовых убийств; сегодня количество погибших уже достигло полумиллиона. Их свобода убивать сегодня ничуть не меньше, чем была раньше, и никаких признаков изменения этого незаметно.

Женевские переговоры - это политическое продолжение химического сговора. Их организаторы те же, что и у позорного сговора, и они воздерживаются от любого давления на режим Ассадов. И в самом деле, один из международных организаторов Женевских переговоров - Россия - сейчас является прямым военным союзником Ассада. Более того, ни сам режим, ни его международные друзья ни разу не выказывали готовности пойти хоть на какие-то уступки сопротивлению, сделать хоть какие-то шаги к прекращению олигархической власти в Сирии, или хотя бы полностью вывести из Сирии всех международных "миротворцев". Не выказывали они и желания любых политических соглашений. Они не согласны даже на доставку еды и лекарств в осажденные города, не говоря уж о том, чтобы снять осаду или отпустить тех, кто томится в пыточных камерах Ассада.

В такой ситуации, Женевские переговоры - это просто усилия "международного сообщества", направленные на то, чтобы сирийцы уничтожили свое дело собственными руками, после того, как солдаты Ассада, их начальники и покровители разрушили страну и жизнь сирийцев.

Обнажённый позор мира

В этой истории публичного убийства поражает беззастенчивость. Беззастенчивость лжи, обмана и похорон истины. Беззастенчивость поддержки открытого убийцы, поддержки войны и гарантирование того, что она продолжится, настоящее убийство правосудия. Беззастенчивость в облегчении работы Ирану, России и их подчиненным, которые сейчас вторглись в Сирию. Сегодня мир без стыда демонстрирует свой позор.

Поэтому американско-русский химический сговор был гораздо более отвратительной бойней, чем сама химическая атака - ведь истина, правосудие и политика это ценности, которые защищают человеческие жизни. Следовательно, когда они мертвы, то жизнь теряет свою священную значимость, а убийство становится дозволенным - или даже желательным. Именно это и происходит в нашей стране последние три года под международным покровительством - а до этого происходило более сорока лет под менее глобальным руководством.

Вот почему с того позорного момента проблема больше не в Сирии. Проблема в мире. Мир, который тащит три огромных трупа в дополнение к полумиллиону мертвых человеческих тел, - это отравленный мир. Симптомы отравления можно видеть в подъёме фашистских движений по всей планете, в повсеместной деградации демократии и в иссякании надежд на освобождение и обновление. Дела Сирии ныне - это глобальные дела, более, чем любые другие. От того, как решится эта проблема, зависит, по каким политическим, интеллектуальным и этическим тропам пойдёт мир в ближайшие десятилетия.

Поскольку весь мир является нашей проблемой, мы, сирийцы, должны неустанно работать, чтобы демонстрировать "сирийскость" всего мира и универсальность вопросов, поднимаемых Сирией. Первая задача - это показать, что химическая бойня в Аль-Гуте и последовавший за ней химический сговор являются непростительными преступлениями как для Сирии, так и для всего мира. Мы должны повсеместно воздавать "героям" и лжесвидетелям этих преступлений то, чего они заслуживают: позор.

Перевод с арабского:

Перевод с английского: Группа Анархо-Переводчиков

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Хотел бы сравнить политику курдской РПК (Курдская рабочая партия), которая действует в гражданской войне в Сирии как третья сила, и политику анархистов Испании во время гражданской войны в 1936-1939 гг.

2 дня назад

Французский философ Жиль Делез посвятил немалую часть своей жизни изучению феномена cinema. Его книга "Кино" до сих пор остается opus magnum для кинокритиков.

5 дней назад

Свободные новости