Управление страхом: почему растет число дел об оправдании терроризма

Дамир Гайнутдинов

Проведенная осенью 2018 года реформа главной антиэкстремистской статьи Уголовного кодекса (ст. 282 УК РФ), казалось бы, должна была привести к снижению числа дел с репутацией политических. Действительно, введение принципа административной преюдиции повлекло за собой вынужденное прекращение десятков значимых уголовных дел. Однако спад неизбежно будет компенсирован, и поможет этому другая статья — «О призывах к осуществлению террористической деятельности» (ст. 205.2 УК РФ). Сейчас внимание к ней привлечено из-за , которую заподозрили в оправдании поступка архангельского подростка, . Но у применения «двести пятой второй» уже есть своя история.

Никаких оправданий

Статья появилась в российском Уголовном кодексе достаточно давно — в 2006 году. Как ни странно, это стало следствием добросовестного исполнения Конвенции Совета Европы о противодействии терроризму: в соответствии с международным договором Россия обязалась установить уголовную ответственность за умышленное подстрекательство к террористическим преступлениям.

В течение следующего десятилетия статья оставалась экзотической: с 2010 по 2015 год по ней осуждены меньше трех десятков человек. Например, в 2010 году условный срок за выступление на митинге получил кировский активист «Движения против нелегальной иммиграции» (запрещенная по решению суда организация) Иван Михеев. Эксперт, анализировавший текст выступления, пришел к выводу, что «лозунг, произнесен­ный Михеевым, является публичным оправданием терроризма, так как прославляет лицо, совершившее террористический акт». Речь шла о Николае Королеве, который в 2008 году был осужден за серию терактов, включая взрыв на Черкизовском рынке Москвы. После этого было уголовное дело известных башкирских публицистов Айрата Дильмухаметова и Роберта Загреева, получивших по три года строго режима за публикации в интернете, в которых эксперты усмотрели скрытые призывы к терроризму.

Тем не менее основными рабочими антиэкстремистскими статьями оставались 280-я (призывы к экстремистской деятельности) и 282-я (возбуждение вражды и унижение достоинства) УК РФ. Однако примерно с 2016 года ситуация изменилась и количество дел по статье 205.2 пошло вверх. Если в 2015 году, по данным судебной статистики, было вынесено восемь приговоров, то в 2016-м уже 47, в 2017 году — 96, а в первом полугодии 2018-го — 50 (данные за весь год будут опубликованы весной).

Кстати, значительному росту популярности статьи способствовало то, что в 2017 году ее диспозиция была расширена за счет криминализации пропаганды терроризма, под которой понимается «деятельность по распространению материалов или информации, направленных на формирование у лица идеологии терроризма, убежденности в ее привлекательности либо представления о допустимости осуществления террористической деятельности».

Одновременно значительно увеличилось количество дел по альтернативной статье 280 УК РФ (призывы к осуществлению экстремистской деятельности): с 64 в 2015 году до 170 в 2017-м (в прошлом году рост приостановился — 57 случаев в первом полугодии).

Заметим, что если дела по статье 282 ведет Следственный комитет, то статьи 280 и 205.2 — прерогатива Федеральной службы безопасности, которая занимается еще и оперативным сопровождением большинства политических дел. В последние годы ФСБ значительно активизировалась в сфере следствия, причем не только по «террористическим» и «шпионским» делам, но и по экономическим преступлениям, делам о коррупции, контрабанде. Можно сказать, что ФСБ перехватила у центров по противодействию экстремизму МВД роль главного борца с экстремизмом.

Удобная статья

Дела по статье 205.2 рассматриваются одним из четырех окружных военных судов (Дальневосточным, Московским, Приволжским или Северо-Кавказским), как правило, в максимально короткие сроки и в крайне неблагоприятных для защиты условиях. Добавляет проблем и удаленность от места жительства подсудимого.

Часть 2 этой статьи, предполагающая использование интернета, относится к категории тяжких преступлений. Это значит, что обвиняемых можно держать под стражей до года, а срок давности привлечения к уголовной ответственности — десять лет (а не шесть, как по ст. 282), что дает богатые возможности для выявления новых эпизодов.

Статья удобна еще и тем, что играет на одной из главных фобий современности — терроризме. Борьбой с пропагандой террора очень удобно оправдывать преследование несогласных. Уже есть широкий круг потенциальных обвиняемых — члены анархистских, либертарианских, право- и леворадикальных движений. Большинство из них хорошо известны органам, на них легко завести дела оперативного учета, отслеживать их социальные сети, внедрять в их среду агентов. Все это позволяет при необходимости мгновенно инициировать большое количество новых уголовных дел.

С этой точки зрения пропаганда терроризма выглядит гораздо более предпочтительной и по сравнению с другими новыми составами, такими как участие в деятельности нежелательной организации (ст. 284.1), уклонение от исполнения обязанностей «иностранного агента» (ст. 330.1), неоднократное нарушение правил участия в митингах (ст. 212.1) и даже склонение к самоубийству (ст. 110.1 и 110.2).

По большинству из них уголовные дела пока единичны. Кейсов Анастасии Шевченко из «Открытой России» (по ст. 284.1) и лидера коломенского «мусорного протеста» Вячеслава Егорова (по ст. 212.1) еще недостаточно, чтобы сделать вывод о новом тренде.

В отличие от этих «нетрадиционных» составов, по оправданию терроризма уже есть и апробированные технологии расследования, и методические рекомендации по проведению экспертиз, и устоявшаяся судебная практика, и даже разъяснения Верховного суда.


юрист международной правозащитной группы «Агора»

Комментарии

Именно. Это статья европейская. По ней уже несколько десятилетий сажают анархистов, коммунистов, националистов. Прежде всего тех легальных активистов, кто помогает европейским политзаключенным, посаженным за левый или правый терроризм. Это члены ЭТА (Испания), РД (Греция) и тех кто был пожизненно посажен еще в 70-80ые года (от БР до ИРА). Это европейский вид репрессий против "симпатизантов". Потому что власти ЕС боятся не столько самих левых террористов, их бомб, сколько социальной поддержки их борьбе со стороны легальных активистов и групп. В той же Испании буквально в прошлом году были осуждены несколько анархистов по подобной статье. Только за публикацию в соцсетях комментария, в поддержку революционеров взорвавших фашистского премьер-министра Бланко аж в далеком1973ем (то есть сроки давности статья не имеет). Формально даже если сейчас кто-то скажет что Сталин правильно делал что грабил банки (экспроприации) , а Махно убивал жандармов (за что и сидел), то это тоже будет "оправданием терроризма". И наши народовольцы типа Кибальчича тоже "оправдывают терроризм" самим фактом прославления, например, в названиях улиц в городах России и т.д.

Так и сейчас. Эта статья работает для изоляции тех анархистов, кто попал в тюрьму за вооруженную борьбу (хранение оружия, применение ву и т.д.) Чтобы даже никто публично не смог выразить им поддержку. Ведь для многих легальных активистов получить по 205-2 даже 2-3 года реального срока в тюрьме это страшно. А ведь вторая часть этой статьи (публикация "одобрения" в сети), это ещё больше, до 7 лет! То есть эта статья нужна не против террористов, а против легальных активистов, для их запугивания, чтобы не смели оказывать политическую поддержку своим товарищам. Именно поэтому после недавнего взрыва в Архангельске, устроенного анархистом Василием Жлобицким, на многих левых сайтах было глухое молчание. Люди боялись выразить подлержку этой вооруженной акции протеста. Страх. Вот для чего нужна статья 205-2.

Рейтинг: 5 (1 голос )

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Социальные революционеры с начала XX столетия противостояли не только царизму, но и либеральным партиям, которые они критиковали. Например, в отличие от либералов, анархисты и эсеры-максималисты отделяли борьбу за свободу слова от борьбы за выборы в органы государства, так как последние работникам...

1 неделя назад
4
Николай Дедок

3 августа в Москве прошла одна из крупнейших акций протеста с массовым хапуном. Оценки количества участников разнятся от 1 500 до 10 000. Задержанных — 1001 человек. Учитывая, что Беларусь и Россия всё время обмениваются опытом по подавлению протестов, и, как настоящие автократии, вкидывают в...

2 недели назад

Свободные новости