Против войны в Карабахе

Деколониальное, антифашистское и экофеминистское заявление из Армении

Прежде чем перейти к нашему заявлению, мы сочли важным определить нашу позицию в обстоятельствах, вытекающих из очень конкретных географических и политических условий и решений, которые предшествовали войне 2020-го года. Насилие — не абстракция и в тишине и молчании только крепнет. Поэтому мы тоже не будем молчать.

(Колониальные) истоки конфликта

Конфликт в Արցախ-е / Карабах-е, противостояние за не имеющий выхода к морю регион, именуемом «Нагорным Карабахом» в регионе, который принято называть «Южным Кавказом», — результат колониальной политики, берущей начало в ранней советской эпохе. Иосиф Сталин, действовавший тогда в роли Народного Комиссара Советского Союза, принял решение передать населенный преимущественно коренными этническими армянами Արցախ / Qarabağ под контроль богатой нефтью Азербайджанской ССР, чтобы укрепить свой собственный союз с тогдашней, казалось бы, про-социалистической Турцией Ататюрка. В советские годы Нагорно-Карабахская Автономная Область (НКАО) оставалась самоуправляемой территорией в пределах юрисдикции Советского Азербайджана. Вплоть до распада СССР большинство населения НКАО составляли армяне — помимо таких национальных меньшинств, как азербайджанцы, русские, украинцы, белорусы, греки, татары и грузины.

Современный период и война 1988-1994 гг.

В феврале 1988 года, после десятилетий предвзятой политики Азербайджанской ССР по отношению к армянскому населению НКАО, прошли массовые демонстрации с тербованиями объединить Արցախ-а / Qarabağ-а с Арменией сначала в столице НКАО Степанакерте, а затем и в Ереване. Вскоре Верховный совет НКАО обратился в Москву с просьбой о передаче региона Советской Армении.

Эти попытки самоопределения в Азербайджане встретили антиармянским погромом в прибрежном азербайджанском городе Сумгаит, а затем двумя аналогичными погромами в Кировабаде и Баку (последний - в январе 1990 года). Такая напряженность быстро переросла в войну между обеими сторонами, и 2 сентября 1991 года в Степанакерте была провозглашена Нагорно-Карабахская Республика, утвержденная в декабре того же года по результатам референдума. Правительство Советского Азербайджана снова отвергло это решение, а 20% азербайджанского населения региона бойкотировало его. Однако референдум был проведен демократическим путем, и 99,98% участников проголосовало «за» независимость.

Азербайджан объявил о своей независимости месяц спустя, 18 октября. Несмотря на то, что сама независимость Азербайджана основана на принципе самоопределения международного права, закрепленном в Законе о выходе из СССР, Конституции СССР, а также в главе I, статье I Устава ООН и в Международном пакте о гражданских и политических правах как право «всех народов», провозглашение независимости НКАО - попытка свести на нет несправедливый имперский маневр Сталина - было встречено отрицанием и насилием, что лишь подчеркнуло имперские амбиции Азербайджана.

Столкновения переросли в полномасштабную разрушительную войну 1992-1994 годов, в которой постсоветская Россия (более открыто) и тогдашняя союзница НАТО, ловко забывшая о геноциде армян Турция (более скрытно) поддерживали стороны, исходя из своих геополитических выгод и империалистических амбиций, что привело к неустойчивому договору о прекращении огня, основанном на Бишкекском протоколе 1994 года. Десятки тысяч людей, включая мирных жителей, были убиты во время войны, в которой не обошлось и без ужасных эпизодов, таких как резня мирных жителей в Ходжалу; сотни тысяч людей с обеих сторон стали беженцами, а большая часть НКАО и 7 прилегающих территорий оказались под контролем армянских сил.

Годы после подписания договора о прекращении огня

После прекращения огня умело организованная угроза войны контролировала и лишила народы Армении, Արցախ-а / Qarabağ-а и Азербайджана возможности автономного и деколониального принятия решений по социальным, политическим и экономическим вопросам. На протяжении десятилетий коррумпированные и нелегитимные правительства этих стран грабили, угнетали и прибегали к насилию по отношению к гражданам, предотвращая любую возможность смены режима.

Подобные методы эксплуатации и угнетения, используемые правящими классами в Армении, Азербайджане, России и Турции, которые наживались на коррупции, авторитаризме, добыче тяжелых металлов и ископаемого топлива, торговле и продаже оружия массового уничтожения, методы, основанные на прославлении войны и гетеронормативного патриархата, задушили любую возможность долгосрочной пост-национальной, деколониальной, антипатриархальной, антифашистской экофеминистской солидарности между всеми классами, расами, этническими группами, полами, сексуальностями, языками, способностями, культурами и возрастами во всех затронутых формированиях․

Политические элиты и правящие классы в каждой стране продемонстрировали большую солидарность друг с другом, чем с угнетенным народным большинством, подавляя инакомыслие и подстрекая к нарушению режима прекращения огня. Властная и бизнес-элита покупала себе освобождение от призыва, в то время как новобранцы из беднейших слоев общества подвергались насилию, жестокому обращению, становились жертвами убийств и доведения до самоубийств во время военной службы.

Любая возможность мирного разрешения конфликта снималась с повестки представительских и засекреченных дипломатических встреч и приводила к поддержанию статус-кво, сохраняемого в течение 30 лет, что было выгодно торгующим оружием сверхдержавам и их доверенным лицам, правящим в конфликтующих странах.

Народы Армении, Արցախ-а / Qarabağ-а и Азербайджана приспособились к фашистской, ксенофобской риторике по отношению друг к другу: в странах выросли три поколения, воспроизводящие этническую и религиозную риторику вражды, которая в советское время в той или иной степени сдерживалась политикой «братства народов». Фашизм, расизм и ксенофобия достигли особенно высокого уровня в Азербайджане, появившись в официальном дискурсе и в государственной политике. Президент Алиев помиловал офицера азербайджанской армии Рамиля Сафарова, зарубившего топором спящего армянского лейтенанта Гургена Маргаряна во время учебного семинара НАТО в Будапеште. Сафарова провозгласили национальным героем, повысили в должности и подарили ему дом. В 2015 году Алиев написал в своем twitter: «Армения даже не колония, она даже не достойна быть слугой».

В то время как Азербайджан остается государством-диктатором, народ Армении предпринял попытку разорвать этот порочный круг и в 2018 году инициировал протестное движение, которое привело к мирной передаче власти от клептократической олигархии неолиберальному истеблишменту. Новообразованное демократическое правительство предприняло многочисленные, но недостаточно эффективные попытки восстановить разграбленные общественные ресурсы. Буржуазно-демократическая национальная «революция», которая не сопротивляется и не отвергает патриархальную, колониальную, неолиберально-капиталистическую и антиэкологическую систему, которая в тоже время демонстрирует институциональное сопротивление фрагментированным движениям за права рабочих и экофеминистскому, низовому и общинному движению против горнодобывающей промышленности, обречена на провал. Само собой разумеется, что автократические региональные державы будут стремиться приблизить этот провал, если не посредством государственного переворота, то, возможно, в результате войны.

Война 2020 года

27 сентября 2020 года диктаторский режим Азербайджана, при поддержке Турции, развязал войну против Արխախ-а / Qarabağ-а с политической целью «положить конец армянской оккупации» и восстановить «территориальную целостность». Кто начал агрессию - это не вопрос дискуссий и мнений, как предполагают многие центристские «беспристрастные» наблюдатели. Скорее, это вопрос опыта. Оказавшись в экономическом и политическом тупике, автократический режим Алиева, похоже, снова решил разыграть свои последние карты и вынув из рукавов два козыря — войну и национализм, отвлекая внимание своего народа на вопрос Qarabağ-а.

Турция, следуя своему нео-османскому экспансионистскому подходу во внешней политике, является очевидной стороной конфликта, поддерживая Азербайджан как в дипломатическом плане, так и на поле боя, снабжая его оружием, квалифицированным военным персоналом, а также сотнями наемников из Сирии. Режим Эрдогана пытается не только разрушить формат Минской группы ОБСЕ, но и вмешивается в него, чтобы иметь право голоса в регионе. Открыв новый фронт прокси-войны с Россией, Турция дестабилизирует находящийся под влиянием России очередной регион, чтобы добиться успеха на других колониальных фронтах, а именно в Сирии и Ливии. Кроме того, эта война может иметь внутреннее значение для режима Эрдогана, поскольку в течение многих лет турецкий экспансионизм и нео-османские амбиции, наряду с репрессиями политических оппонентов и антифашистов в самой Турции, служили Эрдогану и его истеблишменту источником легитимности и отвлекали граждан от разрушительных последствий неолиберальной экономической политики и непрекращающейся приватизации. А правящий нефтедолларовый класс Азербайджана открыто приветствует парадигму тюркского превосходства: лозунг «Одна нация - два государства» не что иное, как вынужденное подчинение азербайджанцев политической элите Турции.

Россия, с другой стороны, вооружая обе страны на протяжении десятилетий и используя конфликт для наращивания собственного политического и экономического влияния в регионе, вероятно, ожидает, что Армения отдаст остатки своего политического и экономического суверенитета, а также часть демократических достижений в обмен на мир.

Согласно количеству военных потерь, которые обе стороны сообщают друг о друге, война уже унесла жизни порядка 8000 человек и вынудила тысячи с обеих сторон покинуть свои дома.

В войне нет победителей

В войне нет победителей — кроме тех, кому она выгодна. Прославление войны глубоко укоренено в токсичной маскулинности патриархальной гетеронормативной системы, сохранение которой зависит от самого существования войны и ее идеологической гегемонии. Война стирает всю антикапиталистическую, антимилитаристскую, антифашистскую, антирасистскую, экологическую, феминистскую и квир-борьбу. Всепроникающие патриархальные и националистические дискурсы становятся не только доминирующими, но и обязательными, а любое отклонение от основного течения рассматривается как наказуемая измена «национальному государству» и «национальной армии». Еще одна война означает новую волну обострения ненависти, закрытие путей к примирению и доверию, рост национализма и преследование маргинальных голосов, бросающих вызов машине военного производства и империалистической экспансии. Эта война, как и любая другая, также имеет серьезные экологические последствия, выходящие за рамки границ и идентичностей. Эта часть Планеты, уже истощенная добычей полезных ископаемых почти до точки невозврата, продолжает ежедневно разрушаться.

Милитаризация становится повсеместной: на личном уровне, следя за новостями, узнавая о жертвах, бесконечных бомбардировках, обстрелах и разрушениях, выполняя волонтерскую работу по поддержке беженцев, мы больше не чувствуем границы между углублением милитаризации и выходом из нее. Кажется, что не участвовать в войне выбора у нас нет, поэтому единственное спасение - это забота, взаимная поддержка и сети солидарности, которые помогают поддерживать наши ценности и обеспечивают наше выживание. Сегодня единственная легитимная солидарность, которую нам разрешено иметь, - это совместная смерть или организация материально-технического обеспечения и поддержки для тех, кто спасся из зоны боевых действий, гендерная солидарность в уходе, исцелении и устранении физического, психологического и экологического хаоса. С юных лет наши тела не принадлежат нам, они так или иначе рассматриваются как слуги конфликта. Этот цикл нужно завершить. Нам нужно твердое антифашистское политическое движение и повестка в поддержку мира ․

До сих пор нам не удалось сформировать такое движение, так как а) критика национализма, патриархата, капитализма и милитаризма остается в основном маргинальным и подавляемым дискурсом; б) антивоенные позиции нежизнеспособны в условиях иностранной военной агрессии и экспансионистского дискурса; в) в и без того маргинальных обсуждениях в поддержку мира часто преобладают либеральные, нисходящие сверху вниз/иерархические подходы, которые уравнивают и гомогенизируют динамику власти, контексты и реальности; г) антинационалистические и интернационалистические позиции часто отождествляются с советским опытом тоталитарного социализма, коллективная память о котором почти не оставляет пространства для левой политики. Для того, чтобы такие пространства открывались в более широком регионе, борьба за деколонизацию должна быть координированной и, возможно, даже предшествовать свержению диктатур в Азербайджане, Турции и России.

Советский Союз был не мирным решением, а частью самой проблемы. Как и западная капиталистическая система, СССР активно делал вклад в модернистское видение антропоцентрического и колониалистского превосходства «Человека», которое проявлялось в научном прогрессе, военно-промышленной экспансии и торговле оружием, эксплуатации труда, дисциплине и контроле над телом и разумом.

Время деколониальных, антифашистских и антимилитаристских экофеминистических действий

Мы призываем Азербайджан прекратить атаки - этот конфликт не может иметь военного решения.

Мы призываем заменить идеологические рамки нации и территории людьми и их правами. Права народов вместо прав государства. Конфликт не может более рассматриваться только через легистские представления о принципе территориальной целостности.

Мы призываем к признанию права Արցախ-а / Qarabağ-а на самоопределение и отказ от советского колониального маневра столетней давности. Границы, проведенные в начале 20-го века большевиками и закрепленные независимым Азербайджаном, никогда не отражали права большинства Արցախ-а / Qarabağ-а. Эти границы лишь создали условия для непрекращающейся войны в регионе, последующего принудительного перемещения населения и необходимости создания буферной зоны из прилегающих территорий.

Мы подчеркиваем важность права всех беженцев на возвращение в свои дома и их права на самоопределение в условиях демилитаризации, детоксикации общества от взаимной ненависти, взаимных и твердых гарантий безопасности и сдерживания вмешательства фашистских, империалистических держав в регион. Это касается и азербайджанских беженцев из 7 прилегающих территорий и Армянской ССР, и армянских беженцев из Шаумяна, Геташена и т.д., также из Баку, Сумгаита, Нахичевана и других азербайджанских городов, когда-то населенных армянами.

Мы призываем отказаться от экспансионистских и максималистских позиций в пользу пост-национальных.

Мы призываем к многостороннему признанию и репараций за прошлые геноциды и массовые убийства ради предотвращения будущих, а именно - Геноцида армян в Османской империи, резни в Шуши, погромов Сумгаита, Кировабада, Баку и Ходжалинской резни.

Мы выражаем солидарность с нашими товарищами в Азербайджане, Турции и других странах, которые выступили против этой войны.

Мы призываем к глобальному миру и демилитаризации. Мы выступаем за упразднение колониального военно-промышленного комплекса и торговли оружием при поддержке горнодобывающей промышленности тяжелых металлов и ископаемого топлива; мы выступаем за прекращение добычи тяжелых металлов и сжигания ископаемого топлива во всем мире.

Мы призываем к солидарности и мирному сосуществованию независимо от границ, идентичностей и классов.

Мы призываем принять высшую ценность жизни - как человеческой, так и нечеловеческой - в качестве господствующего политического принципа.

Мы призываем к международной борьбе за подавление фашизма, диктаторских стремлений капиталистической системы и ее агентов в нашем регионе и за его пределами. Мы осуждаем тоталитаризм и его пропаганду во всех ее формах.

Мы мечтаем о пост-националистическом, плюралистическом и мирном сожительстве народов Кавказа в рамках ориентированной на жизнь политической экологии, путем создания интернационалистических самоуправляемых и автономных сообществ в регионе.

12/10/2020
АН, МС, ПГ, ТТ

P.S. В связи с обращениями некоторых читателей и во избежание недоразумений, мы хотим разъяснить, что фраза о «необходимости создания буферной зоны из прилегающих территорий» не является утверждением о перспективе необратимости и принципиальной неразрешимости создавшейся ситуации. Данная формулировка используется в качестве исторического нарратива.

Комментарии

Хорошее заявление. Только нет расшифровки аббревиатур внизу. 

Рейтинг: 4 (1 голос )

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Монсегюр
Michael Shraibman

Мне кажется, что существует проблема, когда вы думаете, что диктатуру легко можно свергнуть, тем более с помощью воздушных шариков. Это, очевидно, не так, но ведь дело не только в диктаторах. Жить с системе, где сменяются более-менее регулярно олигархи у власти, тоже нехорошо, народовластия там нет...

1 неделя назад
4
Николай Дедок

Читая новости об избиениях и пытках на Окрестина, смотря видео избиений, все  мы находились в состоянии шока. Каждый из нас, не говоря уже о тех, кто лично прошел через задержания, задавал удивлялся и не понимал: как такое возможно? С начала революции я слышал от людей один и тот же вопрос...

1 неделя назад

Свободные новости