Лабиринты мудаков

Порою мы склонны надеяться на «высшие силы» больше, чем на себя и своих ближних. В политической сфере в роли таких сил могут выступать «лидеры движения» или «Запад», «международное сообщество». Только на деле эти силы никакие не высшие — они только путают нас и заманивают в свои лабиринты, в конце которых безнадёга и поражение.

В Беларуси всё чётче оформляется образ людей, которые «не допускают насилия и провокаций», встают между народом и силовиками. Как правило, это VIP-оппозиционеры. Те, кто сам себя назначил в моральные или организационные лидеры протеста, структурируясь как «координационный совет», «волонтёры» или нечто подобное.

Они отговаривают людей идти маршем на пыточную Окрестина, отводят их от полицейских кордонов в центре Минска и действуют подобным образом во множестве более мелких эпизодов.

Это явление имеет точные исторические аналоги. Ближайший из них декабрь 2011 года в Москве: ряд либеральных оппозиционеров во главе с Борисом Немцовым пошли на договор с властями и организовали перевод сотни тысяч протестующих с Площади Революции, что прямо под Кремлём, на отгороженный рекой и каналом остров, по сути загон, - площадь Болотную. Итог известен: критический момент был упущен. Пойдя почти исключительно в неконфликтном легальном русле протест скис и рассеялся за несколько месяцев.

Очень многие участники событий говорили, что в те декабрьские дни был шанс застигнуть систему врасплох и прямым народным действием добиться перемен. Неужели нынешним беларуским оппозиционным ВИПам не дают покоя «лавры» тех, кто слил сопротивление в России и увековечил режим Путина ещё, как минимум, на десятилетие (уже почти прошедшее с 2011 года)?

Ещё хуже обстоит дело с Западом. На этой неделе комиссар Евросоюза по вопросам внутреннего рынка Тьерри Бретон провозгласил: «Беларусь — не Европа!» Похоже, еврочиновники согласны с «Бойцом Анархистом». Рассчитывать на приём в «семью цивилизованных народов» восточным европейцам не приходится. Необходимо стремиться не на запад, а к самим себе. К строительству подлинного народовластия.

Но самый коварный лабиринт связан с недавним заявлением Путина: якобы сформирован резерв силовиков для атаки на народ Беларуси, если тот «перейдёт черту» в своём протесте… И тут вступает хор либеральных журналистов, «экспертов» и прочая. Они кричат о том, что любое проявление «насилия» сейчас будет провокацией и поводом для российских властей ввести войска. Те, кто говорит такое, ловят нас в ловушку: мол, ходите смирно по выходным на демонстрации, высказывайтесь, расходитесь — и так пока не надоест. А если «рыпнетесь» - вы провокаторы.

И это притом, что уже много дней очевидно, что без новых решительных шагов протестующих маятник качнётся в сторону режима! Так ли очевидно? Мы бы, пожалуй, усомнились, если бы то же не повторяли множество людей, чей анализ далёк от всякого «экстремизма».

Каким может быть первый шаг? Например, такая вполне гражданская мера, как постоянная блокада крупных автомагистралей. А может ещё что-то: простор для творчества не ограничен.

Сёстры и братья, нет хуже врагов, чем мнимые друзья, «сильные мира», которые манят нас обратно в смирное стойло. Из лабиринтов мудаков нужно выбираться, пока не поздно. У нас с вами достаточно сил, чтобы обломать зубы и мелким, и крупным диктатором, и обойтись без ложной помощи любых лицемеров.

Боец Анархист

Комментарии

"Порою мы склонны надеяться на «высшие силы» больше, чем на себя и своих ближних. В политической сфере в роли таких сил могут выступать «лидеры движения» или «Запад», «международное сообщество»." ------ Если ты про беларуский протест, то никто в Беларуси не питает таких иллюзий. Не знаю, откуда ты взял это умозаключение.

"В Беларуси всё чётче оформляется образ людей, которые «не допускают насилия и провокаций»," ------ И на основании какой фактуры ты сделал этот вывод? Вот я слежу за протестами и участвую в формировании повестки с первых дней и что-то не вижу чтоб подобный образ "всё четче оформлялся".

"...это VIP-оппозиционеры Те, кто сам себя назначил в моральные или организационные лидеры протеста, структурируясь как «координационный совет», «волонтёры» или нечто подобное." ----- Сразу видно что человек вообще не ориентируется в ситуации. Спихнуть в одну кучу оппозиционеров (которые вообще не играют почти никакой роли в протесте), Координационный совет (половина которого - вообще никогда ранее не были в оппозиции, поэтому могут быть названы оппозиционерами только по взглядам а не по роду деятельности) и волонтёров (которые вообще самоорганизованы для конкретных целей и не имеют политической повестки), и на основании этого делать выводы и раздавать советы? Серьезно?

"Они отговаривают людей идти маршем на пыточную Окрестина" ----- Конкретно это делали именно волонтёры в связи с недостатком политической сознательности и эмоциональностью, т.к. боялись что задержанных будут бить за слишком громкую солидарность. Некие "вип-оппозиционеры" или КС тут вообще не причем.

"отводят их от полицейских кордонов в центре Минска" ----- Ещё раз повторю, никто из оппозиции или КС не имеет сегодня достаточно авторитета чтобы говорить протестующим, что им делать.

"действуют подобным образом во множестве более мелких эпизодов." ----- Что это за эпизоды?

" Рассчитывать на приём в «семью цивилизованных народов» восточным европейцам не приходится." ---- Шта? А где же тогда Польша, Чехия, Литва, Латвия?

"Необходимо стремиться не на запад, а к самим себе. К строительству подлинного народовластия." ----- Выглядит это высказвание крайне патерналистски и заодно сектантски. Во-первых давай беларусы сами разберутся, куда им стремиться. Во-вторых лично я, как анархист. полностью поддерживаю геополитический выбор в сторону Европы, поэтому что это, абсолютно очевидно - меньшее из зол. Гораздо меньшее. В-третьих: ну давай, на вопрос "ты за интеграцию в РФ или за интеграцию с ЕС" будем отвечать "мы за подлинное народовластие!". Даже звучит смешно. Если мы будем с РФ про любые политические эксперименты в стране можно будет забыть навсегда. В общем, высказвыание в духе статьи "анархистское решение для крыма".

"И тут вступает хор либеральных журналистов, «экспертов» и прочая. Они кричат о том, что любое проявление «насилия» сейчас будет провокацией и поводом для российских властей ввести войска. " ------ Самым внимательным образом мониторю повестку и не вижу ни одного эксперта или журналиста которые бы об этом "кричали". Более того, вчера люди прорвали оцепление ВВшников и сильно отбивались от мусоров на пр. Независимости. Утверждение о провокации насчет драки на пр. Независимости вчера прозвучало в отдельных чатиках от политически незрелых граждан (не стоит забывать что в последние месяцы в политику пришли сотни тысяч людей, чей уровень полит. сознательности и критического мышления невелик) и в одном телеграм-канале. Но никак не от экспертов и тем более журналистов. Если я ошибаюсь - кинь мне ссылки где беларуские журналисты писали бы подобное.

"Каким может быть первый шаг? Например, такая вполне гражданская мера, как постоянная блокада крупных автомагистралей. А может ещё что-то: простор для творчества не ограничен." ----- Если что, дороги в Минске и других городах блокируют уже много дней, это уже типичная тактика протеста.

И вообще очень смешная попытка поделить беларуских протестующих на каких-то "либералов" и "не-либералов", на радикалов и умеренных. Этого раскола объективно нет, не надо его высасывать из пальца. Как нет и идеологической повестки и каких-то мифических "либералов" которые бы кому-то указывали как протестовать. Автор просто слепо примеряет российскую кальку на беларуский протест. С учетом того что сам автор не в Беларуси выглядит это не очень красиво и даже колониально. Хочешь показать как правильно протестовать - приезжай в Беларусь и участвуй с нами. Пожмем руку, впишем, накормим, обогреем.  А давать советы из-за границы, потому что беларусы, по твоему мнению протестуют неправильно, не надо.

Рейтинг: 3.3 (10 голоса )

Свобода - право смелых.

В целом, спасибо за критику — мы готовы к полемике и к тому, чтобы проверять собственные мнения. Разве что выражения типа «Серьёзно?» и «ШТА?» твой текст не красят.

 

ГЛАВНОЕ, с чем не согласны: «Лично я, как анархист. полностью поддерживаю геополитический выбор в сторону Европы, поэтому что это, абсолютно очевидно - меньшее из зол. Гораздо меньшее. В-третьих: ну давай, на вопрос "ты за интеграцию в РФ или за интеграцию с ЕС" будем отвечать "мы за подлинное народовластие!". ------ западная ориентация превращает многие бедные в ещё более нищие и зависимые как политически, так и экономически. Пример — Украина, где полным ходом сокращается социальная защищённость и идёт экспансия Международного валютного фонда. Реальная политика требует маневренности, но выбор между глобальным капитализмом и периферийной империей — ложен. И та, и другая системы крайне социально репрессивны. Анархистов же поиск «меньшего зла» на Западе превращает в младших союзников либеральных сил. МЫ УБЕЖДЕНЫ, что наше движение способно предложить самостоятельную политическую альтернативу и стать полноценным политическим субъектом, а не чьим-то сателлитом или одним из кластеров в либеральном обществе.

 

И на основании какой фактуры ты сделал этот вывод? Вот я слежу за протестами и участвую в формировании повестки с первых дней и что-то не вижу чтоб подобный образ "всё четче оформлялся", ------ Мы тоже следим даже не с первых дней, а с предвыборного этапа. Если в первые дни из-за государственного насилия о «мирном протесте» говорили мало и спорадически, то теперь уже есть персона, специализирующаяся на том, чтобы уводить людей от соприкосновения с силовиками, это Мария Колесникова. И целый сонм бларуских оппозиционных блоггеров и публичных политиков повторяют как заводные «мирно, только мирно». Насчёт авторитета Марии Колесниковой не возьмусь судить, каков он «на самом деле». Но в современном мире важна картинка. Такие СМИ, как «Навальный LIVE», «Дождь», «Эхо Москвы» (т. е. явно не провластные) показывают кадры, где М. Колесникова выходит между протестующими и ОМОНом и говорит: «так, отходим на 10 метров» и снабжают это комментами «протестующие послушались».

 

Спихнуть в одну кучу оппозиционеров (которые вообще не играют почти никакой роли в протесте), Координационный совет (половина которого - вообще никогда ранее не были в оппозиции, поэтому могут быть названы оппозиционерами только по взглядам а не по роду деятельности) и волонтёров (которые вообще самоорганизованы для конкретных целей и не имеют политической повестки), и на основании этого делать выводы и раздавать советы? ------ Вопрос терминологии. Оппозиционерами мы называем всех, кто находится в оппозиции к правящему режиму. ВИП-оппозиционерами тех, кто стремиться сформировать центры управления и влияния в рамках движения и имеет доступ к медиа с массовым охватом: сейчас это КС, на прошлых неделях как субъект выступили волонтёры, ограничивающие действия демонстрантов.

 

Что это за эпизоды? ------ Хороший пример был у тебя на канале, когда докопались до чувака, который скрывал лицо, требовали у него документы и грозили вызвать милицию.

 

Шта? А где же тогда Польша, Чехия, Литва, Латвия? ------ Польша и Чехия — это Центральная Европа, а прочие — страны Балтии. Но дело не в географических терминах. Тех, что ты назвал, «приняли в Европу» после краха Соцлагеря. Как показывают примеры Сербии и Украины - «опоздавшим» Запад не рад.

 

Самым внимательным образом мониторю повестку и не вижу ни одного эксперта или журналиста которые бы об этом "кричали". ------ Навскидку Сергей Пархоменко, известный российский либеральный журналист, комментируя заявление Путина, заявил (близко к тексту): теперь Раша Тудей подожжёт пару киосков, и это будет повод для воода российских силовиков: https://www.youtube.com/watch?v=gfzgvVxw6MU (13:40)

Дмитрия Навошу мы признаём беларуским журналистом и комментаторам? Вот в эфире Навальный LIVE он говорит о провокациях беларуских силовиков, чтобы дать повод для ввода россиян, и топит за «мирные протесты»: https://www.youtube.com/watch?v=6udt0ebzMw4 (2:54:--)

 

Если что, дороги в Минске и других городах блокируют уже много дней, это уже типичная тактика протеста. ------Да, нам стоило выразиться яснее. Речь идёт о долговременной блокаде крупных магистралей. Первый пример, который вспоминается блокада трассы в российском Пикалёво в 2009 году: https://www.svoboda.org/a/1745170.html

Рейтинг: 3.8 (4 голоса )

Анонимный :
Западная ориентация превращает многие бедные в ещё более нищие и зависимые как политически, так и экономически. Пример — Украина, где полным ходом сокращается социальная защищённость и идёт экспансия Международного валютного фонда.

Справедливости ради: , начиная с 2017 года, и уже практически вернулся на пиковый "довоенный" уровень 2013 года.  При этом учитываем, что это экономика, от которой фактически оторвали Крым (курортный регион) и Донбасс (угольный регион).

Есть статистика по социальной защищенности?

Рейтинг: 4 (1 голос )

Статистики социальной незащищённости нет, но есть новое законодательство в сфере природопользования и трудовых отношений, которые капитально понизят и без того слабую соц.поддержку. Эти законы принимаются под прямым влиянием международных финансовых институтов, в результате той самой "западной ориентации".

Зарплаты растут - хорошо, но вместе с ними растут и цены и последствия резкого послемайдановского скачка цен на услуги ЖКХ чувствуются до сих пор.

Рейтинг: 4.3 (4 голоса )

Хотелось бы конкретики, подкрепленной статистикой. Про цены и про понижение соцподдержки.

Причём нужно ещё доказать, что причиной послужил именно майдан. Например, само по себе увеличение доли частного бизнеса в экономике происходит во всех постсоветских странах (включая Беларусь, Украины и Россию) начиная с конца 1980-х.

Рейтинг: 3.7 (3 голоса )

Мани, какая же может быть статистика в снижении соцподдержки, когда изменения в трудовом законодательстве это качественный, а не количественный показатель. Вот здесь можно прочитать подробности, правда большая часть на украинском: https://rev.org.ua/new-tk/
И мы не писали нигде, что "из-за Майдана" - мы лишь утверждаем, что прозападная ориентация правительства не означает того, что жиь станет "как в Польше" - не станет. Но и это частность - даже если бы стало, это ли цель анархистов? Подход "меньшего зла", на наш взгляд, эо неверно понятая "реальная политика".

Кстати, не огласны с аргументом, что евроинтеграция оставляет больше пространства для социальных экспериментов. Как раз в стране, ассоциированной с ЕС, международные институты с гораздо большей вероятностью приложат максимум усилий, чтобы задавить любое революционное движение.

Рейтинг: 3.8 (6 голоса )

Анонимный :
Мани, какая же может быть статистика в снижении соцподдержки, когда изменения в трудовом законодательстве это качественный, а не количественный показатель.

То есть, никакого эмпирического подтверждения словам "полным ходом сокращается социальная защищённость" нет, я правильно понимаю? Что конкретно ухудшается в положении наёмных работников по сравнению со временами "до Майдана"?

Анонимный :
Вот здесь можно прочитать подробности, правда большая часть на украинском:

Я не знаю украинский  в достаточной степени, чтобы это прочитать. А вы? :)

Quote:
И мы не писали нигде, что "из-за Майдана"[ - мы лишь утверждаем, что прозападная ориентация правительства не означает того, что жиь станет "как в Польше" - не станет.

Вы писали, что "западная ориентация превращает многие бедные страны в ещё более нищие". Вот я и пытаюсь понять, откуда эти данные на примере Украины.

Если я правильно понял, вы пытаетесь сказать, что переориентация с России на условный "Запад" всегда вредит простым людям. Я не вижу, чтобы это подтверждалось на практике статистикой. Это совершенно не означает, что условный "Запад" является каким-то благодетелем - конечно, нет.  Но путинская Россия является благодетелем в ещё меньшей степени.

Quote:
Но и это частность - даже если бы стало, это ли цель анархистов? Подход "меньшего зла", на наш взгляд, эо неверно понятая "реальная политика".

Ну извините. Довольно очевидно, что революционные движения в современном мире существуют не в вакууме. Любая гипотетическая "автономная зона" будет вынуждена искать себе союзников и лавировать, чтобы её тут же не задавили соседние государства. Посмотрите на то, как виртуозно это делают те же курды в Рожаве.  Они именно что занимаются реальной политикой, пытаясь отстоять свою автономию. В течение многих лет, например, они совершенно откровенно опирались на военную и экономическую помощь США. Вы скажете, что они из-за этого стали "неправильными анархистами"?

Quote:
Кстати, не огласны с аргументом, что евроинтеграция оставляет больше пространства для социальных экспериментов. Как раз в стране, ассоциированной с ЕС, международные институты с гораздо большей вероятностью приложат максимум усилий, чтобы задавить любое революционное движение.

Ага, это же в Европе задержанных насилуют дубинками, а анархистов сажают на 15 лет за сам факт того, что они анархисты. Точно, как я мог подумать, что это происходит в Беларуси и России.

Рейтинг: 3.4 (5 голоса )

"Более стабильная система НАТО": в США БЛМ-протесты, дискуссии о расформировании полиции и проблемах расизма.

"Менее стабильная Россия": несколько крупных маршей протеста, отравлен Навальный, посадки анархистов на 10+ лет.

Боец Анархо-Аналитики

Рейтинг: 3.4 (5 голоса )

Дорогой автор, я не буду много писать о том, что ваше "анархистское решение для Беларуси" такое же оторванное от реальности, как и "анархистское решение для Крыма". Выше все это прекрасно разжевал Мікола. Толку мало, но уж как есть. Я просто обращу ваше внимание на один немаловажный момент.

Когда-то, в глубокой древности нулевых, на "Автономе" публиковалось множество материалов об информационной гигиене. Прошли годы, и теперь во всемирной сети Интернет можно получить доступ практически к любой литературе на эту тему. Тем не менее, ваши материалы и комментарии свидетельствуют об отсутствии элементарных навыков анализа информации. (Этим же грешит дражайший г-н Шрайбман, гордо величающий себя публицистом.)

"Но в современном мире важна картинка. Такие СМИ, как «Навальный LIVE», «Дождь», «Эхо Москвы» (т. е. явно не провластные) показывают кадры, где М. Колесникова выходит между протестующими и ОМОНом и говорит: «так, отходим на 10 метров» и снабжают это комментами «протестующие послушались»".

Вы не находите, что список названных вами изданий весьма односторонен? А как же правило об использовании нескольких НЕЗАВИСИМЫХ источников?

Это, конечно, менее невежественно, чем ссылки на авторитет "украинского блоггера Шария" и "комитет спасения Украины". Однако же тенденция к понижению уровня образованности анархистских авторов продолжает пугать. Как говорил великий украинский поэт Шевченко, "учітесь, читайте", и будет вам счастье.

И еще одно. "МЫ УБЕЖДЕНЫ, что наше движение способно предложить самостоятельную политическую альтернативу и стать полноценным политическим субъектом". Позвольте спросить, какие конкретные механизмы вы предлагаете? Спасибо.

Рейтинг: 4.5 (4 голоса )

Мани

Если я правильно понял, вы пытаетесь сказать, что переориентация с России на условный "Запад" всегда вредит простым людям. - Нет, и очень удивлены, что нас так истрактовали. Безотносительно ориентации на Россию — ориентация бедных стран на Запад, в частности на принятые в неолиберальном сообществе способы экономического взаимодействия, олицетворяемые ВТО и МВФ, зачастую приводят не к приёму в «семью цивилизованных народов», а к усилению эксплуатации, усугублению политической и экономической зависимости.

Т.е. вновь, почему анархистам, на наш взгляд, стоит быть противниками «западничества»/либерализма? Потому что полная интеграция той или иной страны в глобальный капитализм, в котором Запад (или Север, если угодно) играет роль метрополии, вредит обществу страны и отдаляет анархистов от осуществления своих политических целей (создания общества максимально развитого самоуправления и солидарности), так как включает страну в более стабильную систему.

То есть, никакого эмпирического подтверждения словам "полным ходом сокращается социальная защищённость" нет, я правильно понимаю? - честно говоря, странное умозаключение. Статистика и эмпирика это, вроде как, не одно и то же. Эмпирические подтверждения: падение гривны после Майдана (больше, чем рост зарплат), взлёт тарифов ЖКХ, бедность значительной части населения, законодательные нововведения, сокращающие социальную защищённость, урезающие права наёмных работников и открывающие дорогу приватизации крупных земельных владений производственного назначения.

 Любая гипотетическая "автономная зона" будет вынуждена искать себе союзников и лавировать, чтобы её тут же не задавили соседние государства.- одно дело лавировать, чтобы осуществить свои цели, другое — реально считать одну враждебную систему предпочтительнее другой.

 Ага, это же в Европе задержанных насилуют дубинками, а анархистов сажают на 15 лет за сам факт того, что они анархисты, - и тем не менее, общества, где власти сажают и насилуют могут быть ближе к революционным изменениям, чем те, где этого не делают.

Кролик Роджер

Высокомерность, многословие и «умный вид» вам не помогают. К чему эти рассуждения об информационной гигиене? Кадры Марии Колесниковой в роли лидера-миротворца — не монтаж, кто бы их ни показал.

Если вам интересны методы, которые мы предлагаем, читайте, пожалуйста, наши ресурсы. Совсем вкратце — выстраивание революционной анархистской организации (-ий), стремящейся создать значительный кадровый резерв и обрести максимально доступное организующее и идейное влияние на общество с тем, чтобы в благоприятных обстоятельствах вмешаться в политический процесс и обеспечить изменения, максимально приближающие общество к анархистским принципам.

Рейтинг: 3.3 (4 голоса )

Анонимный :
ориентация бедных стран на Запад, в частности на принятые в неолиберальном сообществе способы экономического взаимодействия, олицетворяемые ВТО и МВФ, зачастую приводят не к приёму в «семью цивилизованных народов», а к усилению эксплуатации, усугублению политической и экономической зависимости.

Можно конкретные примеры из Европы, пожалуйста? "Конкретные"  означает с цифрами, подтверждающими "усиление эксплуатации".

Анонимный :
Т.е. вновь, почему анархистам, на наш взгляд, стоит быть противниками «западничества»/либерализма?

Ну я вот противник либерализма как политической идеологии (что вы имеете в виду под "западничеством", я не очень понимаю). Это не мешает мне видеть, что анархистские и около-анархистские инициативы развиваются в условно "либеральных" странах явно успешнее, чем в православно-скрепной России или в исламско-скрепном Иране.  И уж точно участники этих инициатив могут гораздо меньше волноваться за свою свободу и жизнь.

Анонимный :
Потому что полная интеграция той или иной страны в глобальный капитализм, в котором Запад (или Север, если угодно) играет роль метрополии, вредит обществу страны и отдаляет анархистов от осуществления своих политических целей (создания общества максимально развитого самоуправления и солидарности), так как включает страну в более стабильную систему

Что в данном случае имеется в виду под "более стабильной системой"? Стабильной в чём? В смысле людей и групп, находящихся у власти, любая европейская страна на порядок менее стабильна, чем путинская Россия или лукашенковская Беларусь :) С экономической же точки зрения и в России, и в Беларуси, и в Украине частный капитализм (более или  менее интегрированный в глобальные рынки) господствует вот уже 30 лет (а до этого был государственный капитализм СССР).  Ничего принципиального в экономической системе Украины после 2014 года не поменялось. И я не вижу, почему должно поменяться в Беларуси, если вдруг Лукашенко уйдёт в небытие.

Анонимный :
честно говоря, странное умозаключение. Статистика и эмпирика это, вроде как, не одно и то же. Эмпирические подтверждения: падение гривны после Майдана (больше, чем рост зарплат), взлёт тарифов ЖКХ, бедность значительной части населения, законодательные нововведения, сокращающие социальную защищённость, урезающие права наёмных работников и открывающие дорогу приватизации крупных земельных владений производственного назначения.

Цифры, бойцы анархисты, цифры. Покажите графики, доказывающие, что после 2014 года курс гривны непрерывно падает (да ещё и "опережая рост зарплат"). Покажите графики роста тарифов ЖКХ. Покажите цифры, доказывающие, что доля бедных в украинском обществе стала существенно выше именно после 2014 года.  Ссылки на законы, урезающие права наёмных работников и принятые после 2014 года. Иначе это всё какое-то бла-бла-бла.

Анонимный :
Любая гипотетическая "автономная зона" будет вынуждена искать себе союзников и лавировать, чтобы её тут же не задавили соседние государства.- одно дело лавировать, чтобы осуществить свои цели, другое — реально считать одну враждебную систему предпочтительнее другой.

Ну вот курды в Рожаве в какой-то момент реально посчитали, что США им предпочтительнее, чем Башар Асад.  Если это с вашей точки зрения норм, то почему анархисты в других местах не могут посчитать что условный Евросоюз им предпочтительнее, чем условный Путин?

Анонимный :
и тем не менее, общества, где власти сажают и насилуют могут быть ближе к революционным изменениям, чем те, где этого не делают.

Это следует читать как "ФСБ, сажай больше анархистов, а лучше расстреливай - чем больше посадок и насилия, тем ближе революция", я правильно понял?

Если вы действительно имели в виду именно это, то такая точка зрения, во-первых, абсолютно мерзкая этически. Надеюсь, не нужно объяснять, почему.

А во-вторых, тогда вы противоречите сами себе. Если "чем хуже, тем лучше", то непонятно, чем вам не нравится Украина. Вы утверждаете, что там нищание населения, сокращение социальной защищенности и всё такое. Ну так с вашей позиции этому ведь нужно радоваться, нет? Нестабильность, нищета - отличный рецепт для революции (опять же с вашей точки зрения). Так что вы уж определитесь.

Рейтинг: 4.4 (5 голоса )

Прошел практически месяц с начала событий в Белоруссии, и пора начать подводить некоторые итоги. Комментаторы подбирают названия для этой «революции» – то ли «картофельная», то ли «сердечковая». Но я начну с того, что это – не революция. Революция предусматривает борьбу за изменение социальной системы, в Белоруссии этого нет. Из чего вытекает множество последствий, которые проявились практически сразу.

Эмоциональные завсегдатаи блогосферы в первые дни писали о ситуации так, будто Лукашенко – это Каддафи, бегущий из Триполи. Споры перерастали в ссоры. Я старался в этом не участвовать. Можно было бы упрекнуть меня в том, что я теперь, месяц спустя рассуждаю задним числом. Как историк, я и должен подводить итоги, и может быть даже позднее. Но как человек с общественной позицией и немалым опытом, я отвечаю на вопросы, если меня спрашивают. Через день после выборов в Белоруссии в эфире «КП» мое мнение спросил режиссер Юрий Грымов, и наша беседа с ним отражает мои первые впечатления от происходящего (кому интересно, ссылка в первом комментарии). В программе Грымова я скептически высказаться о перспективах антилукашенковского движения. Вот некоторые тезисы из той беседы, которые я разделяю и теперь.

Массовые волнения происходят в Белоруссии далеко не впервые, и в данном случае нет нового качества. «Я бы не стал считать, что мы на каком-то невероятном переломе». Оппозиция характеризуется «отсутствием идеи, отсутствием какой-то принципиальной альтернативы». «Пока не будет ясности, а что на той стороне хорошего, усталость от стареющего автократического зашедшего в тупик вождя (это не только Белоруссии касается) будет продолжаться», но режим меняться не будет. «Цветная революция – это не самоцель, потому что у нее на самом деле нет цели. Она потому и «цветная», потому что она не красная, и не синяя, и не зеленая. У нее идеи нет, она никакая. Это выпускание пара». Для широких масс населения в этих событиях нет своей цели, своего смысла. Смена старого автократа и связанной с ним верхушки на новую верхушку без смены системы общественных отношений не несет людям шанса на улучшения настолько, чтобы ради этого можно было рисковать нынешним состоянием жизни. А иногда и самой жизнью. И поэтому в движение не вовлечется достаточное количество активных, энергичных людей, чтобы сломать режим. Не говоря уже о негодной тактике, к которой постсоветские автократы вполне адаптировались. Мой вывод 11 августа: «Я думаю, что это стихнет».

Что произошло в первые дни после выборов 9 августа? Не была выдвинута привлекательная программа социальных перемен. У Тихановской, как у всякого кандидата, была предвыборная программа, но она играла минимальную роль в мобилизации сил на сторону оппозиции. Скорее наоборот, знакомство с этим слишком либерально-западническим набором требований больше отталкивает широкие массы, чем привлекает. «Слабая женщина», которой доверились люди, тут же сбежала за рубеж, не объяснив, в чем заключалась явная угроза ее безопасности. Это достаточно характеризовало качество лидерства. Но этот фактор – субъективный, бывает, что массы заменяют негодных лидеров. В данном случае не заменили, что тоже характерно – нет демократического механизма смены лидеров. А ведь Тихановскую в качестве лидера оппозиции по существу подобрал сам Лукашенко, согласившись, что именно эта «слабая женщина» будет единственной явной оппозиционеркой, допущенной до избирательной кампании. Также в свое время Путин надругался над либералами, сделав их кандидатом на выборах 2018 г. Собчак. Но либеральная общественность тогда не очень приняла выбор президента. А белорусская оппозиция приняла. Важный урок Белоруссии – нельзя принимать лидера, монополия которого на лидерство расчищена властью.

В первые дни также состоялась проба сил на улице. И демонстранты, и «космонавты» действовали агрессивнее, чем потом. Эта проба сил закончилась в пользу милиционеров. Агрессивная фаза событий дала интернету богатый материал о жестокости силовиков, что всегда производит сильное впечатление на правозащитную общественность, которая сильнее на Западе, чем на Востоке (включая Россию). Вроде бы начались стачки на предприятиях. Но быстро выяснилось, что они проводятся практически «без отрыва от производства», то есть представляют собой скорее митинги, чем парализацию экономики. Таким образом, определилась перспектива событий: Лукашенко устоит, но будет еще сильнее дискредитирован на Западе. Но для него это не новость. Так что в моем скепсисе образца 11 августа не было ничего удивительного.

Таков первый диагноз, и теперь, когда движение потеряло темп и, в общем, стихает, можно развить эти тезисы, чтобы извлечь уроки на будущее.

Итак, причина обреченности нынешнего антиавторитарного движения в Белоруссии заключается, прежде всего, в отсутствии социальной идеи и кризисе метода борьбы. Из этого вытекает остальное. Поговорим подробнее о методе массового уличного протеста, который сегодня является символом веры большинства протестных активистов.

Впервые на советском-постсоветском пространстве этот метод был успешно применен в 1988-1991 гг. Когда неформалы стали выводить людей на улицы тысячами, власть растерялась. Было видно, что милиция не знает, что делать, потому что политическое руководство оказалось из-за митингов в патовой ситуации. Политика Перестройки Горбачева основывалась на союзе с интеллигенцией внутри страны и размораживании отношений с Западом. Это невозможно, если ты стреляешь в толпу и отправляешь тысячи активистов за решетку. Когда мы выходили на улицу в 1988 г., то не знали, в какой момент переменится ветер истории, и нас начнут разгонять и репрессировать всерьез. Власть, оценивая издержки перехода от «нового мышления» к старому доброму террору, на это тогда не пошла в силу многих причин. А затем движение достигло таких масштабов, что переход к террору мог привести уже и к гражданской войне. Время для подавления уличного протеста было упущено, процесс принял необратимый характер. Хорошо это было или плохо – я сейчас не обсуждаю, ограничиваясь темой эффективности самого метода борьбы.

Метод свержения коммунистического режима оказался таким эффективным и, что немаловажно, некровавым, что затем ненасильственная борьба за улицу стала широко применяться для свержения режимов по всякому поводу, в связи с недовольством разного уровня глубины: от действительных социальных проблем до подтасовок на выборах, без которых трудно представить себе выборы в периферийных странах. В «цветных революциях» (оба слова в кавычках) метод подменил цели – задача смены социальных отношений практически не ставилась. «Революции» стали методом выпускания социального пара в интересах оппозиционных элит. Как правило, «цветные революции» противостояли авторитарным тенденциям в пользу политического плюрализма, но и это было не обязательно, как показал, например, опыт Киргизии с двумя «революциями». После 2005 г. пришел вполне авторитарный Бакиев, да и после 2010 г. политический плюрализм заметно увял. Социальные результаты «цветных революций», вернее их практическое отсутствие, не могло не вести к разочарованию со стороны трудовых масс в этом методе решения проблем.

Кризисом жанра стало перерастание массовых уличных выступлений в вооруженные столкновения, в которых уже нет ничего исторически нового и которые несут в себе зерно авторитаризма по принципу «винтовка рождает власть».

А пока нарастал кризис жанра, режимы, против которых направлен массовый протест, тоже внимательно изучали опыт свержения неудачливых коллег, и после «арабской весны» и «майданов» извлекли уроки. Они, как и Горбачев, не могут позволить себе сталинский террор и хрущевскую стрельбу по толпе из автоматов. Ведь вовлеченность постсоветских стран в мировые рынки слишком велика, приходится бояться экономической изоляции (да и за свою зарубежную недвижимость и счета) и вести себя на грани приличий, чтобы всегда можно было сказать – у нас не хуже, чем во Франции и США. Там тоже демонстрантов бьют (при этом «замыливается» тот факт, что уровень собственно политических репрессий там ниже, и во время волнений практически не ставится вопрос о власти). Но постсоветские автократы теперь уже не теряются, столкнувшись с десятками тысяч людей на улицах (а если справишься с десятками, то и с сотнями тоже – потому что наибольшую опасность для «космонавтов» представляет та часть демонстрантов, которая идет впереди, а не вся толща демонстрации). Теперь «космонавты» умеют разгонять «агрессивную толпу». Опыт Белоруссии это подтвердил. Может быть в будущем, по мере развития технологий гражданской самообороны это соотношение изменится, но хороша ли вообще «гонка вооружений» в этой сфере? Ведь это тоже чревато гражданской войной. Во всяком случае, те, кто надеется переиграть власть на этом поле, все больше рискуют отправиться по стопам фигурантов «дела Сети».

А как же «майдан»? Тогда же получилось. А что собственно получилось? Режим на Украине в 2004 и 2014 гг. не был авторитарным, существовало равновесие сил элитных групп, которые могли практически открыто финансировать оппозиционную оргструктуру. Важную роль в исходе событий в Киеве сыграл фактический переход к вооруженной борьбе. И конечно оппозиции повезло с президентом, который сбежал из столицы. А если бы не сбежал, а стал бы обороняться? И заранее готовился бы к такой обороне – как нынешние президенты готовятся, учтя опыт.

Вариант перехода от простых манифестаций к «майдану» рассматривался и в Белоруссии. Об этом говорят два факта – арест 33-х специалистов по ведению боевых действий и некая беседа Путина с Лукашенко, о которой мы знаем в интерпретации Путина. А он сообщил, что создал силовой резерв для переброски в Белоруссию и добился права на такую переброску от Лукашенко, если «экстремисты» начнут захватывать официальные здания. Вот он, казус белли. И Лукашенко тоже об этом думал – не случайно его так взволновала переброска 33-х «охранников» из России, которые могли бы такой казус белли создать. После чего ты оказываешься под надежной охраной и не можешь самостоятельно двинуть пальцем. Конечно, все вольны верить в украинско-венесуэльскую версию о том, что опытные боевики решили, будто их квалификация нужна не для атак и провокаций, а для мирной охраны нефтяных объектов, и что путь в Венесуэлу из России лежит именно через Белоруссию и Турцию. Вероятно, Лукашенко в это тоже не очень поверил, но пока затаил. Утерев нос российским специалистам «с опытом боевых действий», получив нужные показания и выпустив опростоволосившихся боевиков назад, Лукашенко теперь рассказывает о любви к России, но и от «многовекторности» не отказывается. У него собственно нет другого выхода. Он рад, что на кровавый «майдан» его не подсадили. Конечно, неприятный холодок был, и теперь Лукашенко с неизбежностью будет думать о красивом завершении своего правления и о преемнике «до Коли». Он считает, что на это у него есть еще пятилетка.

Что при этом думают другие влиятельные чиновники государства Беларусь, мы не знаем. Как не знаем, что думает окружение Путина по поводу его обнуления. Как сказал Ю. Грымов, выражая более широкие элитарные настроения, «я хочу другие усы». Смена усов или формы лысины – удачный способ разрядить общественную напряженность, создать иллюзию перемен, которая на время снимет потребность в настоящих переменах.

Автократы не хотят доводить дело до волнений, даже если уверены в силовой победе над ними. Подавление создаст кровавые картины, что в современном мире не принято. Но это не значит, что они в случае возникновения «майдана» побегут как Янукович. У них и здесь все козыри, пока сплочено чиновничество. Но автократы никогда доподлинно не знают, что творится в головах их подчиненных. Сила правителей в плюралистической («демократической») системе заключается в том, что там политики могут более или мене свободно высказываться, и соотношение сил понятно, а вокруг диктатора царит тревожная тишина.

В случае раскола правящей касты, которого сейчас в Белоруссии не наблюдается, у движения снизу могут появиться значительные шансы на успех. Интересный маркер решимости белорусских оппозиционных лидеров бороться всерьез: оппозиция не использует ту составляющую «майданного» опыта, которая не является кровавой и которая могла бы усилить протест (не даром Путин сообщил публично, что именно этого и опасается). Этот «козырь» массового движения – привязка к местности, занятие пространств и зданий, которые становятся штабами и символами движения. Тут «майдан» ничего нового не придумал – это сделали еще защитники Белого дома в 1991 г., сразу усилив свои позиции. Когда «экстремисты» штурмуют правительственные здания, они лишь дают повод власти применить оружие (это показал еще поход на Останкино в 1993 г.). А когда оппозиционные массы мирно входят в какие-то учреждения, где у них есть инсайдеры – это сразу выводит движение на новый уровень. Появляется здание-символ, откуда трудно выкурить революционные массы, территория «альтернативного государства», где круглосуточно бьется его пульс. Белорусская оппозиция не собирается доводить дело до «майдана». Достаточно шествий. Шансы для большего уже упущены.

И Лукашенко, не желая доводить дело до «майдана», использует гибкий инструментарий: можно провести жесткий разгон, а если он не помог и подошел к грани «майдана» – можно перейти к добродушному игнорированию уличных шествий. Как показал опыт «Болотного движения» в 2012-2014 гг., перспективы такой ситуации благоприятны для властей. По мере наступления усталости масс власти просто под разными поводами будут нейтрализовывать организаторов. К собственно мирным шествиям власть адаптировалась.

Это конечно не значит, что массовые выступления должны сойти со сцены. Они не годятся для смены режима, но для решения неполитических, собственно социальных проблем они могут быть вполне успешны, что подтверждает, например, опыт борьбы за Шиес в Архангельской области и за Шиханы в Башкирии.

Таков урок белорусских событий в части методов борьбы. И некоторое осознание этой проблемы в Белоруссии было. Отсюда – попытка воскресить старый добрый метод политической стачки. Но стачка получилась скорее символической, чем реально угрожающей доходам режима. Однако само обращение к этому опыту показательно и могло бы усилить движение, если бы делалось всерьез. А всерьез это может быть только тогда, когда рабочий класс увидит – борьба ведется за его интересы, ему в руководстве движением дается свой весомый голос. Ничего такого сейчас в Белоруссии не случилось. Нет Совета рабочих депутатов, реально избираемого стачкомами. Нет социальной программы в интересах рабочих. Нет существенного представительства стачечников в КС оппозиции, который формируется из западнической либеральной интеллигенции. Рабочим массам Лукашенко может быть надоел еще больше, чем интеллигенции. Они готовы показать ему козью морду, помитинговав и даже сделав вид, что стачкуют. Но не долго, и желательно не в ущерб доходу предприятия. Рабочие нутром чуют: «пролетариат борется – буржуазия крадется к власти». А за это бороться всерьез как-то не хочется.

Массовая независимая от власти и бизнеса организация трудящихся страшна для режима. Об это напоминает и юбилей польского движения «Солидарность» 1980-1981 гг. Но он напоминает и о другом: массовая кампания неповиновения революционного уровня – это тоже еще не гарантия победы. И победа – это не гарантия того, что людям станет лучше жить. Вот о чем нужно думать прежде всего – как выйти из кризиса без ущерба для благополучия широких масс? Хотя бы в среднесрочной перспективе (в первый момент сама ситуация борьбы приводит к экономическому спаду, это неизбежно). И каково место в этом выходе массового протестного движения, которое заставит власть считаться с собой и увлечет своими идеями как широкие массы, так и часть элиты. А для этого у движения должны быть свежие социальные идеи.

И тогда решится проблема метода, потому что метод должен вести к социальной цели, а не к успеху чьих-то карьер. И тогда изменится проблема лидерства, потому что лидеры будут выдвигаться массовыми социальными организациями и заменяться ими в случае надобности. Протест невозможен без лидерства, потому что для его успеха требуется скоординированность решений и действий. Современные технологии облегчают такую координацию на горизонтальной, а не иерархической основе. Они размывают постаменты под единоличными вождями, которые стремятся отождествить движение со своим именем и затем принимать решения за него. Оппозиционное движение в своей организации должно нести тот образ будущего, которое наступит в случае его победы. И это переустройство общественного движения – сложная работа, которая должна предшествовать решающим социально-политическим переменам.

У Ленина есть удачная фраза: «Нельзя играть в вооруженное восстание». Ее можно перефразировать соответственно веку: нельзя играть в революцию.

Возможны ли революции в будущем? Суть революции – в качественных социально-политических переменах. Такие перемены необходимы, если мы хотим, чтобы общество не деградировало в рамках вечной нынешней стадии истории, а двигалось вперед, через новые рубежи к новым стадиям. Это вопрос даже не политический, а историософский и касающийся нашей жизни в ее основах. Конечно, можно помечтать, как назревшие социальные перемены эффективно осуществят реформаторы из той самой социальной элиты, которая от этих перемен теряет влияние, мирно и превентивно уступая место новым силам и явлениям. Но так бывает нечасто. Обычно процесс глубоких перемен подталкивается «снизу», той частью народа, которому уже невмоготу жить при старых порядках. Но выступая против существующей социальной системы, нужно понимать: ради чего? Тогда будет яснее – как.

https://www.facebook.com/story.php?story_fbid=3473517946003523&id=100000360566686

Рейтинг: 2.2 (6 голоса )

Вынесем вверх хороший вопрос насчёт стабильности системы. Западные демократии менее стабильны в плане лиц во власти, но они более стабильны именно в системном плане: устройства и институтов общества. Там есть набор системных политических партий, между ними есть консенсус о незыблемости основ социально-экономического строя: частной собственности, представительной демократии и т. д. Кроме того, есть институциональные механизмы, не позволяющие меняющимся правителям менять систему. Поэтому кто бы ни пришёл к власти, в обществе меняется сравнительно немного. Грубо говоря, Сириза не может, придя к власти, сделать в Греции демократический социализм, не произведя государственного переворота (против которого, скорее всего, выступят военные и полиция). Стабильность западных систем поддерживают и их наднациональные институты, ЕС и НАТО. У западных стран есть материальные ресурсы, которые позволяют поддерживать их социально-экономический уклад и избегать кризисов, чреватых революциями снизу.

 

Что же касается России и Беларуси — то они стабильнее в плане несменяемости первых лиц, но устойчивость самой системы представляется гораздо меньшей, чем в Европе. Ясно, что если Лукашенко слетит, что всё-таки вероятно, то Беларусь почти наверняка ждут заметные системные изменения. Вот это мы и имеем ввиду, когда говорим, что Запад стабильнее авторитарных режимов и, следовательно, менее перспективен для экспансии анархистских идей в обществе.

 

Что касается Украины — она где-то между. С одной стороны бедность и слабость государства дают анархистам простор. С другой — включённость страны в политическую орбиту Запада делает весьма вероятным его прямое или косвенное вмешательство для подавления антикапиталистического движения, если оно вдруг наберёт в Украине серьёзные обороты.

 

* * *

 

Мани, ты уже второй комментарий подряд не гнушаешься передёргиваниями, это расстраивает. Мы настроены на товарищескую дискуссию.

 

Первое было: «Если я правильно понял, вы пытаетесь сказать, что переориентация с России на условный "Запад" всегда вредит простым людям». - мы этого нигде не говорили.

Теперь: «Это следует читать как "ФСБ, сажай больше анархистов, а лучше расстреливай - чем больше посадок и насилия, тем ближе революция", я правильно понял?» - опять передёргивание, мы нигде этого не писали и на это не намекали. Мы считаем, что революции случаются в странах неблагополучных и репрессивных, пожалуй, чаще, чем в «благополучных», скопивших достаточно ресурсов, чтобы смягчить эксплуатацию и угнетение и установить более стабильную и мягкую представительную демократию. Неужели это новость? Во второй половине ХХ века революции происходили в третьем мире, а также в странах Варшавского договора, а не в капиталистической метрополии.

 

Далее: «Покажите графики, доказывающие, что после 2014 года курс гривны непрерывно падает» - опять передёргивание, мы нигде не писали о «непрерывном падении». Гривна упала к российскому рублю по сравнению с началом 2014 года более, чем в полтора раза, грубо говоря, если в феврале 2014 года гривна стоила 4 рубля, то теперь 2,7. Не похоже, что зарплаты выросли в те же полтора раза.

 

«Можно конкретные примеры из Европы, пожалуйста?» - а почему из Европы? В Европе примеров стран, поменявших ориентацию после большого исхода из Варшавского договора и распада Югославии — вообще очень немного, Украина чуть ли не единственный пример. С Сербией там ещё надо разбираться и вникать. Зато есть пример Аргентины, где неолиберальные реформы (а они, как правило, идут в пакете с «западной» ориентацией) привели в 2001 году к тяжёлому экономическому кризису. В Украине — тоже неолиберальные реформы, их последствия мы оценим в ближайшем будущем. В Беларуси, в случае победы «западников», логично ожидать того же самого. В программе даже социал-демократических партий, на которые мы ссылались в предыдущих текстах — приватизация госсектора. Это те меры, которые могут поддерживать анархисты?

Рейтинг: 3.1 (7 голоса )

Прошу прощения, если вы где-то увидели "передергивания". Я такого не планировал и тоже настроен на товарищескую дискуссию. Просто мне кажется, что вы чуть ли не в каждом тезисе противоречите сами себе и текущей реальности одновременно. Давайте попробуем разложить по полочкам.

Для начала ещё раз вернёмся к "стабильности системы", вы сами посчитали это самым важным вопросом. Ваш аргумент состоит в том, что в странах условного "Запада" (они же страны "либеральной демократии") политическая система как таковая очень устойчива, несмотря на то, что конкретные лица у власти постоянно меняются. При этом в России и Беларуси, по вашему мнению, "устойчивость системы меньше" и поэтому они якобы более перспективны для экспансии анархистских идей в обществе. Дальше вы ещё написали, что "революции случаются в странах неблагополучных и репрессивных, пожалуй, чаще, чем в «благополучных»".

Во-первых, я не очень понимаю, почему тогда вы считаете, что мой коммент про "ФСБ, сажай анархистов" - это передергивание, если в следующем же предложении вы ровно это же самое и пишете. ВЫ хотите революцию, а в репрессивных странах революции случаются чаще, чем в не-репрессивных (по вашей логике).  Из этого как дважды два следует, что репрессии - это хорошо, чем больше репрессий, тем лучше. Вы не это имели в виду? Тогда объясните, что. Если же всё-таки это, то идите и объясните белорусам, что пытки, массовые аресты и политические убийства чрезвычайно полезны для общества, ведь они приближают революцию. А трансформировать социум так, чтобы этих явлений было меньше, белорусам не нужно, ведь тогда революции не случится. Мне было бы очень любопытно послушать, что вам ответят белорусы. Также можете рассказать венесуэльцам, что неблагополучию их экономики нужно радоваться. Ну и, видимо, анархисты должны всячески повышать уровень неблагополучия, не знаю там, отравлять колодцы, взрывать железные дороги, убивать случайных людей. Ведь всё это подрывает стабильность. Ещё раз повторю: я не передергиваю, а просто логически развиваю ваши тезисы.

Во-вторых, вы постоянно смешиваете в одну кучу разноплановые понятия, круглое и зелёное.  Например, вот есть две истории: преимущества для "экспансии анархистских идей в обществе" и "вероятность революции". Вы их перечисляете так, как будто это одно и то же. Но это явно не так. По первой истории довольно очевидно (как я уже писал), что если сравнивать "либеральный Запад" и постсоветские диктатуры / электоральные автократии (а выбор ориентации стоит именно между ними), то анархистские идеи на "либеральном Западе" распространяются гораздо более успешно. Не в последнюю очередь это происходит потому, что распространители этих идей не опасаются, что их пристрелят за это в подъезде или отправят в тюрягу на 15 лет. В итоге мы видим не только широчайшее социально-культурное влияние анархизма и антиавторитарного социализма (популярные книги, публичные интеллектуалы, поддерживающие наши идеи и т.п.), но и прямые политические последствия. В тех же США после BLM идёт вполне серьёзное общественное обсуждение упразднения полиции как института.  Да, скорее всего, этого сейчас не произойдёт, но в той же России это вообще невозможно себе представить. И таких примеров масса.

По второй истории ("вероятность революции"), мне кажется, что вы зачем-то игнорируете всю сложность самого понятия "революция", что ведёт к в лучшем случае к обессмысливанию текста, а в худшем случае - к тому, что он становится просто реакционным. Для начала, всегда нужно уточнять про какую "революцию" речь - как минимум, они бывают социальные, а бывают политические (вероятно, ещё можно говорить о культурной революции). Далее, каждая из этих революций - чрезвычайно сложный и противоречивый процесс (может быть, политические революции - самый простой кейс). У меня такое ощущение, что вы, когда говорите "революция", имеете в виду какой-то образ из XIX века про рабочих и крестьян, которые одним могучим рывком собираются вместе, свергают буржуйское правительство и устанавливают (локально или глобально) коммунизм.

Мне очевидно, что этот образ является чудовищным упрощением. Строго говоря, мы вообще не знаем, как выглядят социальные революции, ведущие к установлению чего-то похожего на либертарный коммунизм или антиавторитарный социализм. Тем более, мы не знаем, как выглядят такие революции в XXI веке. У нас просто нет примеров, за исключением одной-единственной Рожавы, вокруг которой придётся городить множество оговорок. Мы не знаем этого даже для XX века - все подобные революции в итоге проигрывали (мы не наблюдаем сейчас нигде в мире "либертарного коммунизма" по книжкам). Поэтому я не понимаю, как можно с такой уверенностью утверждать, что "революции случаются в таких-то странах чаще, а в таких-то реже". Понятно только, что нужно всячески продвигать в обществе децентрализацию, самоорганизацию и прямое самоуправление, но как именно будет выглядеть переход к обществу такого самоуправления (и будет ли это вообще некий чёткий переход, а не плавная трансформация), не знает никто. У Дэвида Грэбера, кстати, есть на эту тему, очень рекомендую.

Самая крупная культурная революция XX века (события 1960-х годов) началась и была всегда сфокусирована именно на странах "либеральной демократии". Заметим, что к социальной революции она нигде не привела, но культурные устои глобального общества были изменены навсегда. Социальные революции, меняющие государственный капитализм на частный, происходили в странах Советского блока в 1980-х годах, но это входит в  противоречие со всем, что вы говорили до этого - ведь эти революции парадоксальным образом как раз происходили с целью войти в эту самую "политическую орбиту Запада" и в глобальный капитализм.

Что же до политических революций (насильственная смена лиц у власти при сохранении в целом социального устройства), то они происходят регулярно в самых разных странах и по самым разным поводам.  Например, в Украине в начале 2014 года произошла именно политическая революция с минимальными изменениями устройства общества.  В общем, было бы хорошо, если бы вы пояснили, что имеется в виду под "революцией".

И тут мы натыкаемся на ещё одно смешение понятий, которое тоже у вас постоянно красной нитью проходит через все рассуждения. Тем же, кстати, грешит периодически набегающий сюда сталинист "Разница" из "Боротьбы". Вы как будто исходите из того, что после политических революций в Украине или в Беларуси произошла (или произойдёт) некая "переориентация на неолиберализм и наднациональные институты типа ВТО и МВФ". Из этого как бы следует, что власти Беларуси и Украины до этого были ориентированы на нечто другое.  Часто говорящие это ещё подразумевают, что это переориентация также "с России на Запад", как бы опять же имея в вид, что вот в России-то никакого неолиберализма с ВТО нет.

Но это же ерунда (извините). Ни в Беларуси, ни в Украине никакой "переориентации на неолиберализм" произойти не может по определению, поскольку они и так на него ориентированы и включены в мировую капиталистическую экономику. Никакой Майдан 2014 года ничего в этом смысле не изменил в Украине и беларусское восстание 2020 года (даже если оно будет успешным) также не изменит этого факта. Повторю, что и в  Беларуси, и в Украине и в России "неолиберальные реформы" идут как минимум с начала 90-х годов, когда в них окончательно установился частный вариант капитализма. Напомню, что даже в якобы "гос-социалистической" Беларуси большинство людей работает в частных компаниях, а не в государственных. Также напомню, что Украина является участником ВТО с 2008 года, Россия - с 2012 года, а , а переговоры об этом шли вообще с 1993 года (!). Так о какой "переориентации на неолиберализм" идёт речь, о какой "победе западников"? На мой взгляд, это просто какая-то мифологическая картина мира, мало имеющая общего с реальностью. Это мне напоминает позицию некоторых западных "леваков", которые со своих диванов считают, что Лукашенко и Путин - это опора мирового социалистического движения, в России и Беларуси заповедник народной демократии, а злые буржуи из НАТО и МВФ пытаются популярных команданте Александра и Владимира свергнуть проплаченными цветными революциями.

В реальности можно, наверное, говорить, о чисто политических маневрах беларуских или украинских властей на тему того, кто для них больше друг - ЕС или Путин. Это никак не затрагивает фундаментальные экономические вопросы (и ЕС и Путин в экономической политике вполне себе неолиберальны), и я не уверен, что для анархистов вообще так уж важен сам по себе факт того, с кем будет дружить будущий беларуский президент. Но некоторые политические последствия этой дружбы таки важны: Путин явно репрессировал на порядки больше анархистов, чем весь ЕС вместе взятый. С этой точки зрения я всячески за то, чтобы этот самый будущий президент Беларуси "переориентировался на Запад".  Просто потому, что я не хочу, чтобы мои товарищи сидели в тюрьмах. А вы?

Дальше логично перейти к всё тому же "падению уровня жизни населения после переориентации на Запад". Я уже выше много написал про всю условность этой "переориентации".  Но допустим даже, что какой-то дрейф от кейнсианства в сторону неолиберализма действительно произошёл в Украине и якобы произойдёт в Беларуси. Тут есть два момента: 1) насколько эти изменения "не зашкварно" поддерживать для анархиста и 2) как они повлияют на уровень жизни населения в целом.

По пункту 1), я так понимаю, у вас вызывает отторжение пункт про "приватизацию госсектора".  Я не очень понимаю, почему тут анархист должен как-то особенно возмущаться. Для меня лично неприемлемы ни частное, ни государственное владение средствами производства.  Я анархо-коммунист, и поэтому противник любого капитализма, хоть государственного, хоть частного. Поэтому будет ли какой-нибудь БеЛАЗ в собственности у белорусского государства (в лице лукашенковских чиновников) или в собственности  у какой-нибудь транснациональной корпорации (в лице бюрократов этой корпорации) - мне лично "оба плохо". То есть, "приватизация госсектора" не является для меня каким-то ухудшением ситуации. Как были люди наёмными работниками, так они ими и останутся.  Совершенно не вижу, почему я вдруг должен защищать белорусский "госсектор" (тем более, что пока вообще ещё вопрос о беларусской экономике даже и не стоит, сейчас Луку бы сковырнуть, чтобы людей убивать перестали).

Опять же, возможно и имело бы смысл защищать этот самый "госсектор" от "приватизации", если бы имелось чёткое понимание, что это существенно снизит уровень жизни среднего беларуса. Но я пока не увидел доказательств этого. Мы все знаем, что государственный капитализм, мягко говоря, не образец эффективности (см. СССР). И повторю ещё раз, что этот самый "госсектор" в Беларуси во многом мифичен, страна и так вполне капиталистическая, неолиберальная и интегрированная в мировые рынки.

Возвращаясь к Украине, в которой типа после 2014 года произошло какое-то ужасное падение уровня жизни. Аргумент про упавший в полтора раза курс гривны не выдерживает критики. Ну да, в 2014 году за доллар давали 15 гривен, а в 2020 уже 26 гривен. Да, падение курса национальной валюты на 73%, действительно. Ну давайте посмотрим на российский рубль. В 2014 году доллар стоил 32 рубля, а в 2020 году - в районе 70 рублей. Падение на 120%, если что. И я вас уверяю, что в России зарплаты тоже, мягко говоря, не выросли на те же 120%.  Так что же, в России тоже произошла "переориентация на неолиберальные реформы" (да ещё и в два раза большем масштабе), или всё-таки ничего такого специфически кошмарного именно с Украиной не случилось? Может быть, это просто процесс продолжающего коллапса постсоветской экономики, особо не зависящий от политической ориентации властей? Вспомним ещё, что Украина в результате военного конфликта с Россией потеряла огромные территории - и всё равно в итоге динамика курса валюты лучше, чем в России, оттяпавшей эти территории. Статистику по подушевому национальному продукту в Украине я уже приводил, он растёт и уже практически на довоенном уровне. Так где "драматическое падение уровня жизни"-то?

Да, неолиберальные реформы идут, и во многих странах они приводят к кризисам, безусловно - только вот в Беларуси, Украине и России они идут с 1990 года, а не с 2014. А вот политических свобод в Украине после Майдана явно прибавилось - как, надеюсь, прибавится и в Беларуси. Мне кажется, что анархисты должны приветствовать увеличение политических свобод (не буду ещё раз повторять аргументы насчёт ущербности подхода "чем хуже, тем лучше"). Это нисколько не мешает бороться против капитализма (можно даже при этом называть его "неолиберализмом").

Вот, пожалуй, на этом закончу, извините, что так длинно получилось.

Рейтинг: 5 (3 голоса )

Мани,

 

Что такое революция — это корневой вопрос. Если совсем коротко и упрощённо, то, на наш взгляд, социальная революция — это значительное преобразование социальных отношений в сравнительно сжатые сроки, сопровождаемое разрывом, а не преемственностью с прежними социальными формами (хотя, понятно, что ничего чистого в природе нет — и у всякой революции есть и «эволюционная» составляющая). Социальная революция едва ли возможна без революции политической, то есть без создания политического строя, который будет соответствовать меняющемуся обществу.

 

К идее постепенного (без «скачкообразной» политической революции) внедрения анархистских принципов в общество мы относимся скептически, поскольку у капитализма и государства достаточно инструментов, чтобы ассимилировать эти малые изменения. Кстати, если о «большом 1968-м» говорят как о революции субкультур и сексуальной революции, то сегодня ясно, что Система не только прекрасно уживается с нововведениями 68-го, но и превратила их в потребительские практики, абсорбировала их.

 

Поэтому, грубо говоря, «Не-первый мир», где случаются политико-социальные революции представляется предпочтительнее, чем «Запад», где Система устойчиво притом, что более открыта к внедрению малых социальных и культурных инноваций, иногда даже если они исходят от анархистов.

 

Объясню, почему я не имел ввиду, что «чем больше репрессий, тем лучше» (действительно мне стоит чётче формулировать): в неблагополучных странах (бедных, с ограниченно эффективной политической системой) более вероятны революции. Репрессии, сами по себе, не создают никаких плюсов для революции — они просто зачастую идут в комплекте с неблагополучностью и банкротством верхов удерживать власть нерепрессивными методами. «Запад» же более эффективен не в том смысле, что он хорош, а в том, что он умело предотвращает политические и социальные революции.

 

***

 

По поводу неолиберальных реформ — мы нигде не писали, что постсоветские автократии более «социальны», чем глобальный капитализм. Мы лишь утверждаем, что прозападные оппозиционеры, придя к власти, проводят неолиберальные реформы, что усиливает (или по крайней мере, не ослабляет) и увековечивает эксплуатацию и угнетение.

 

Почему увековечивает? Я предполагаю, что государственную собственность сделать общественной/муниципальной/коллективной в случае социальной революции будет проще и безболезненнее, чем частную. Это только мысль и предположение.

 

Кстати, это некая манипуляция (уверен невольная): когда мы пишем, что в Украине неолиберальный курс приводит к бедствиям для народа, это вовсе не значит, что мы говорим — а вот посмотрите, надо как в путинской России. Мне кажется негативным явлением такой дуализм сознания, распространённый здесь в комментариях, мол, если вы критикуете Запад, значит вы считаете путинщину чем-то более хорошим.

 

***

 

И мелкая частность по фактологии. Евросоюз, конечно, репрессировал намного больше анархистов, чем Путин. Наших товарищей из повстанческого крыла в одной только Греции или Италии сидит в тюрьмах больше, чем в России. Что не говорит о том, что ЕС более репрессивная система — но факт остаётся фактом.

Рейтинг: 4 (2 голоса )

Quote:
на наш взгляд, социальная революция — это значительное преобразование социальных отношений в сравнительно сжатые сроки, сопровождаемое разрывом, а не преемственностью с прежними социальными формами... К идее постепенного (без «скачкообразной» политической революции) внедрения анархистских принципов в общество мы относимся скептически, поскольку у капитализма и государства достаточно инструментов, чтобы ассимилировать эти малые изменения.

Вы, безусловно, имеете право на любое мнение в этом вопросе. Но есть ли какие-то аргументы в пользу именно такого "скачкообразного" понимания революции? Я сейчас не подтруниваю, а вполне серьёзно спрашиваю. Мне вот кажется, что у нас (как я уже писал), просто нет эмпирических данных о том, какие процессы более эффективно приводят  к либертарно-коммунистическому обществу, а какие нет. Даже само определение "либертарно-коммунистического общества" дать не тривиально. Можно, конечно, просто сказать "это общество, в котором люди совместно владеют средствами производства", но понятно же, что это огромное упрощение, и нужно писать целые книги, чтобы всё это уточнить.

Соответственно, моя позиция состоит в том, что даже если вам по каким-то (например, эстетическим) причинам нравится конкретно такой образ "революции", то нужно отдавать себе отчёт в том, что вы, возможно, ошибаетесь, и на самом деле революция будет выглядеть совсем по-другому. А может, и нет.

Quote:
Кстати, если о «большом 1968-м» говорят как о революции субкультур и сексуальной революции, то сегодня ясно, что Система не только прекрасно уживается с нововведениями 68-го, но и превратила их в потребительские практики, абсорбировала их.

С таким же успехом можно сказать, что революция 1960-х изменила Систему и та Система, что существовала до 1968, сейчас уже мертва. Не в экономическом или социальном плане, но в культурном: поэтому я сразу и сказал, что это именно культурная революция.

Quote:
Поэтому, грубо говоря, «Не-первый мир», где случаются политико-социальные революции представляется предпочтительнее, чем «Запад»,

А уточните, какие "политико-социальные революции, произошедшие в не-Первом мире" вы имеете в виду? Где за последние, скажем, лет 50, произошло "значительное преобразование социальных отношений в сравнительно сжатые сроки, сопровождаемое разрывом, а не преемственностью с прежними социальными формами", причём так, чтобы это не было регрессом или топтанием на месте типа трансформации Советской системы в частно-капиталистическую? Мне приходит в голову единственный пример курдов - и там будет масса оговорок, как уже упоминалось. И в любом случае один пример явно не является показателем какого бы то ни было тренда.

Quote:
в неблагополучных странах (бедных, с ограниченно эффективной политической системой) более вероятны революции. Репрессии, сами по себе, не создают никаких плюсов для революции — они просто зачастую идут в комплекте с неблагополучностью и банкротством верхов удерживать власть нерепрессивными методами.

Я бы сказал, что в таких странах более вероятны бунты, а не революции. То, что эти восстания приводят к более либертарному обществу (и даже что они вообще успешны) - далеко не гарантировано. Опять же, хотелось бы примеров. То есть, да, конечно, если у вас в стране правит диктатор, экономика в руинах и люди выживают за счёт гуманитарных караванов ООН, то есть шанс, что произойдёт голодный бунт.  Но что-то я не припомню, чтобы народы массово таким образом совершали именно социальные революции.

Quote:
Мы лишь утверждаем, что прозападные оппозиционеры, придя к власти, проводят неолиберальные реформы, что усиливает (или по крайней мере, не ослабляет) и увековечивает эксплуатацию и угнетение.

А я, в свою очередь, написал, что неолиберальные реформы (при всей расплывчатости этого понятия) в Беларуси, Украине и России со всей очевидностью проводятся вот уже 30 лет. Поэтому тезис  "вот сейчас в Беларуси придут к власти прозападные оппозиционеры и начнется неолиберализм" не имеет смысла, он лишь запутывает читателя.

Quote:
Я предполагаю, что государственную собственность сделать общественной/муниципальной/коллективной в случае социальной революции будет проще и безболезненнее, чем частную. Это только мысль и предположение.

Опять же, вы, конечно, имеете полное право так предполагать. Но я лично не вижу ни малейших аргументов в пользу этого предположения, даже чисто теоретически. Да и с практической точки зрения, я не заметил, чтобы при крушении СССР государственная собственность как-то особенно легко переходила в коллективную/муниципальную. По-моему, тут есть целый комплекс плюсов и минусов как у государственного, так и у частного капитализма, и ни один их них не является как-то специально предпочтительным с точки зрения социальной революции. Пока история показывает нам, что в основном государственный капитализм заканчивается тем, что люди устраивают революцию с требованием частного капитализма :)

Quote:
когда мы пишем, что в Украине неолиберальный курс приводит к бедствиям для народа, это вовсе не значит, что мы говорим — а вот посмотрите, надо как в путинской России. Мне кажется негативным явлением такой дуализм сознания, распространённый здесь в комментариях, мол, если вы критикуете Запад, значит вы считаете путинщину чем-то более хорошим.

Ну, это вы сами начали говорить про "переориентацию на Запад". Очевидно, чтобы переориентироваться "куда-то", нужно это сделать "откуда-то" :-)

И я согласен с тем, что, конечно, гипотетическое либком-общество должно стремиться стать самостоятельным субъектом. Но вся известная нам история (Махно, испанская революция, курды) учит, что такому автономному анклаву невозможно продержаться сколько-нибудь долго без союзников. Если этот анклав находится ровно между ЕС и Путиным, то довольно наивно предполагать, что у него каким-то образом получится просто полностью игнорировать этих двух хищников. Придётся выбирать, с кем из них эффективнее и безопаснее жить в симбиозе (какое-то время). Единственная другая возможная альтернатива - это одновременно вспыхивающие социальные революции на всём континенте. См. выше про то, что мы вообще не знаем, как эти революции континентального масштаба будут выглядеть, и возможны ли они в принципе в XXI веке.

Quote:
Евросоюз, конечно, репрессировал намного больше анархистов, чем Путин. Наших товарищей из повстанческого крыла в одной только Греции или Италии сидит в тюрьмах больше, чем в России.

Нет уж, давайте не будем заниматься манипуляциями. Сидеть за сам факт того, что ты анархист и сидеть за вооружённые нападения на банки с человеческими жертвами - это очень разные вещи. Соответственно, и уровень репрессий тоже разный. В России ты можешь присесть за то, что подписан на неправильные группы в соцсеточках, а в Греции ты можешь рассылать бомбы с взрывчаткой по почте и ещё довольно долгое время оставаться непойманным. 

Кстати, про "сидит в тюрьмах больше, чем в России" тоже хотелось бы цифр со ссылками.

 

Рейтинг: 4 (4 голоса )

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Сначала власти РБ пошли другим путем и попытались задавить движение с помощью чрезвычайно жестоких репрессий 9-10 августа. Но не получилось и возникли две проблемы - а) люди стали давать отпор, б) возмущение усилило протесты. Тогда власти применили (с некоторыми изменениями) гонконгскую тактику...

1 неделя назад
11
Владимир Платоненко

В покушении на Навального самое страшное - что тот выжил и, похоже, выздоровеет. В итоге покушение пойдёт ему на пользу, сделав его ещё более популярным. Похожее уже было три десятка лет назад, когда всё, что власть делала против Ельцина, только повышало популярность последнего. При том, что он...

2 недели назад
1