Россия и Китай: что общего?

Современный социолог, специалист по макро-социологии, Георгий Дерлугьян, отмечает, что власть охотно идет на переговоры с умеренной оппозицией и\или проводит выгодные значительной части общества экономические реформы, когда она чувствует сильный страх. Обычно такой страх вызывают непредсказуемые ультра-радикальные группировки, набирающие силы, те, с кем договориться заведомо невозможно. В подобных условиях правящая бюрократия порой становится заинтересована в переговорах с умеренными силами, представляющими какую-то часть общества, и в реформах, нацеленных на то, чтобы выбить почву из-под ног у радикалов.

Арестами и обысками у оппозиционных и независимых кандидатов в депутаты власть только злит общество. Это второй шаг, после отказа им в регистрации, который вызовет рост раздражения и, возможно, приведет к росту числа протестующих. С другой стороны, оппозиционные кандидаты пытаются испугать власть тем, что если их - безусловных сторонников мирных акций - арестовать или прогнать с площади, то за ними вслед придут какие-то немирные люди. Но это фейк. Немирных в настоящее время нет.

Такое могло работать (и в какой-то мере работало, хотя и с большим скрипом) при царизме, поэтому либеральных демократов - кадетов и других пустили на выборы в Думу, где они даже в какой-то момент стали большинством вместе с другими оппозиционными группировками. Такова была реальность событий 1905-1907 годов. Но кроме либеральных демократов - кадетов, были еще ПСР (эсеры) и РСДРП (социал-демократы) - практически готовившие восстание, во имя, как ни странно, буржуазной демократии (по крайней мере, в ходе первого этапа борьбы), а тем в спину дышали анархисты и эсеры-максималисты - сторонники социальной революции, трудового самоуправления на заводах и прямого насилия против бизнеса в процессе отбирания этих заводов. Сейчас ничего подобного нет. Я не вижу в современном российском обществе никаких аналогов эсеров, РСДРП и, тем более, исторических . Впрочем, я могу чего-то не знать, но даже если где-то и есть 10 настоящих или потенциальных эсеров, 7 революционеров- социал-демократов и 5 анархистов, то это погоду не делает. А тогда - зачем пугать? Не стоит пугать тем, чего нет. Радикальные националисты? Они явно очень слабы.

Если мы возьмем другой известнейший пример уже из современной истории - экономические реформы в Китае (КНР), то увидим там в чем-то схожую картину. Компартия, самовластно управляющая страной, до конца 1970х годов не видела причин делиться чем-либо. Партийная госбюрократия управляла не только армией и полицией. Ей принадлежали все заводы и государственные аграрные предприятия (называли их "коммуны") в селе, вся обрабатываемая земля. Вся масса трудящегося населения миллиардного Китая работала на партию-государство на этих заводах и сельхозпредприятиях и жила очень бедно. Но в 1976 году произошла крупная протестная акция рабочих на площади Тяньаньмэнь в Пекине. Тысячи рабочих, проклиная партию и ее вождя Мао Цзэдуна, вступили в жестокую драку с полицией. Раненые появились с обеих сторон. Масштабы и жесткость рабочего натиска были таковы, что в партии воцарился страх. ""

Чуть позднее начались крестьянские мятежи. Крестьяне стали отбирать земли у государства (у "коммун") и делить их между своими семьями. Они требовали предоставить им право самостоятельно распоряжаться продуктами труда на этих землях, угрожая насилием партийным начальникам. Начались жестокие столкновения в деревне. Хотя партия использовала войска для подавления протестов, страх руководства страны достиг предела. История Китая знает множество могучих крестьянских восстаний, свергавших царские династии и захватывавших землю. Лишь после этого, руководство страны во главе с Дэн Сяо Пином, как отмечает российско-американский исследователь Александр Панцов, согласилось передать землю крестьянам, чтобы те могли выращивать там продукты и продавать излишки. В стране начались экономические реформы, со временем улучшившие жизнь большой части работников города и села. Но в России в настоящее время нет мощных выступлений работников, имеющих подобные масштабы.

Конечно, нельзя удерживать власть на одном насилии, но тут есть поправка. Вечным такое быть не может. Но в течении многих лет так можно делать. Например, в Иране и Венесуэле местные непопулярные режимы довольно успешно подавляют протесты уже многие годы с помощью насилия. Поэтому в настоящее время не просматривается сценарий, при котором российская демократическая оппозиция могла бы взять власть.

Комментарии

Наверно в Китае было резче и жестче чем в СССР.Но такими дураками как советские товарищи они не были.И понимали что существует грань которую переходить нельзя. И вещи которые они не могут требовать от кого-либо и никто не может требовать от них.

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Почему в некоторых странах так усилилась леволиберальная пропаганда, направленная на защиту безопасности? Даже на уровне речи требуется исключить любые признаки агрессии, не говоря об отношениях. Может быть, они хотят полностью лишить общество агрессии, чтобы лучше им управлять? Это хорошо...

2 дня назад
12
Michael Shraibman

Эта тема практически неизвестна в России. В сотнях преимущественно арабских городов и сел Сирии, где нет правительства, работала годами система Местных Советов (МС), преимущественно беспартийных, которые обеспечивали коммунальные услуги и поддерживали порядок на местах в отсутствие...

3 дня назад
4

Свободные новости