Москва атакует: рефлексия между щупалец бетонного спрута

Приступая к написанию этой заметки, я решил просмотреть сайт «Экологической обороны Московской области». Даже не знаю, что нового я рассчитывал там углядеть. Год от года ситуация не меняется, и лента новостей по-прежнему пестрит заголовками в таком духе: «В Красногорском районе под застройку засыпают реку Липку», «Новый Генплан г. Химки: ЗАСТРОИТЬ ВСЕ!!!», «Новый лесной конфликт в Подмосковье: незаконная рубка в Одинцовском районе!»... Эпизоды систематического, непрекращающегося ни на день уничтожения природы Московского региона скользят перед глазами бесконечной вереницей.

То здесь, то там вспыхивают социальные конфликты, связанные с недовольством местных жителей. Вспыхивают секундными хлопушками. Противостояния получаются, надо признать, довольно вялые. Они больше раздуты перед телекамерами и интернет-юзерами, чем реально объединяют людей в борьбе. Их точит какое-то, с самого начала довлеющее над активистами, ощущение заведомой безнадёжности их инициатив. Ответственные и неравнодушные люди справедливо сердятся, когда серая змея мещанства вопрошает: «Зачем вам это? Ничего ведь не изменишь!». Сердятся очень сильно, потому что сами настойчиво гонят от себя ту же самую мысль. И с годами уже устаёшь возмущаться, когда на сходках социального актива твои старые знакомцы и соратники задают тебе тот же самый вопрос. Писать об этом неприятно, поскольку сам я участвую в таких экологических инициативах не год, не два и не три...

Мы всегда много думали, почему оказывается провальным подавляющее большинство попыток отстоять даже самые небольшие живые уголки от корыстной похоти даже самого мелкого пошиба бизнесменов и чиновников. Мы виним тотальную коррупцию, мы виним наших соседей, которые, теряясь в гудящей суете всё разрастающегося мегаполиса, остаются равнодушны и бездвижны. Наконец, мы виним себя: нам думается, что можно было бы приложить больше усилий, направить свое время и свои действия в более эффективное русло. И правда, здесь часто приводят в пример подмосковный Жуковский, где действительно существует народная активность и тысячи обычных людей выходят на акции протеста, где предпринимаются усилия по координации протестных инициатив... Конечно, в том, что жители Жуковского словно «из другого теста», есть свои исторические причины. Но кажется, что нет никаких непреодолимых причин для того, чтобы и в других местах организовать активность на том же уровне. Да только вот... где теперь Цаговский лес, столь яростно оборонявшийся жуковчанами? Похоже, даже в тех случаях, когда активисты проявляют себя хватко и зубасто, их усилия оказываются в большей степени тщетными. Конечно, есть и успехи, но они носят, как правило, временный характер и теряются крошечными жемчужинками считанных процентов в тёмном океане поражений.

Нам нужно лучше осознать объективный процесс урбанизации и роста городов. Людские массы и московский мегаполис движутся навстречу друг другу: один стремительно растёт вглубь и вширь, другие пополняют его неоскудевающим потоком. Причина этого — экономическая централизация. Пока властвует капитал, огромные ресурсы концентрируются в узлах финансовых артерий, которые становятся центрами притяжения и роста. Комбинация факторов привлекает в эти узлы огромное количество людей.

В центрах есть рабочие места, оплачиваемые куда выше, чем можно рассчитывать на нищей, разваленной и опустевшей периферии. Здесь лучше и проще устроен быт. Есть и важный культурный аспект: неоновое сияние Вавилона, столь притягательное до тех пор, пока для большинства из нас по-прежнему самое главное – «более лучше одеваться». Не менее важно и то, что в условиях капитализма природа воспринимается исключительно как товар и источник получения прибыли. Поэтому растущий город наполняют не только здания, необходимые для жилья, и прилагающаяся к ним грузная инфраструктура. Вот вам, пожалуйста, гигантские торговые центры, опоясанные километровыми парковками, вот автосалоны, по пять штук в каждом районе, вот центры досуга, вот художественный маникюр для собак... Наконец, вот дома — жилые, но пустые, где квартиры скуплены богачами и рантье, избравшими такой способ вложения денег. Дома, построенные там, где вчера ещё шелестели берёзовые и еловые рощи, ныне уничтоженные лишь ради наживы. Этот перечень можно длить почти бесконечно.

На фоне вышесказанного совершенно очевидно, что в рамках нынешней социально-экономической системы постоянный рост мегаполисов – объективный и необратимый процесс. Нынешняя затея с «Новой Москвой», когда юридические границы столицы в один момент увеличились двукратно, оставляет мало сомнений в том, что расширение – непрекращающаяся тенденция. Активные вырубки и освоение земель Новой Москвы уже начались. Растёт население, растёт поле, необходимое для человеческой деятельности, которая сейчас являет собой по большей части бессмысленную и омерзительную возню на ниве потребления и в сфере услуг. Наконец, растут капиталы привилегированного меньшинства, которые также конвертируются «на местность» - в новые коттеджи, четвёртые квартиры, десятые машины. Эта болезненная фантасмагория естественным образом выдавливает из себя всё природное. И так будет дальше. Будущее подобного процесса мы можем предугадать на примере «развитых» урбанизированных стран. Таковы мегалополисы, возникающие из слияния нескольких больших городов. Меня поразил случай «Токкайдо» в Японии, возникшего на основе Токио, — это мегаполис с населением 100 млн. человек! В нашем случае стоит ожидать ещё и пикантного латиноамериканского привкуса в виде зловонных фавел и трущоб а-ля Мехико, которые уже исподволь обволакивают столицу по глухим пустырям ближайшего Замкадья. Мне доводилось слышать о путях постепенного смыкания российских городов в единые урбанистические континуумы по линиям Москва - Нижний Новгород и Москва – Санкт-Петербург. Процесс идёт.

Все локальные экологические конфликты – лишь частные проявления обрисованного выше магистрального процесса. Можно и дальше тешить себя надеждами и продолжать бороться со следствием, а не с причиной. Глядишь, ваш лесок-то и не тронут! Но это вряд ли. Малоперспективным выглядит и создание единой экологической организации регионального или даже всероссийского масштаба, которая станет бороться за экологизацию законодательства и его соблюдение. Всё это будет словно мёртвому припарка. Даже в Европе, где подобные реформистские зелёные движения достигли наибольшего успеха, процесс урбанизации и расширения городских агломераций идет полным ходом. Это как эрозия почвы на обезлесевшем пространстве. Вы можете её сдерживать и ограничивать, но она всегда будет наступать на вас и пробивать себе новые ходы. Инициатива всегда будет за ней.

Предыдущие абзацы всё сгущающихся красок были написаны вовсе не для того, чтобы поплакаться или убедить кого-то опустить руки. Просто реальность такова, что если природа и наше место обитания представляют для нас какую-то ценность, то отстоять их мы сможем лишь покончив с капитализмом и, как следствие, с экономической централизацией и товарным отношением к природе (хотя последняя проблема может потребовать дополнительной борьбы). Тогда станет возможным иной тип расселения и хозяйствования, более дружественный к природе и, как мне представляется, гораздо более подходящий для здоровой человеческой личности. Как бы утопично это ни звучало, но всем неравнодушным и здравым людям давно пора сосредоточиться на борьбе, целью которой будет революционный слом существующей системы. Нынешние экологические и другие социальные движения могут обрести ценность лишь в случае, если они каким-либо образом станут детонатором революционного взрыва. В противном случае всё это останется строительством песчаных замков перед набегающей волной. И никакой «школой самоуправления», на что уповают некоторые, эти движения не станут: школа рабства окружает нас повсюду, и её урок мы все затвердим в итоге куда крепче.

Конкретные пути обрисовать сложно. Ни одному уму это в полной мере не под силу, их должна будет указать сама жизнь – наше дело стремиться и искать, не позволять соблазнительным полумерам коррумпировать нас. И прежде чем после очередного стотысячного митинга в центре столицы разъехаться в свои Жуковский, Химки, Балашиху и Бутово, чтобы продолжать там гражданский активизм выходного дня, подумайте – может быть, стоит задержаться подольше, чтобы своими действиями дать рождение новой эпохе, более справедливой и человечной.

Дмитрий Чащин (МПСТ-Москва)

Текст опубликован в жунале "Автоном" №35. Журнал можно купить в независимых книжных магазиназ Москвы и Петербурга или заказать по почте, написав по адресу  (сюда же пишите ваши предложения по текстам и сотрудничеству). Со списком корпунктов "Автонома" в регионах можно ознакомиться 

Вы можете полистать новый номер на экране своего компьютера или же скачать его в формате .pdf — .

Авторские колонки

Michael Shraibman

Анархисты в России в начале 20 века не называли себя левыми, выступали против национализации, а часть из них была не согласна с большевиками в октябре 1917 г. И даже те, кто был согласен, мечтали позднее свергнуть большевиков. У меня тут вышел забавный разговор с одним очень достойным...

5 дней назад
4
Michael Shraibman

В театре МХАТ им. Горького посмотрели спектакль "Таня" с Кристиной Пробст в главной роли. Увидев на экране или на сцене зловещую цифру 1938, вы можете подумать, что спектакль о репрессиях. И ошибетесь. Пьеса написана в 1938 г в СССР, разумеется, репрессии в ней не упоминают. Стоит...

1 неделя назад
5

Свободные новости