Письмо Алексея Сутуги из-за решетки

Продолжаем публикацию материалов 36 номера журнала "Автоном". В этот раз - письмо Алексея "Сократа" Сутуги из-за решётки.

Посадить нас можно, а сломать никогда. Мы не нацисты, которые сходу, оказываясь в тюрьме, начинают резать вены, вешаться и глотать лезвия. А в лагерях быстро уходят в "козлятню" (хоз. бригады). Мы можем находиться в общей арестанской массе. Нам не надо бояться, что нам отобьют пальцы молотком или настучат по голове тапком. Потому что за нами нет ничего такого, что можно было расценивать как "гадский поступок". Мы не судим людей по нации, цвету кожи и вероисповеданию. Здесь, в тюрьме, мы все для закона "чурки" и "бандиты". Потому как честь и правду посчитали дороже свободы. Не московские фраера, которые посчитали себя арийскими викингами, а попав в систему, начали понимать, что они не фашисты, а такие же, как все здесь. Нет, в России никогда не будет "арийского братства", как в США. В наших тюрьмах дружба народов.

Московский Вавилон соблазнил, обманул и покарал всех бедолаг со всего бывшего СССР. Теперь мы все вместе ненавидим этих жирных барыг в костюмах с корочками, тупых ментов, безвольно ставших полицаями, и смеемся друг над другом, когда рассказываем истории, как сюда попали. Сейчас, как и в годы "большого террора" в советское время, есть целые социальные группы населения, заезжающие в систему по одним и тем же статьям. И это не борьба с преступностью. Это война с конкурентами, *за бизнес*  [перечеркнуто] и с бедностью. Силовые структуры ведут бизнес, сажая бизнесменов и чиновников по 159-й статье за мошенничество. Отжимают у них бизнес и избавляются от конкурентов, которые проворовались и не поделились. А так как весь российский бизнес построен на финансовых аферах и мошеннических схемах, то в новых уголовных делах недостатка нет.

То же самое и в наркобизнесе. Страшная "президентская" статья 228 ч. 3 и 4, "Сбыт наркотиков", позволяет пачками "заселять" тюрьмы и лагеря гражданами средней Азии, что совершенно не уничтожает весь этот контролируемый поток наркотиков, но оправдывает работу ГНК *и вообще весь УФСИН* [зачеркнуто]. А такая почетная в арестанской среде статья 158 "кража" дает операм столько простору для начисления "полок" и сбора в места исправления массу работяг и бедноты, которая начинает горбатиться уже в лагерях, непосредственно пополняя карман начальников колонии.

Вообще вся наша пенитенциарная система — это постсоветский ГУЛАГ, не до конца вставший на капиталистические рельсы. Формально все правила и законы внутри системы остались со времен СССР, но нынешние работники ФСИН понятия не имеют, как нас перевоспитывать. Зато научились зарабатывать на нас деньги. От воровства выделяемых бюджетом денег до личных делишек оперов на местах. У нас теперь коммерческие тюрьмы. Есть деньги, можешь забыть о понятиях. Смотри телевизор и хавай продукты с ментовского интернет-магазина по завышенным ценам. Купить можно практически все. Главное — не шатай систему.

Тюрьма — зеркало нашего общества. Но атомизация личности здесь не так сильна, как на воле. Выжить одному труднее. Поэтому лучше жить "семьями", а не сходить с ума по одному в четырех стенах. Уже давно нет сомнений, что с нами — анархистами и антифашистами — власть будет бороться и сажать. Пока только сажать. Хоть сейчас мы и не такая уж большая угроза для государства, но уже начинаем оправдывать существование Центра по противодействию экстремизму, который всеми силами пытается защитить любимую власть. Хоть в большинстве случаев и борется с крамольными постами в сети Интернет.

Страна у нас большая, а такие дела, как беспорядки на Болотной площади или целая серия поимок беспощадных антифа-хулиганов, не каждый месяц случаются. Поэтому мы пока и являемся самой маленькой группой в арестанской среде. И все-таки борцы с экстремизмом зря едят свой казенный хлеб. Недобросовестные они. С неумением красиво шить дела, у них самих дела идут совсем неплохо. И поэтому каждое уголовное дело против нашего товарища должно превращаться в кампанию защиты человека от власти государства над ним. Атаке должны подвергаться все карающие институты госструктур. Поводов для критики более чем достаточно. С одной стороны мы с народом, с другой этот левиафан с ногами и в форме.

Алексей -=СОКРАТ=-

Эта статейка для журнала "Автоном". Уверен, что когда номер выйдет, я уже буду в лагере.

Письмо Сократа

Комментарии

Spasibo!

Ne smog naiti aktualnyi adres Alekseya , 4toby napisat emu pismo v tjurmu, ne podskazhete?

Ссылка сразу под материалом:

Там есть адрес.

Так и есть. Когда освободился - знакомый спросил как сиделось и тут же ответил: А чо, анархисты всегда были уважаемы на тюрьме, - воюют с хозяином, сами за общее. Тоись - с зеками норм. Ну а с администрацией... такова анархическая звЯзда.
 
После такого мне и отвечать было нечего) чо, человек всё сам понимает 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Анархисты в России в начале 20 века не называли себя левыми, выступали против национализации, а часть из них была не согласна с большевиками в октябре 1917 г. И даже те, кто был согласен, мечтали позднее свергнуть большевиков. У меня тут вышел забавный разговор с одним очень достойным...

5 дней назад
4
Michael Shraibman

В театре МХАТ им. Горького посмотрели спектакль "Таня" с Кристиной Пробст в главной роли. Увидев на экране или на сцене зловещую цифру 1938, вы можете подумать, что спектакль о репрессиях. И ошибетесь. Пьеса написана в 1938 г в СССР, разумеется, репрессии в ней не упоминают. Стоит...

1 неделя назад
5

Свободные новости