Все свободны: Интервью с работником самоуправляемого магазина

"Все свободны" - это книжный магазин, чайный клуб, хэнд-мейд лавка, бук-кроссинг, постоянные презентации, встречи с философами, художниками и множество других интересных вещей. Открыт в апреле этого года и располагается в Санкт-Петербурге, на набережной реки Мойки, 28. Кроме любви к искусству и книгам, нам "Все свободны" интересен как проект, созданный его участниками. Место, где все решения принимаются теми людьми, кто в нём работает. Где нет хозяев, акционеров, владельцев и начальников. Отвечает Любовь Беляцкая - одна из "всех свободных".

Расскажи, как возникла идея? Открытие самоуправляющегося предприятия, принадлежащего коллективу, наверное, одно из самых распространенных желаний среди антиавторитарных активистов - анархисты всё время мечтают о веганских кафе, собственных клубах, инфошопах и других подобных инициативах. Почему именно книжный магазин?

Причин было очень много. Основная – если видишь дело, которое необходимо делать, значит его нужно делать тебе. В прекрасном городе Петербурге нет идеального с нашей точки зрения книжного магазина. Такого, чтобы найти интересующую тебя литературу по низкой цене, чтобы можно было посидеть в уютном месте, почитать, поговорить, выпить чаю. Во Все Свободны мы попытались создать обстановку независимого европейского магазинчика или просто квартиры друзей. В городе очень мало мест, где бы тебя со всех сторон не окружало потреблядское чувство или намекающие взгляды продавцов. Очень нам не хватало места, где было бы необязательно пить алкоголь, чтобы тусоваться с друзьями. Так и сделали. Ну остальные причины очевидны – работа в офисе угнетает и сил там работать нет. Очень сильным толчком для действий стало знакомство с Борисом Куприяновым. Он очень помог и собственным вдохновляющим примером и добрым словом и советом и знакомствами.

Что было самым сложным делом в осуществлении проекта? Были ли какие-либо препятствия со стороны полиции или властей?

Нет, с их стороны пока никаких препятствий не было. Самая большая трудность – мотивировать людей. Очень мало, как выяснилось, людей способныx работать за идею без денежного стимула. Даже и убеждённых «леваков».

Что чувствуешь, работая над "Все свободны", по сравнению с предшествующей занятостью, суть которой в основном заключалась в обогащении начальника и владельца предприятия? Самое приятное чувство и наоборот?:)

Самое приятное это ощущение усталости. По сути, ты целый день тусишь и устаешь от этого – это приятно, это осознание того, что ты общаешься с людьми, с которыми тебе действительно нравится взаимодействовать. Это достаточно тяжело. Например, сейчас когда мы разговариваем – у меня первый выходной за этот месяц, все остальные дни я провела в магазине, но это время прошло по-настоящему хорошо. Конечно, попадается много фриков, каких-либо городских сумасшедших, но их число незначительно по сравнению с теми людьми для которых магазин стал интересным открытием.

Самое неприятное – это ощущение, когда тебе не верят. Когда приходят в магазин с фразой «можно поговорить с вашим начальством» и скептически слушают объяснения о том, что никакого начальства нет. Или когда людей интересует лишь окупаемость заведения. Не твои идеи и не книги, а лишь звон монет и то чужих многих волнует.

Насколько сложно на твой взгляд повторить вашу инициативу? Санкт-Петербург - крупный город с большим количеством заинтересованных во "Все свободны" людей, как ты считаешь, возможно ли открытие подобного магазина в других местах где-либо в провинции? Что для этого необходимо в первую очередь?

Думаю возможно, причём практика это подтверждает: в Перми есть магазин «Пиотровский» близкий нам по формату, недавно открылся подобный книжный в Пензе. Я думаю, такие инициативы будут востребованы в каждом городе, просто в небольших городах, чтобы держаться на плаву может потребоваться дополнительно продавать канцелярию и учебники. Для того чтобы его открыть в первую очередь нужна вера в себя – это самое важное. Ну и ещё надо точно знать зачем это тебе и что ты хочешь сделать.

Насколько известно, первоначально магазин должен был открываться под названием "Фаланстер в Спб" - почему этого не произошло?

Немного не так: Фаланстер был скорее идейным примером, ориентиром на который мы равнялись наряду с аналогичными европейскими проектами. Назвать магазин «Фаланстером в Спб» мы не планировали, это был рабочий вариант, когда надо было уже как-то называться, а мы ещё не пришли к единому мнению.

Каких политических взглядов придерживаются участники проекта "все свободны" и ты в частности?

Раньше я позиционировала себя как анархиста, но разновидностей анархизма и того, что под этим словом понимают слишком много. Сейчас мне кажется логичней обозначать, что я придерживаюсь таких-то и таких-то идей и принципов. Если говорить об общих принципах, которые разделяют все в магазине, то это в первую очередь: самоорганизации, мы организуемся по принципу горизонтальной иерархии [1] и такой принцип как «если ты видишь дело, которое необходимо сделать – это дело необходимо сделать именно тебе», то есть у нас нет такого что кто-то приходит и говорит «ребята надо подмести пол, заказать книжку и т.д.». Говорят - «ребят, я подмёл пол и заказал книжку»). Некоторые участники не определяют себя как анархистов, но по факту действуют либертарно.

Многие считают, что подобные предприятия отличный способ улучшить свою собственную жизнь, избавиться от начальства и приобрести непосредственный опыт самоуправления, но также и что всё это является скорее дополнением к другим методам борьбы. Какова твоя точка зрения? Чем помимо магазина заняты люди, работающие в нём?

Я воспринимаю «Все свободны» скорее как наглядный пример для окружающих. Мне кажется, что это само по себе достаточно важно и сейчас основные усилия сконцентрированы именно на магазине. Помимо него в последнее время я занималась кампаниями по освобождению нескольких политических художников, также делаю передачи на радио FreeNode – последняя из них вышла 9 мая. В целом все по-разному, другого единого направления деятельности у нас нет. В целом, я согласна – это один из методов не «борьбы», но «правильной» жизни в обществе. То есть создание «правильного» с твоей точки зрения пространства.

Испанские анархисты, вспоминая революцию 36-37 годов, говорили: “Мы многого достигли, но сделали это нехорошо. Вместо старых владельцев мы поставили полдюжины собственников. Нет никакой необходимости создавать в Испании новый вид собственников, следует, напротив, социализировать собственность существенную” имея ввиду то, что одно самоуправление само по себе не отменяет рыночной экономики, не угрожает капитализму и не приводит к либертарному коммунизму. Как ты считаешь, каким должен быть следующий шаг к безвластному обществу после того как предприятия перейдут в руки тех, кто на них трудится?

Мне кажется, одной переменой системы управления не добьёшься желаемого, впрочем, как и обобществлением производства и т.д. Необходимо изменение сознания людей, чтобы они задумывались о «соседе», тех людях, которые находятся рядом с ними. Очень важно воспитывать в окружающих ответственность и вовлечённость во всё происходящее, чтобы выбить из головы политику «лишь бы меня не трогали». Чтобы выбить из головы мнение, что раз это не моя личная собственность – значит мне всё равно. Я имею ввиду, когда людей фактически не интересует всё, что происходит за порогом их уютного мирка. Надо как-то переубедить всех, что мир вокруг зависит от них, а не от далёких неведомых дяденек, на которых они возложили некую надежду. Если ты хочешь знать по пунктам мою политическую программу после захвата почтамта, телеграфа, роспуска отрядов вооружённых людей и замены их дружинниками, то это сложный вопрос, и, пожалуй, надо сначала отрастить окладистую седую бороду, чтобы на него ответить. Но в целом, видится мне, что должна быть очень чётко организованная сеть людей, которые будут ответственно координировать необходимые для жизни сферы: чтобы никто не голодал, никого не убивал, чтобы производство продолжало производить, а интернет работал.

Большинство самоуправляющихся предприятий недолговечно: во многом это связано с тем, что инициатива всё равно должна действовать в условиях навязанных рынком. Как вы оцениваете будущее проекта? Чего хочется достичь? Какие планы?

Не то чтобы в условиях рынка, а стимулировать её участников достаточно – морально или финансово. Фаланстер работает уже 9 лет – вот живой пример. Мне кажется, что в развале инициатив подобных нашей - дело не в самоуправлении, а в самом предприятии: влияет не только рынок, но и сами отношения, и интересы участников. Многие люди просто ленивы или быстро остывают.. Мне хочется верить, что мы будем вне системы «рынка» в том смысле, что никогда для нас не будут важны коммерческие ценности. Я хочу, чтобы в Питере, да и вообще по всей России была люди и места, где заинтересованы не в зарабатывании бабла, а в том, чтобы мир стал лучше. Хочется помогать другим, и чтобы таких проектов было много.

Вопрос к профессионалу) Какие книги ты бы посоветовала читателю этого интервью?

Мне кажется, мало читают классику: Маркса, Бакунина, Кропоткина – в основном читают статьи о них и пересказы. Из недавно изданных и переизданных книг - «Штурмуя небеса» Ультра-Культуры 2.0 и их же «Грядущее восстание», книги Славоя Жижека - поп-зведы мира философии. «Забытый интернационал» Вадима Дамье. Читать больше антиутопий. Весьма советую Савинкова, особенно «Воспоминания террориста». Больше читать социологии, политической критики. Иногда проще советовать издательства – Гилея, НЛО.

________________________________________

Примечание по поводу термина "горизонтальная иерархия", никогда о нём не слышал сам, но Люба пояснила следующим образом. Если есть принципиальные возражения - то она готова изменить на "горизонтальные отношения"

[1] http://www.e-college.ru/xbooks/xbook031/book/index/index.html?go=part-007*page.htm Горизонтальная иерархия - Отношения зависимости и влияния, складывающиеся между формально одноуровневыми системами или подсистемами. Фактически это гетерархические отношения, складывающиеся в горизонталях управления. Они могут возникать спонтанно, в рамках традиционной иерархии (формально равноправные финансовый отдел и, скажем, хозяйственный отдел, по факту обладают разным влиянием и воздействием на принимаемые решения), или специально выстраиваться (рабочие команды, проектные группы и т.д.)

Сайт магазина: http://vse-svobodny.com

Текст опубликован в последнем выпуске журнала "Автоном". В Москве и Петербурге журнал можно приобрести в независимых книжных магазинах, их списмо смотрите в разделе "Места продажи". Со списком корпунктов "Автонома" в регионах можно ознакомиться здесь. Также вы можете заказать журнал по почте, заказы направляйте по адресу avtonomjournal@gmail.com.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Анархисты в России в начале 20 века не называли себя левыми, выступали против национализации, а часть из них была не согласна с большевиками в октябре 1917 г. И даже те, кто был согласен, мечтали позднее свергнуть большевиков. У меня тут вышел забавный разговор с одним очень достойным...

6 дней назад
4
Michael Shraibman

В театре МХАТ им. Горького посмотрели спектакль "Таня" с Кристиной Пробст в главной роли. Увидев на экране или на сцене зловещую цифру 1938, вы можете подумать, что спектакль о репрессиях. И ошибетесь. Пьеса написана в 1938 г в СССР, разумеется, репрессии в ней не упоминают. Стоит...

1 неделя назад
5

Свободные новости