Емкие фразы: О возможности теоретической дискуссии перед дракой

В очередной раз бесплатно пройдя в метро, автор столкнулся с мужиком, попытавшемся заставить его оплатить проезд. И вот о чем он подумал.

Я бы мог задавить его интеллектом, но не нашёл, куда давить... Да и ругань перед возможной дракой  — такой специфический вид общения, когда нужно успеть за несколько секунд объяснить незнакомому дебилу, в чём он дебил. Что он мерзкая краснопёрая тварь, одуревший раб, низший в иерархии воров, что вся его жизнь ещё в детстве была украдена, а он, как лох и фуфел, служит этим ворам верой и правдой , что его наебали, а он наёбываться рад, что неужели ты, мужик, сам не видишь, что они там с блядьми, тачками и на Канарах за твой счёт, а ты тут в метро с женой и на работу, чтоб хоть как-то отдать квартплату, налоги… Кому? ИМ! ИМ, БЛЯДЬ! Хозяевам твоим, кого ты сейчас так рьяно защищаешь и по чьим правилам ты призываешь жить! Неужели ты всего этого можешь не видеть?!

А дебил-то тебя ещё и слушать не хочет, и знать не знает, и не думал об этом обо всём толком никогда. А если и думал, то не головой, а телевизором. И в глупости и невежестве своём, подгоняемый тысячами ложных причин и страхов, внушаемых слугами воров, он стремится влиться в эту систему, служить, давить, принуждать, лгать, страдать и заставлять страдать, да ещё и с таким усилием, что не каждый мусор на зарплате так работает!

Ты хочешь пожалеть его, что он так болен, что эти уроды свели его с ума, что всю жизнь он прожил во лжи, что это невъебенно грустно, что так много лет он шёл по дороге жизни не в ту сторону! Ты хочешь сказать ему: «Успокойся, брат! Нам нечего делить. Это они внушили тебе, что я враг. Я не враг! Я друг, я хочу, чтобы всем на свете было хорошо, я много стараюсь ради этого, я много думаю об этом». А вместо этого орёшь: «Руки, бля, убери свои!»

Сложно за несколько секунд рассказать кричащему на тебя незнакомцу, что всей этой системе тысячи лет, что все эти тысячи лет они совершенствовали свою ложь. Ведь они не всегда были главами корпораций с целой свитой ряженых президентов, министров, экспертов, звёзд шоу-бизнеса и эстрады, наглых попов, бодро осваивающих свободный рынок и прочих прихлебателей с последним звеном в виде тебя, дорогой усатый дебил. Сначала они были просто обычными бандосами. Мол, мы с пацанами дружиной по району прошвырнулись, дань пособирать. А чтоб дань легче собирать, назвали её налогом. Чтоб сами приносили. А чтоб лучше отдавали, убедили всех, что только так жить и можно, что иначе люди сами себя не прокормят, от бандосов с соседнего района не уберегут… Так и появилось первое государство.

Государство – это, по сути, бандиты, которые узаконили и упорядочили свой грабёж. Легитимизировали, бля, его! С тех пор неотёсанная дубина сменилась на дубину резиновую, церковь на супермаркет, бандосы совсем обленились и уехали с блядями на Канары, оставив за себя президента, чтоб он был красивый и всем нравился, и целую систему отточенной лжи, убеждающей всех и каждого, что он должен жить по их схеме. Система лжи многогранна и непонятна. В этом-то одна из её сутей. Всех запутать и поделить. Что б люди гнались за недостижимой иллюзией красивой жизни, манящей с обложек глянцевых журналов, что б пугал неотвратимостью закон, чтоб учителя убеждали со школьных парт, и давали только те знания, вкладывали только те истины, которые удобны.

Они сделают всё, чтобы ты не заметил, не понял, не поверил.. Они дадут тебе бухло, секс, наркоту, интернет, игры, верования, моду — всё, что угодно! Всё, чтобы поделить нас, запутать, отвлечь, напугать, но заставить остаться в этой системе. Заставить платить им налог, а также работать на них и покупать у них же плоды нашей работы.., А ведь на самом деле никаких «их» нет. Это всё мы сделали. Огромную машину самоугнетения. Логика власти и законы обезумевшего рынка, диктуют нам, как жить. И в этой бездушной схеме прибыли и иерархии нет места ничему истинно живому, истинно человеческому… «Дебил ты!» – выкрикнул я, задыхаясь от невозможности донести больше. Его даже дёрнуло на секундочку, будто бы он почувствовал мою мысль...

Но нет :)

В общем, поэтому встаёт вопрос, как запихнуть годы размышлений, десятки книжек, сотни примеров в одну-две ёмкие фразы, которые сможет понять самый обыкновенный пассажир?

Игорь Адсов

Текст опубликован в последнем выпуске журнала "Автоном". В Москве и Петербурге журнал можно приобрести в независимых книжных магазинах, их списмо смотрите в разделе "Места продажи". Со списком корпунктов "Автонома" в регионах можно ознакомиться здесь. Также вы можете заказать журнал по почте, заказы направляйте по адресу avtonomjournal@gmail.com.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Анархисты в России в начале 20 века не называли себя левыми, выступали против национализации, а часть из них была не согласна с большевиками в октябре 1917 г. И даже те, кто был согласен, мечтали позднее свергнуть большевиков. У меня тут вышел забавный разговор с одним очень достойным...

5 дней назад
4
Michael Shraibman

В театре МХАТ им. Горького посмотрели спектакль "Таня" с Кристиной Пробст в главной роли. Увидев на экране или на сцене зловещую цифру 1938, вы можете подумать, что спектакль о репрессиях. И ошибетесь. Пьеса написана в 1938 г в СССР, разумеется, репрессии в ней не упоминают. Стоит...

1 неделя назад
5

Свободные новости