Криптография против государства: шифропанки и война за будущее

Мы продолжаем публиковать материалы из 36 номера журнала "Автоном", который вскоре вы сможете приобрести.

Джулиан Ассанж — у большинства тех, кто слышит это имя, возникают ассоциации лишь с WikiLeaks. Сайт, опубликовавший крупнейшие в истории утечки государственной информации: дипломатическая переписка, видеозаписи, секретные материалы... Благодаря WikiLeaks (а позже — и разоблачениям Эдварда Сноудена), мир получил множество доказательств того, что и так подозревал почти каждый: государства заботятся вовсе не о своих гражданах, а лишь о благополучии бюрократического аппарата и о качестве тотального контроля. Появление WikiLeaks, безусловно, одно из наиболее значимых событий начала XXI века, и прекрасного австралийца Ассанжа стоит поблагодарить уже за это (хотя сейчас ему, запертому в лондонском посольстве Эквадора, несладко).

Между тем, Ассанж не взялся из ниоткуда. Он происходит из среды, гораздо менее распиаренной на широкой публике, но хорошо известной в узких кругах: "шифропанков" (cypherpunks). Если кратко, шифропанки — это тусовка интернет-активистов (изначально электронная рассылка), зародившаяся в США в конце 80-х — начале 90-х годов. Впрочем, она быстро вышла за пределы государственных границ: Интернет к этому располагал.

Главная идея шифропанков весьма проста. Государства являются аппаратами насилия и принуждения. Сопротивляться государству на материальном уровне почти невозможно или крайне сложно. Но спасение лежит в том, что технический прогресс выдвинул информацию на первый план в структуре современной экономики. Информацию же можно шифровать, причём средства для сильной криптографии технически вполне доступны для любого индивидуума. В то же время взломать правильно реализованные криптографические алгоритмы не может ни одно самое могущественное государство. Это обеспечивает защиту и сохранение личного пространства, позволяет сохранять анонимность в Сети, и главное — открывает путь к социальным и политическим изменениям, неподконтрольным государству. Без информации государственные Големы бессильны, следовательно, нужно лишь пропагандировать и всячески распространять инструменты шифрования. Этим и занимаются шифропанки.

Участники этого движения так или иначе внесли вклад в создание таких широко известных ныне инструментов, как PGP(gpg), OTR, Tor, BitTorrent, OpenSSL и других. Сам Джулиан Ассанж, между прочим, тоже не чужд прикладной криптографии: он один из авторов концепции "отрицаемого шифрования" (deniable encryption). Криптографические алгоритмы, обладающие этим свойством, не позволяют противнику никоим образом доказать сам факт шифрования: зашифрованные сообщения неотличимы от случайного набора байтов. За три года с 1997 по 2000 Ассанж написал целый программный комплекс Rubberhose, реализующий эту концепцию. Сейчас она используется почти в любом вменяемом криптографическом программном обеспечении, включая любимый многими TrueCrypt.

Таким образом, шифропанки сделали многое для того, чтобы у нас было чуть больше свободы в Сети, а у государства — чуть меньше возможностей для контроля. Как ещё в 1993 году сказал Эрик Хьюз, один из них:

"Безопасность личного пространства — это необходимость для открытого общества в электронный век. Наивно было бы думать, что государства, корпорации или любые другие большие безликие организации обеспечат нам эту безопасность. Если мы хотим, чтобы она у нас была, мы должны бороться за неё самостоятельно. Шифропанки пишут программы. Мы знаем, что кто-то должен создавать софт для защиты личного пространства - и мы собираемся это сделать".

Легко увидеть здесь хорошо читаемые параллели с давней идеей антиавторитарных левых о том, что "никто не даст нам избавленья — ни бог, ни царь, и ни герой, добьёмся мы освобожденья своею собственной рукой". Шифропанки также стоят на прочной либертарной основе — "никакого доверия государству, доверие лишь друзьям и законам природы". Джон Гилмор, ещё один известный персонаж из тех же кругов:

"Я хочу построить общество следующего характера. Мне нужны гарантии — не от государственных законов, а от законов физики и математики — что у нас есть реальная безопасность личных коммуникаций".

В 2012 году, когда Джулиана Ассанжа уже вовсю прессовали разнообразные государства, он со своими друзьями-шифропанками Якобом Аппельбаумом, Энди Мюллером и Джереми Циммерманом опубликовал книгу "Шифропанки: Свобода и Будущее Интернета". Мне кажется, что её должен прочитать каждый анархист или левый, или просто человек, обеспокоенный взаимодействием Государства и Сети. В условиях, когда информация в цифровой форме становится "нефтью XXI века", а правительства усиливают попытки контроля над Интернетом, ставить эти вопросы просто необходимо. Иначе последствия могут быть катастрофическими.

Книгу Ассанжа в 2014 году всё-таки издали на русском, текст легко найти в Интернете. "Автоном" публикует русский перевод введения, с которого книга начинается. В лучших шифропанковских традициях, перевод сделан коллективно анонимными волонтёрами на сайте translatedby.com.

Ketzal

Введение: вооружайтесь криптографией!

Эта книга не манифест. Сейчас нет времени для этого. Эта книга — предупреждение.

Мир даже не движется, а галопом скачет к новой транснациональной антиутопии. Такое развитие событий не было должным образом воспринято за пределами кругов, ответственных за национальную безопасность. Оно было спрятано за завесой секретности, сложности и масштабности. Интернет, наш величайший инструмент эмансипации, был преобразован в самый опасный проводник тоталитаризма, который мы когда-либо видели. Интернет — угроза человеческой цивилизации.

Эти изменения произошли тихо, потому что те, кто знают, что происходит, работают в глобальной индустрии слежки и им незачем рассказывать. Предоставленная своей собственной траектории, в течение нескольких лет глобальная цивилизация превратится в постмодернистскую надзорную антиутопию, побег от которой для всех, кроме наиболее умелых индивидов, станет невозможным. На самом деле, вполне возможно, что мы уже там.

Многие писатели размышляли о том, что Интернет значит для глобальной цивилизации, но они ошибались. Они ошибались, потому что у них нет того ощущения перспективы, которое приносит непосредственный опыт. Они ошибаются, потому что никогда не встречались с врагом.

Ни одно из описаний мира не выживет первого контакта с врагом.

Мы встретились с врагом.

В течение последних шести лет WikiLeaks имел конфликты почти с каждым влиятельным правительством. Мы знаем новое полицейское государство изнутри, поскольку мы проникли вглубь его секретов. Мы знаем его с точки зрения бойца, поскольку мы были вынуждены защищать наших людей, наши финансы и наши источники от него. Мы знаем его в глобальной перспективе, поскольку у нас есть люди, активы и информация почти в каждой стране. Мы знаем его в долговременной перспективе, поскольку мы боролись с этим явлением на протяжении многих лет и видели, как оно удваивалось и распространялось, снова и вновь. Это вторгшийся паразит, жиреющий за счёт обществ, соединённых Интернетом. Он переворачивает планету, заражая все государства и народы перед ним.

Что нужно сделать?

Однажды, в месте, у которого нет физических координат, мы, конструкторы и граждане молодого Интернета, обсуждали будущее нашего нового мира.

Мы видели, что отношения между людьми будут опосредованы нашим новым миром, и что природа государств, которые определяются тем, как люди обмениваются информацией, экономическими ценностями и насилием, тоже изменится.

Мы видели, что слияние существующих государственных структур и Интернета открыло возможность изменить природу государства.

Во-первых, вспомните, что государства — это системы, через которые течёт насилие. Фракции внутри государства могут соревноваться за поддержку населения, что ведёт к феномену демократической видимости, но основание государств — это систематическое применение и избегание насилия. Собственность на землю, имущественные права, рента, дивиденды, налогообложение, судебные штрафы, цензура, копирайты и торговые знаки — всё это насаждается под угрозой применения государственного насилия.

Основную часть времени мы даже не осознаём, насколько близки мы к насилию, поскольку все мы идём на взаимные уступки для избегания его. Подобно морякам, чующим ветер, мы редко размышляем, как наш поверхностный мир подкрепляется снизу темнотой.

Но что будет проводником насилия в новом пространстве Интернета?

Есть ли вообще смысл задавать такой вопрос? В этом пространстве не от мира сего, выглядящем как платоновское царство идей и информационных потоков, можно ли вообще говорить о принуждающей силе? Силе, которая может модифицировать исторические записи, прослушивать телефоны, разлучать людей, превращать сложное в руины, воздвигать стены, действуя подобно армии оккупантов?

Платоновская природа Интернета, идеи и информационные потоки, обесценивается его физической природой. В его основе оптоволоконные кабели, протянутые по дну океана, спутники, кружащие над нашими головами, серверы, расположенные в зданиях городов от Нью-Йорка до Найроби. Подобно солдату, убившему Архимеда обычным мечом, вооружённые "правоохранители" смогли захватить контроль над высшим достижением западной цивилизации, нашим платоновским царством.

Новый мир Интернета, абстрагировавшийся от старого мира грубых атомов, жаждал независимости. Но государства и их друзья стремились контролировать наш новый мир — путём контроля над его физическими основами. Государство, как армия вокруг нефтяной скважины, или таможенник, берущий взятки на границе, вскоре научится использовать свой контроль над физическим пространством, чтобы заполучить контроль над нашим платоновским царством. Оно будет предотвращать независимость, о которой мы мечтали, а затем, сидя на оптоволоконных кабелях и вокруг наземных спутниковых станций, оно займётся массовым перехватом информационных потоков нашего нового мира — самой его сущности — даже тогда, когда они охватят все человеческие, экономические и политические взаимоотношения. Государство проникнет в вены и артерии наших новых обществ, поглощая все взаимоотношения, выраженные или высказанные, каждую прочтённую веб-страницу, каждое отосланное сообщение и каждую мысль, вбитую в поисковый движок, а затем будет вечно хранить это знание, миллиарды перехватов в день, немыслимое могущество, в огромных сверхсекретных кладовых. Оно продолжит снова и снова добывать это сокровище, коллективный интеллектуальный продукт миллиардов индивидов. Оно будет всё больше совершенствовать алгоритмы поиска и выявления структуры в данных, обогащая это сокровище и максимизируя дисбаланс власти между перехватчиками и теми, у кого перехватывают. А затем государство отразит то, что узнает, обратно в физический мир, чтобы начинать войны, нацеливать беспилотники, манипулировать комиссиями ООН и торговыми сделками, и чтобы обеспечивать преимущества своей широкой сети бизнесов, инсайдеров и дружков.

Но мы кое-что открыли. Нашу единственную надежду против тотального доминирования. Надежду, которую вместе с храбростью, пониманием и солидарностью мы можем использовать, чтобы сопротивляться. Странное свойство физической вселенной, в которой мы живём.

Вселенная верит в шифрование.

Зашифровать информацию проще, чем расшифровать.

Мы увидели, что мы можем использовать это странное свойство для создания законов нового мира. Абстрагировать наше новое платоновское царство от его материальной основы в виде спутников, подводных кабелей и их контролёров. Укрепить наше пространство криптографическим занавесом. Создать новые земли, запретные для тех, кто контролирует физическую реальность, поскольку, чтобы последовать за нами туда, им потребуются бесконечные ресурсы.

И таким способом объявить независимость.

Учёные из Манхэттенского проекта открыли, что вселенная разрешает создание ядерной бомбы. Это не было очевидным выводом. Могло быть так, что ядерное оружие находится вне законов физики. Тем не менее, вселенная верит в ядерные бомбы и атомные реакторы. Они — явление, которое благословила природа, также как соль, море или звёзды.

Подобным образом, вселенная, наша физическая вселенная, имеет такое свойство, которое делает возможным надёжно, автоматически, не обладая специальными знаниями, что-нибудь зашифровать так, что все ресурсы и вся политическая воля сильнейших сверхдержав на Земле не сможет это расшифровать. И пути шифрования между людьми могут объединяться в сети для создания регионов, свободных от внешней принуждающей силы государства. Свободных от массового перехвата. Свободных от государственного контроля.

Таким способом люди могут противопоставить свою волю воле готовой на всё сверхдержавы — и выиграть. Шифрование — это воплощение законов физики и оно не слушает крики государств, будь они даже транснациональными антиутопиями слежки.

Не является очевидным, что мир должен был работать таким способом. Но почему-то вселенная улыбается шифрованию.

Криптография — это высшая форма ненасильственного прямого действия. В то время как ядерные державы могут осуществлять неограниченное насилие над миллионами индивидов, сильная криптография означает, что государство, даже осуществляя неограниченное насилие, не может помешать намерению индивидов хранить от него свои секреты.

Сильная криптография может сопротивляться неограниченному применению насилия. Никакое количество принуждающей силы никогда не решит математическую задачу.

Но можем ли мы взять этот странный факт мира и сделать его фундаментом здания освобождения — ради независимости человечества в платоновском царстве Интернета? И по мере того, как общества сливаются с Интернетом, возможно ли, что свобода отразится назад в физическую реальность, чтобы переопределить государство?

Вспомните, что государства — это системы, определяющие, где и как постоянно применять насилие.

Вопрос о том, сколько насилия может просочиться в платоновский мир Интернета из физического мира, получает ответ в криптографии и идеалах шифропанков.

Сейчас, когда государства сливаются с Интернетом и будущее нашей цивилизации становится будущим Интернета, мы должны переопределить отношения власти.

Если мы этого не сделаем, то универсальность Интернета сольёт глобальное человечество в одну гигантскую систему массового наблюдения и массового контроля.

Мы должны бить тревогу. Эта книга — крик дозорного в ночи.

20 марта 2012 года, находясь под домашним арестом в Великобритании и ожидая экстрадиции, я встретился с тремя друзьями. Они тоже дозорные, и уверены, что в унисоне наши голоса могут разбудить город. Мы должны рассказывать о том, что узнали, пока для тебя, читатель, всё ещё есть шанс понимать и действовать по поводу происходящего.

Пришло время взять оружие нашего нового мира и бороться за себя и за тех, кого мы любим.

Наша задача — обеспечить самоопределение везде, где это возможно, и повсюду сдерживать надвигающуюся антиутопию. Если же не удастся совершить большего, то мы должны хотя бы ускорить саморазрушение этой антиутопии.

Джулиан Ассанж, Лондон, октябрь 2012.

 

Авторские колонки

Нас держат не на цепях, а в бутылке

Когда мы говорим о средствах контроля авторитарного государства над обществом, что приходит нам на ум? Конечно же, милиционеры в шлемах, резиновые дубинки, автозаки, тюрьмы, спецслужбы ... На худой конец - телевизор, пропагандистские билборды, провластные тролли в комментах. Но есть один инструмент...

3 дня назад
Николай Дедок
Бруно Травен

Когда в мировых СМИ появляется очередной рейтинг лучших писателей или романов всех времен, то неизбежно приводятся такие обоснования, как количество изданий, влияние на историю, значимость проблем, освещенных автором, набор премий и так далее. Поэтому, когда начнется драка за звание величайшего...

1 неделя назад
R.P.

Свободные новости