Александр Кольченко: я надеялся на распространение борьбы

Александр Кольченко

Александр Кольченко - крымский анархист, был арестован в 2014 году по так называемому "делу крымских террористов", которыми якобы руководил кинорежиссер Олег Сенцов. Кольченко получил десять лет лишения свободы, отбыл половину срока и был отпущен в рамках операции по обмену военнопленными и политзаключенными с Украиной. Кольченко рассказал "Автоному", как его арестовывали и чем он намерен заниматься сейчас.

Как ты стал анархистом?

- Я стал анархистом лет в 16. Сначала на уроках истории Украины в старших классах мне стало интересно, почему при рассмотрении Гражданской войны столько внимания уделяется различным силам (большевикам, белым, УНР, Директории и т.д.) и так мало - махновцам. Начал читать рефераты и статьи о Махно и РПАУ (Революционной повстанческой армии Украины). Потом понеслась субкультурная жизнь, побоища с ультраправыми (хотя я до сих пор не умею драться). Но вскоре и антифашизм, и анархизм стали для меня по важности намного большим, чем чисто субкультурным явлением. Году примерно в 2008 мы создали Крымскую Федерацию Анархо-Коммунистов с намерением в дальнейшем присоединиться к "Автономному Действию", так как на тот момент это объединение нам казалось наиболее подходящим и наиболее близким. В 2009 году во время эколагеря в Севастополе КФАК была принята в АД как коллективный участник, региональная группа. С годами я видел, как некоторые товарищи "взрослели", для кого-то это всё было "юношеским максимализмом". Меня мама-тюрьма, а также большой объем прочитанной там литературы только укрепили в моих убеждениях.

Чем ты занимался, когда произошла аннексия Крыма?

- На момент аннексии Крыма я учился на заочной форме обучения и параллельно работал в полиграфии оператором послепечатной обработки. Сразу после аннексии из-за проблем с транспортировкой через административную границу с Крымом расходных материалов, а также из-за проблем с банковскими переводами, основные производственные мощности были эвакуированы в Киев, а меня уволили по сокращению. Что же касается активизма, то с начала Майдана мы некоторое время не могли определиться с нашим отношением к этим событиям из-за того, что так называемые "лидеры Майдана" (которых впоследствии называли с сарказмом "актерской сотней") пытались узурпировать широкое народное движение. С началом аннексии мы с товарищами по антифашистскому движению ходили на антивоенные акции против ввода российских войск в Украину, но, к сожалению, не смогли выступить как организованная сила, предъявить свою позицию. Мы обеспечивали безопасность этих мероприятий.

Была ли какая-то группа, пытавшаяся организовать силовое сопротивление оккупации? Знал ли ты до ареста Геннадия Афанасьева, Алексея Чирния и Олега Сенцова?

- Всё, что тогда происходило в Крыму, наводило на мысль, что легальные методы борьбы себя исчерпали: срыв акций титушками (провокаторами), разгон митингующих работников "Крымтроллейбуса" так называемыми "вежливыми людьми" с направленными в сторону работников автоматами, похищения людей и т.д. Многие в то время эмигрировали. Некоторые - ещё до референдума. Так что когда Никита Боркин предложил мне поучаствовать в той акции - поджоге офиса "Партии Регионов" (где также была расположена пыточная так называемой "Самообороны Крыма") - я согласился. С Чирнием я увиделся непосредственно во время этой акции. Я с ним за пару лет до этих событий пересекался на работе на археологических раскопках на Неаполе Скифском в Симферополе. Он был не очень общительным, держался в стороне от коллектива. С Афанасьевым я познакомился через Никиту и до самой акции виделся с ним пару раз. Какой-то устойчивой группы не существовало. Я к этой акции присоединился ситуативно. С Олегом я познакомился ещё в начале Майдана через нашу общую подругу. Он в начале февраля возил нас на Майдан. После этого мы виделись с ним на паре встреч, и несколько раз я его видел издалека. Можно сказать, что мы были знакомы поверхностно. И Олег никакого участия в той акции не принимал.

Поджог изначально был символическим, или он задумывался как более разрушительный?

- Большой разницы не было. Даже если б этот офис «Партии Регионов», где была пыточная так называемой «Самообороны Крыма» был полностью разрушен огнем и стал непригоден для использования, это не изменило бы ситуацию. Мой расчет был скорее на распространение таких методов борьбы. Я надеялся, что нашему примеру последуют другие.

Что происходило потом? Как вас вычислили? Почему Сенцова назначили «главным террористом»?

- Я узнал о задержании Геннадия Афанасьева, когда был на отдыхе в Ялте от своего друга из Симферополя: он стал случайным очевидцем. Афанасьева посреди центральной улицы 9 мая скрутили неизвестные в гражданском и кинули в авто. Я позвонил человеку, который мне и предложил поучаствовать в этой акции и предупредил его о возможной опасности, благодаря чему он сумел выехать из Крыма. Также я позвонил Олегу на всякий случай: он был публичным человеком и более легкой мишенью для репрессий, он тоже был поверхностно знаком с Геннадием, и он мог узнать, что произошло и как можно помочь. Он мне звонил через некоторое время и говорил, что Гена ему звонил и загробным голосом предлагал встретиться, от чего он, естественно, отказался. 10 мая я вернулся в Симферополь, встретился с другом, узнал у него все, что он успел увидеть. Созвонился с Олегом и договорился встретиться вечером, но на встречу Олег уже не пришел. Тем же вечером я поехал в Ялту - на всякий случай. Денег и терпения мне хватило на несколько дней, и 16 мая я вернулся в Симферополь с мыслью: если бы меня действительно искали ФСБ-шники, то уже давно бы нашли, да и зачем я им нужен - неужели это все лишь из-за сгоревшего окна? (Очень глупо.) Меня задержали недалеко от бывшего офиса СБУ (пока это офис ФСБ) (глупо вдвойне) 16 мая.

Как я узнал уже на следствии и на суде, нас вычислили — согласно показаний свидетелей обвинения, знавших Алексея Чирния — из-за того, что Чирний предлагал осуществлять взрывы ЛЭП и мостов каждому второму, а когда был пьян — каждому первому. Дальше точно не знаю, но мы с Олегом так видели развитие событий: Чирний вспомнил своего знакомого по реконструкторским фестивалям химика и не нашел ничего лучше, как позвонить их общему знакомому из этой среды (который был в «самообороне») и спросить номер телефона химика — с целью изготовить энергетический эликсир. Знакомый, естественно, не поверил, доложил командиру. Командир позвонил этому химику, сказал, что его ищет Чирний, знает, что Чирний немного не в себе, и знает, с какой целью он его ищет. Поэтому тот должен явиться в офис ФСБ, где ему дадут все инструкции. Там химику выдали съёмочное оборудование, на которое он примерно в течение месяца снимал безумные откровения Чирния. После задержания Чирния был задержан Афанасьев, на следующий день — Сенцов.

Когда нас задержали, по всем федеральным каналам крутили сюжет, в котором Чирний пришел на место схрона забирать макет СВУ - который был оставлен его другом-химиком, получившим инструкции от ФСБ - где и был задержан ФСБ-шниками. Но когда один журналист году в 2017 или 2018 брал интервью у матери Чирния, случайным образом всплыла деталь — выяснилось, что Чирний был задержан не на месте схрона, а дома. Это обстоятельство поставило ещё больше вопросов, чем было ранее. Олег уже не раз рассказывал, почему — по его мнению — его сделали главным. Во-первых, он был публичной фигурой и в Крыму с началом аннексии занимался многими вещами — от участия в автопробегах до организации эвакуации военнослужащих и их семей на континент, во-вторых - у него были связи с Майданом в Киеве. И, наконец, при личном досмотре у него нашли разные визитки, в том числе визитку Кличко. Для ФСБшников это был джекпот — можно было связать поджог подоконника с политическим руководством Украины. Сенцову сделали предложение — признаться в том, в чем его обвиняли и сказать, что задания поступали от руководства Украину. За это ему обещали максимум 7 лет. Он от дачи показаний отказался и выдал весь расклад уже в суде — где и рассказал, чем занимался в Крыму, как его пытали, какие предложения ему поступали.

Как изменилась Украина после Майдана?

- Хотя и после моего освобождения прошло уже полгода, до сих пор трудно оценить произошедшие изменения в Украине, к тому же значительную часть этого времени я ездил по другим странам. Мне кажется, Майдан мобилизовал многих людей, которые ранее были далеки от политики и гражданской активности. Майдан убил покорность людей. Но в то же время российская агрессия послужила причиной роста шовинистических настроений не только в отношении России как имперского проекта, но и в отношении всех россиян вообще, которые, как принято считать, поддержали и поддерживают этот имперский курс (те самые "86% Крым наш"). Участие ультраправых в боевых действиях в зоне АТО (антитеррористической операции) легитимизировало их и повысило их влияние в обществе. Но с другой стороны, если на волне Майдана и самого начала российской агрессии лидер «Правого Сектора» набрал меньше 1% на президентских выборах, а на президентских выборах 2019 года Руслан Кошулинский (националистическая партия ВО «Свобода»), поддержанный несколькими националистическими организациями, набрал чуть более, чем 1,5%. Это мне вселяет надежду, что у ультраправых нет масштабного политического будущего в Украине. Сейчас в Верховной Раде принимают проект нового Кодекса законов о труде, но я так и не успел ознакомиться с его угрозами.

Чем сейчас занимаешься, в каких начинаниях участвуешь?

- Из-за очень плотного графика я еще не успел наладить постоянные контакты с анархистскими коллективами и инициативами Киева. Кроме поездок и интервью добавляются ещё бытовые заботы по обустройству жилья (у себя и у матери с сестрой) и необходимость уделить хотя бы некоторое внимание самым близким друзьям и подругам. Несмотря на то, что сессия у меня была в октябре (я в тогда был в Чехии), а следующая начинается уже в начале марта, я еще не приступал к учебе. Это будет очень сложно. Сейчас, покуда мой голос еще хоть как-то слышно, хочу способствовать освобождению по обмену своих соотечественников, в том числе Евгения Каракашева, с которым я был знаком лично и который зарекомендовал себя как серьёзный и ответственный товарищ. А также настаивать на необходимости поддержки российских политзаключенных.

Беседовал Валерий Листьев

Текст подготовлен для 39 номера

Комментарии

Ну-ну, за 7 лет еще не понял. Что произошло с Украиной. Видимо нужно просто получить раз по голове на улице от С14 и сразу в голове все прояснится.

Интересно, о "вывозе военнослужащих и их семей". Вот это поподробнее. Я даже в мыслях не могу себе представить чтобы кто-то из российских анархистов имел связи с людьми, напрямую волонтерящими для фсб или мо рф. Это конкретный зашквар. Помощь чинушам. Патриотизм весь этот.

Интервью интересное. Только мало прямых вопросов,  самоцензура.

Рейтинг: 3.3 (4 голоса )

Я боюсь порвать ваш уютный мирок, но курды Рожавы (кумиры анархистов всего мира) регулярно и постоянно взаимодействуют с военными как США, так и России. Не просто "имеют связи", а прямо-таки получают оружие, договариваются о зонах разграничения, и так далее. Всё потому, что курды понимают, что такое "контекст ситуации". Но вы можете, конечно, решить, что курды "помогают чинушам" и это теперь "зашквар".

Рейтинг: 5 (1 голос )

Я говорю про наших, про российских анархов.  Причем тут далекая Рожава?

Представьте на секунду, что фсб "просит" какого-нибудь нашего товарища который живет временно на Украине (у родственников или по работе) помочь вывезти сотрудников гру или военных? Это полный пи...дец. Такое сотрудничество неприемлемо ради интересов государства. Почему же украинские товарищи могут так делать? Нужно одинаково относиться к этому. Ни наши ни украинцы не имеют право на сотрудничество и связи с спецслужбами. Это неприемлемо по политическим взглядам. Кольченко добровольно пошел на такое сотрудничество, его никто не заставлял связываться с этими укропатриотами. Нужно уметь выбирать окружение и тем более подельников раз уж пошел с кем-то на акцию. Так можно и с нациками начать вместе "бороться с режимом". У них тоже много желающих бросить молотова или бомбу. 

Рейтинг: 2.7 (3 голоса )

Анонимный :
Я говорю про наших, про российских анархов.  Причем тут далекая Рожава?

А я говорю про украинских анархов. Их ситуация гораздо больше похожа на Рожаву, чем ситуация анархов в России. Поэтому нужно учитывать контекст. Впрочем, в любом случае,  "вывоз военнослужащих" - это Кольченко рассказывает о том, чем Сенцов занимался, а не сам Кольченко.

Кстати, книги Кропоткина-то вы выбросили уже? А то он призывал поддерживать Российскую Империю в войне против Германии.

Рейтинг: 5 (1 голос )

Да нет, не прояснится, он же против "ультра правых", он за умеренных патриотов"". Верил я что приедет хотя бы после мест заключения свободный антиимперский антинациковский человек вернется, так нет, оно по национал шовинистам и по западу шариться и дальше судя по всему будет в тоне национал-патриотизма жопу рвать, ожидая поддержки от удивительного сообщества полупроплаченных наци-левых в УА и в зарубежье.

Рейтинг: 3 (2 голоса )

А где в интервью Кольченко пропаганда "национал-патриотизма", я так и не понял?

Рейтинг: 5 (1 голос )

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Монсегюр
Michael Shraibman

Мне кажется, что существует проблема, когда вы думаете, что диктатуру легко можно свергнуть, тем более с помощью воздушных шариков. Это, очевидно, не так, но ведь дело не только в диктаторах. Жить с системе, где сменяются более-менее регулярно олигархи у власти, тоже нехорошо, народовластия там нет...

2 недели назад
5
Николай Дедок

Читая новости об избиениях и пытках на Окрестина, смотря видео избиений, все  мы находились в состоянии шока. Каждый из нас, не говоря уже о тех, кто лично прошел через задержания, задавал удивлялся и не понимал: как такое возможно? С начала революции я слышал от людей один и тот же вопрос...

2 недели назад

Свободные новости