Экономическая теория анархизма

Итоги эпохи разума, в которой мы живем, Сара Палин подводит следующим образом: “Теперь не время, чтобы экспериментировать с социализмом”. И это сказано во время страшнейшего кризиса с 1930-ых гг. Анархисты сказали бы, что самое время – но для либертарного социализма.

Капитализм в кризисе (снова!) и отказ от государственного социализма не может не быть понятным. Социал-демократия стала неолиберальной (Новый лэйборизм? Новый тэтчеризм!). Также в этом году отмечается 20-летие окончания сталинизма в Восточной Европе. С его государственным капитализмом и партийной диктатурой сталинизм сделал болезнь (капитализм) более привлекательной, чем лечение (социализм). И анархисты должны это остро прочувствовать – подобно Бакунину, предсказавшему развития событий этих десятилетий до того, как они стали действительностью.

Итак, вот удобный случай для реальной альтернативы. Мы не должны забывать, что капитализм – это всего лишь очередная форма экономики. Прудон утверждал: “радикальный недостаток политической экономики, состоит... в подтверждении обязательного наличия временного условия – а именно, расслоения общества на аристократов [богатую элиту] и пролетариев.” Таким образом, мы имеем рабский труд, с последующим крепостничеством, за которым следует капитализм. Что такое капитализм? Как объяснял Прудон, капитализм - это “период, в котором мы сейчас живем... <его> отличают по специальной характеристике: наёмному труду"(или "La salariat" – термин, любимый французами).

Итак, капитализм – это экономическая система, базирующаяся на наемном труде, что означает поэтапную продажу твоего труда (свободы) боссу. Анархисты это определяют точнее: «наемное рабство».

Анархизм стремится к обобществленному труду, свободному труду, другими словами – к ситуации, в которой те, кто работает, сами управляют работой. В долгосрочной перспективе цель состоит в отмене работы (работа/игра будет одним и тем же). По словам Кропоткина, мы стремимся "создать ситуацию, в которой каждый человек может жить, свободно работая, не будучи вынужден продать [свою] работу и [свою] свободу тем, кто накапливает богатства на труде своих рабов\крепостных".

Корни анархизма

Анархизм не был придуман философами в библиотеке. Его корни, как пишет Кропоткин в своем классическом произведении «Современная наука и анархия», лежат в борьбе и самостоятельных действиях рабочего класса против эксплуатации и угнетения.

Мы не проводим абстрактные параллели между капитализмом и лучшим обществом. Скорее, мы видим структуры нового мира, создаваемого в борьбе внутри капитализма, но против него. Так, ассамблеи и комитеты, созданные для организации забастовки, могут организовывать и производство в свободном обществе. Индустриальные Рабочие Мира называли это «построением нового мира в оболочке старого».

Анархические школы

Выделяют три разные школы анархизма (либертарного социализма): мютюэлизм, коллективизм и коммунизм. Анархо-синдикализм – это, скорее, тактика, чем цель, поэтому его сторонники ориентируются на одну из этих трех школ (как правило, анархо-коммунизм, хотя Бакунин, который первым сформулировал анархо-синдикалистские тактики, называл себя коллективистом). На практике, конечно же, различные направления используют разнообразные схемы, в зависимости от того, чего желают люди, а также от тех объективных обстоятельств, с которыми они сталкиваются. Свобода эксперимента - в этом осстоит основной либертарный принцип. Хотя эти три школы различаются по некоторым вопросам, они всё же разделяют определенные ключевые принципы.

Первый принцип – право владения без частной собственности. Согласно мысли Прудона, выраженной в книге в "Что такое собственность?”, в свободном обществе право собственности заменяется правом использования. Это автоматически подразумевает уравнительное распространение материальных благ.

Второй принцип - обобществление. Это означает свободный доступ к рабочим местам и земле, и, таким образом, конец землевладельцев и работодателей (так называемые “захват и использование”).

Третий принцип – добровольное объединение или, иными словами, самоуправление работников на производстве. Хотя названия рабочих объединений могут меняться (кооперативы, синдикаты, коллективы, ассоциации рабочихи), принцип остаётся один: один человек - один голос. 

Последний ключевой принцип - принцип свободной федерации, базирующейся на свободной ассоциации, которая, в свою очередь, является неотъемлемой частью любой динамичной экономики. Горизонтальные связи между производителями в ней так же важны, как федерации для координации объединенных интересов. Такое положение вещей становится возможным только в условиях децентрализации,поскольку и капиталистические предприятия и сталинистская экономика доказали, что централизация не работает. При этом, организация должна происходить снизу, посредством делегатов, которые получают императивные мандаты и могут быть отозваны в любой момент.

Бакунин чётко описал такой тип экономики, подчеркнув, что “земля принадлежит только тем, кто обрабатывает ее собственноручно; сельскохозяйственным общинам... инструменты производства принадлежат рабочим; ассоциациям рабочих”. Мотивация для принятия решений самоуправляемыми производствами должна быть столь же отлична от капиталистической, как и их структура. По мысли Кропоткина, экономика в разумном обществе должна быть “исследованием потребностей человечества и способов их удовлетворения с наименее возможной тратой человеческой энергии”. Сегодня мы должны добавить к этому и экологические факторы, которые теперь невозможно не учитывать. С чем согласился бы и сам Кропоткин (его классическая работа «Поля, фабрики и мастерские» имела очевидную экологическую перспективу в то время).

Критика права собственности

Чтобы понять анархические взгляды на свободную экономику, вам необходимо понять анархистскую критику капитализма. Общеизвестен афоризм Прудона: «Собственность – это кража». Заявляя это, он имел в виду две вещи. Во-первых, что землевладельцы взимают арендную плату за доступ к средствам существования. Таким образом, арендная плата – это эксплуатация. Во-вторых, наемный труд приводит к эксплуатации. Предполагается, что рабочие произведут больше, чем их заработная плата. Согласно Прудону, "тот, кто трудится становится владельцем - это неизбежный вывод из принципов политической экономии и юриспруденции. И когда я говорю "владелец", я не имею в виду только (как это делают наши лицемерные экономисты) владельца карманных денег, зарплаты, жалованья, - я имею в виду владельца благ, которые он создает, и от которых владелец получает прибыль. . . Рабочий сохраняет даже после того, как он получил свою заработную плату, естественное право на произведенные вещи».

Это обстоятельство и лежит в основе прудоновской мысли о деспотизме собственности. Другими словами, собственность производит иерархические социальные отношения, в которых структура власти позволяет распоряжаться рабочими, обеспечивая их эксплуатацию. Прудон говорит об этом так:

«Вы знаете, что такое быть наемным работником? Это означает работать, подчиняясь предрассудкам другого даже больше, чем его приказам. . . не иметь своего собственного мнения. . . знать, что нет возможностей сэкономить насущный хлеб и страх потерять работу. Наемный работник является человеком, которому собственник при приеме на работу говорит: «Не ваше дело, что вы должны делать, вы ничего не контролируете».

Чтобы достигнуть это, как отмечено выше, права собственности заменяются правом использования. Личное обладание остается только для личных вещей. По мысли Александра Беркмана, необходима "отмена частной собственности на средства производства и потребления, а вместе с ними и капиталистического бизнеса. Личное владение остается только для используемых вами вещей. Таким образом, ваши часы - ваша собственность, но часовой завод принадлежит народу. Земля, машины, и все остальные предприятия общественного пользования будут в коллективной собственности, без возможности купить их или продать. Будет рассматриваться только фактическое использование - это единственное право собственности - не собственности, но владения. Организация шахтеров, например, будет отвечать за угольные шахты, но не как владелец, а в качестве эксплуатационной службы. Аналогичным образом на железных дорогах будет работать профсоюз железнодорожников. Коллективное владение, совместное оперативное управление в интересах сообщества, займет место личного извлечения прибыли из личной собственности". Прудон называл такое владение «владением без хозяев”.

Обобществление

Хотя не все анархисты использовали термин "обобществление", обозначаемое им всё же составляет необходимую основу для свободного общества, потому что оно обеспечивает универсальное самоуправление, предусматривая свободный доступ к средствам производства. Как утверждали Эмма Голдман и Джон Мост, это "логически исключает еще и всевозможные взаимоотношения между господином и слугой».

Эта позиция стала анархистской с тех самых пор, как анархизм назвали анархизмом. Мы находим размышления Прудона 1840 г., что “земля необходима для нашего существования” и, “следовательно, она - общая, следовательно - недоступная присвоению”, “весь накопленный капитал является собственностью общества, никто не может быть его исключительным владельцем.” Это означает, что "фермер не присваивает поле, которое сеет” и “весь капитал... будучи результатом коллективного труда” является “коллективной собственностью.” Неудивительно, что Прудон приводил доводы в пользу “демократически организованных объединений рабочих”, и что, “согласно закону сотрудничества, передача материальных ценностей не распространяется на орудия труда, и не может стать причиной неравенства.”

Как объясняет экономист Дэвид Эллерман, демократическое рабочее место “является социальным сообществом; сообщество на работе важнее, чем сообщество по месту жительства. Это - республика, или res publica – группа людей с общими интересами места работы. Исключительные права управления закреплены как личные права... работников предприятия... Этот метод показывает, как предприятие может быть национализировано (обобществлено) и все же остаться 'частным', т.е. не быть находящимся в собственности правительства”.

Самоуправление

Обобществление логически ведет к исчезновению рынка труда, т.к. люди свободно ищут сообщества, чтобы войти в них, а сообщества ищут единомышленников. Наемный труд уйдет в прошлое, и на замену ему придет самоуправление.

Так на практике выглядит принцип, иногда называемый «рабочим контролем» или, выражаясь словами Прудона, "производственной демократией", - принцип, превращающий рабочие места в "маленькие республики рабочих". Для Кропоткина либертарная экономика должна базироваться на "сообществах мужчин и женщин, которые… работают на земле, на предприятиях, в шахтах и сами управляют производством".

В основе этого, в свою очередь, лежит принцип "один человек – один голос" (равноправная основа структур и результаты). Административно-хозяйственный персонал выбирается и может быть отозван, осуществляется комбинирование ручного и интеллектуального труда,и в этой связи имеет место, скорее, распределение работ, чем разделение труда. Как предложил Прудон, места работы должны представлять собой "общую и нераздельную собственность тех, кто принимает в них участие" - вместо "компании владельцев акций, которые обманом завладели телами и душами наемных рабочих". Это означает свободный доступ со "всевозможной индивидуальной занятостью в сообществах", "право на долю имущества компании" и "право занимать любую позицию". Кроме того, все должности должны быть выборными, а "уставы и нормативные акты требуют одобрения участников".

Таковы признаки, лежащие в основе всех школ анархизма, теперь, о различиях между ними.

Мютюэлизм

Первой школой анархизма был мютюэлизм Прудона (1).

В этой системе рыночная экономика. Ее наличие не подразумевает капитализм, поскольку рыночные механизмы не определяют эту систему. Рыночные механизмы на тысячи лет предшествуют капитализму. Капитализм делает уникальным производство предметов потребления и наемный труд. Мютюэлизм основан на производстве товаров, но с заменой наемного труда на самостоятельную предпринимательскую деятельность и кооперативы.

Это означает, что распределение результатов труда происходит по факту, а не по необходимости. Рабочие получают результаты своего труда полностью, после оплаты вкладов других кооперативов. Это не означает, что кооперативы не будут вкладывать средства в развитие, но объединение само будет определять, какая часть их коллективного дохода будет передана ее членам, а какую часть стоит оставить для использования кооперативом. Следует отметить, что неоклассическая экономическая теория утверждает, что следствие кооперативов - высокий уровень безработицы. Однако, как и многое в этой теории, такое заявление основано на ложных предположениях и, в конечном счете, это теория, предсказания которой не имеют абсолютно ничего общего с наблюдаемыми фактами.

Помимо кооперативов, другая ключевая идея мютюализма – беспроцентный кредит. Предполагается, что будет создан Народный Банк, который будет начислять проценты по ставке, покрывающей расходы (около 0 %). Это позволит рабочим создавать их собственные средства производства. С другой стороны, неоклассическая экономическая теория заявляет, что следствием этого будет проблема инфляции, поскольку кооперативные банки увеличат денежную массу выдачей кредита. Однако, это не так, поскольку кредит не создан как попало, но "нормирован", то есть, дан проектам, которые по расчетам, произведут больше товаров и услуг. Таким образом, это не будет случаем все большего увеличения количества денег в погоне за товарами, деньги будут использованы для создания все большего и большего количества товаров!

Наконец, агропромышленные федерации. Прудон был хорошо осведомлен о проблемах, с которыми сталкиваются изолированные кооперативы и поэтому предложил ассоциациям организовывать федерацию, чтобы снизить риск при помощи солидарности, взаимопомощи и взаимной поддержки. Поскольку все отрасли взаимосвязаны, имеет смысл поддерживать друг друга. Кроме того, федерация рассматривается как способ остановить возвращение капитализма рыночными силами. То же должно относиться и к общественным услугам (таким, как железные дороги, дороги, здравоохранение и т. д.). Эти услуги будут находиться в общественной собственности и в ведении кооперативов рабочих.

Мютюэлизм – реформистская стратегия, цель которой – замена капитализма посредством альтернативных институтов и конкуренции. Немногие анархисты придерживаются этих взглядов.

1) Cтоит заметить, что в академической экономической теории эту систему часто называют «синдикализм» или «рыночный синдикализм», что показывает, что небольшие знания предмета - не препятствие, чтобы писать о нем.

Коллективизм

Следующая школа анархисткой экономической теории – коллективизм, самый известный ее сторонник - Бакунин. Схожая с мютюэлизмом, она менее обоснована рыночно(хотя и основана на распределении по факту). Однако в ней больше составных элементов коммунизма, и большинство её сторонников считают, что она склонна развиться в либертарный коммунизм.

Коллективизм можно определить как компромисс между мютюэлизмом и коммунизмом, но с элементами обеих теорий. Поэтому мы не будем его обсуждать. Подобно либертарному коммунизму, это – революционная теория, считающая, что капитализм невозможно реформировать.

Коммунизм

Во-первых, это не имеет ничего общего со сталинизмом\ленинизмом! Последние представляли собой исключительно примеры госкапитализма, не имеющие ничего общего с коммунизмом, не говоря уже о либертарном коммунизме. Большинство анархистов - либертарные коммунисты, а наиболее известный ее теоретик - Кропоткин. Подобно мютюэлизму и коллективизму, здесь отсутствует рыночная экономика. Коммунизм исходит из ликвидации денег и их эквивалентов. Нет наемного труда и нет наемной системы («от каждого по способностям, каждому – по потребностям»).

Коммунистический анархизм распространяет коллективное владение на продукты труда. Это не означает, что мы совместно используем зубные щетки, просто товары являются доступными без платы для тех, кто в них нуждается. Цитируя Кропоткина: “Коммунизм, но не коммунизм монастыря или коммунизм казармы, прежде защищенный [государственными социалистами], но свободный коммунизм, который предоставляет продукцию, выращенную или изготовленную на всеобщее использование, оставляя каждому свободу распорядиться ей как им нравится в его [или ее] собственном доме”.

Анархисты призывают отменить деньги, поскольку многие проблемы связаны именно с рыночной экономикой как таковой, - проблемы, которые капитализм, несомненно, усугубляет, но которые будут существовать даже в некапиталистической рыночной системе. Совершенно очевидно, что доходы не отражают потребности и справедливое общество признает это. Многие потребности не могут быть предоставлены по рыночным схемам (общественные блага и эффективная медико-санитарная помощь, что очевидно). Рыночные отношения блокируют информацию, необходимую для разумного принятия решений (около £ 5 стоит не называть вам цену загрязнения или условия на рабочем месте, которое ее создает). Они также систематически поощряют антисоциальную деятельность (предприятия, которые не учитывают ущерб от своей деятельности могут снижать цены на продукт для увеличения прибыли и, в результате, будут вознаграждены увеличением доли на рынке).

Рыночные силы становятся причиной коллективного иррационального поведения как результата атомистических индивидуальных действий (например, конкуренция ведет к тому, что люди вынуждены работать больше и дольше, чтобы выжить на рынке, а также становится причиной перепроизводства и кризиса, поскольку предприятия реагируют на те же самые рыночные сигналы и изобилие на рынке). Необходимость получения прибыли к тому же увеличивает неопределенность и, тем самым, вероятность кризиса и, как результат – социальную нищету.

Вместо установленных цен, распоряжение ресурсами в условиях анархо-коммунизма будет основано на сравнении потребительской ценности определенных товаров и их относительных дефицитов. Потребительские стоимости при сравнении должны быть как положительными (то есть, определять, насколько хорошо обеспечивается потребность), так и отрицательными (то есть, определять, какие ресурсы затрачены, какое загрязнение вызывает, сколько труда вложено, и так далее). Таким образом информация о реальной стоимости, не скрытая ценой может быть передана и использоваться, чтобы принять разумные решения. Дефицит будет выявлен обменивающимися информацией синдикатами, сколько заказов они получают в сравнении с их нормальной производительностью – если синдикаты получают больше заказов, индекс дефицита их продукта повысится, поэтому информация передается другим синдикатам, чтобы искать помощников для рассматриваемых товаров.

Факты

Участие рабочих в управлении и участие в доле прибыли предприятия увеличивает производительность. Предприятия, управляемые рабочими, более производительные, чем капиталистические. Шокирующие 94 % от 226 исследований по этой теме показали положительное влияние, а величина более 60 % - является статистически значимой. Интересно, что собственность сотрудника оказывает сильное влияние на показатель, что требует участия рабочего в принятии решений.

Кооперативы, кроме того, имеют незначительные разницы в заработной плате и статусе (от 1 – 10 раз в сравнении с 1 - 200 раз и больше в корпорациях!). Неудивительно, что высокий уровень равенства увеличивает производительность (поскольку работники не любят, когда их наемное рабство делает кого-то богатыми за счет их труда!).

Что касается необходимости фондовой биржи, то нет никакой необходимости обсуждать, насколько фондовые биржи плохи для реальной экономики в текущем цикле, достаточно сказать о серьезных коммуникативных проблемах между менеджерами и акционерами. Кроме того, фондовая биржа поощряет краткосрочную прибыль под длительный рост, что приводит к чрезмерному капиталовложению в определенных отраслях промышленности и увеличивает риски и спекуляцию. В значительной степени, концентрация капитала в банках имеет менее критический экономический цикл, чем на рынке ценных бумаг.

Успешные в условиях капитализма кооперативы, например, испанская федерация кооперативных предприятий «Мондрагон», - обычно работают в группах единомышленников и часто взаимодействуют со своими собственными банковскими учреждениями (что снова подтверждает обоснованность идей Прудона), что подтверждает смысл наличия агропромышленной федерации.

Обратимся к примерам различных социальных революций по всему миру. Ни один анархистский разговор не будет полным без упоминания Испанской Революции 1936 г., и это не исключение. Мы делаем это, поскольку этот пример показывает, что либертарное самоуправление может работать массово, большинство предприятий в Каталонии, были успешно коллективизированы, одновременно с этим, огромными площадями земель владели и управляли коллективно. Позже, во время восстания против неолиберализма в Аргентине происходил захват закрытых производственных помещений. Эти восстановленные предприятия доказывают, что боссы нуждаются в нас, но мы не нуждаемся в них!

Достижение цели

Так, с привлекательностью и обоснованностью наброска либертарного социализма, возникает вопрос, как нам достичь этой цели. Очевидно, что их отдельные элементы будут создавать и поддерживать кооперативы в пределах капитализма. Это может стимулировать обобществление и кооперативы как альтернативу ограничениям, дотациям и национализации.

Большинство анархистов настаивают на участии в поддержке культуры сопротивления и совместной борьбы против капитализма и государства, то есть в поддержке прямого действия (забастовок, протестов, оккупации, и т.д.). Также подчёркивается обязательность ведения борьбы по принципам самоуправления и создание организаций снизу по принципам самоуправления. Целью людей должен стать захват рабочих мест, жилья, земли, и т.д., и таким образом обобществление сможет стать реальностью. Управляя нашей борьбой, мы учимся управлять нашими жизнями; создавая организации для борьбы против существующей системы, мы создаем структуру свободного общества. Вместе мы можем изменить мир!

(Основано на беседах во время конференции сети Radical Routes “Practical Economics: radical alternatives to a failed economic system”. Radical Routes - сеть кооперативов).

Anarcho

Текст опубликован в последнем выпуске журнала "Автоном". В Москве и Петербурге журнал можно приобрести в независимых книжных магазинах, их списмо смотрите в разделе "Места продажи". Со списком корпунктов "Автонома" в регионах можно ознакомиться здесь. Также вы можете заказать журнал по почте, заказы направляйте по адресу avtonomjournal@gmail.com.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Анархисты в России в начале 20 века не называли себя левыми, выступали против национализации, а часть из них была не согласна с большевиками в октябре 1917 г. И даже те, кто был согласен, мечтали позднее свергнуть большевиков. У меня тут вышел забавный разговор с одним очень достойным...

1 неделя назад
4
Michael Shraibman

В театре МХАТ им. Горького посмотрели спектакль "Таня" с Кристиной Пробст в главной роли. Увидев на экране или на сцене зловещую цифру 1938, вы можете подумать, что спектакль о репрессиях. И ошибетесь. Пьеса написана в 1938 г в СССР, разумеется, репрессии в ней не упоминают. Стоит...

1 неделя назад
5

Свободные новости